После Меркель

A A A

Уход Ангелы Меркель оставляет огромную брешь на теле Германии… и много работы её преемнику.

Merkel
В июне интернет взбудоражило появление фрагмента записи немецкой телепередачи 1997 г. На ней тогда ещё не примелькавшаяся Ангела Меркель, министр охраны окружающей среды в правительстве Гельмута Коля, объясняет необходимость срочных мер по борьбе с изменениями климата. Другие участники обсуждения внимательно слушают будущего канцлера Германии, говорившего, что промедление повлечёт за собой лишь более высокие расходы. В случае неудачи, предупреждает она, нас ждут голод, засуха и наплыв беженцев.
Эта запись лишь подчёркивает противоречие, хорошо знакомое тем, кто следил за 16-летним правлением Меркель, которое закончится, когда после выборов 26 сентября будет создана новая правящая коалиция.
С одной стороны, перед нами прилежный учёный и государственный деятель, наделённый способностью разбираться в сложных проблемах и видеть их последствия. С другой стороны, мы видим колеблющегося политика, с трудом переходящего от анализа к действиям.
Четверть века спустя Германия выделяет больше углекислого газа на душу населения, чем большинство других стран ЕС, а на минеральные энергоносители в ней приходится 44% генерации электроэнергии. После появления этой записи Меркель признала на своей последней ежегодной пресс-конференции в качестве канцлера, что не смогла решительно отреагировать на проблему изменения климата.
И так во всём. Во время предвыборной кампании 2005 г. Меркель обещала сократить бюрократию и продвигать инновации. Всё это до сих пор записано в программе её Христианско-демократического союза (ХДС). Её выступления каждые два года на Мюнхенской конференции по безопасности были увлекательными обзорами этой темы, но в них редко говорилось о значимых изменениях во внешней политике Германии. Во время пандемии COVID-19 канцлер выступала как солидная, обнадёживающая фигура, но при этом изо всех сил пыталась навязать свою волю норовистым земельным министрам-президентам.
Порою Меркель больше напоминала монарха, чем канцлера. Она покидает свой пост с заоблачным уровнем одобрения своей деятельности. Три из четырёх кабинетов, что она возглавляла, были правительствами большой коалиции с Социал-демократической партией (СДПГ), что отражало её тяготение к политическому центру и оказывало успокаивающее воздействие на общественную жизнь страны.
Она настолько доминировала в политическом центре, что открытая критика в её адрес стала уже казаться чуть ли не оскорблением Её Величества. Это породило волну мучеников за свободу слова на правом фланге, подталкивающих Германию к культурной войне.
Меркель была незаменимым лидером Европы. А решительная защита ею либеральных ценностей и её скромное поведение были настоящей отрадой в эпоху шумного популизма и националистических шутов.
Merkel 2

На графике показана динамика доли немцев (в % от числа опрошенных), считавших, что Ангела Меркель хорошо справляется со своей работой, в 2005-2021 годах. Особо выделены: победа на выборах и формирование большой коалиции с СДПГ (2005 г.); первый визит в Китай (2006 г.); крах Lehman Brothers и начало финансового кризиса (2008 г.); поправка к Конституции о долговом тормозе (2009 г.); переизбрание и формирование коалиции со СвДП (2009 г.); кризис в еврозоне, помощь Греции и другим странам (2010-2012 годы); отказ от атомной энергетики после катастрофы в Фукусиме (2011 г.); заявление «Если падёт евро – падёт Европа» (2011 г.); переизбрание и формирование новой большой коалиции (2013 г.); заявление «Мы справимся» во время кризиса с беженцами (2015 г.); заключение ЕС миграционного соглашения с Реджепом Тайипом Эрдоганом (2016 г.); Бундестаг проголосовал за однополые браки (2017 г.); четвёртая победа на выборах (2017 г.); возобновление большой коалиции (2018 г.); уход с поста вождя ХДС (2018 г.); пандемия COVID-19 (2020-2021 годы); одобрение пакета восстановления экономики ЕС размером в 750 млрд евро (2020 г.).
Внизу показаны сроки правления президентов Франции и Соединённых Штатов и премьер-министров Британии в 2005-2021 годах. Источники: Исследовательская группа по выборам; The Economist.

В то время как Меркель готовится покинуть свою резиденцию, кое-кто задаётся вопросом, не охватывает ли страну тяга к переменам. Похоже, именно об этом свидетельствует подъём популярности после выборов 2017 г. Партии зелёных, которая хочет изменить строгие правила государственного долга и переосмыслить внешнюю политику. Как показал майский опрос Фонда Бертельсмана, рекордные две трети избирателей хотят значительных политических изменений и почти столько же – нового правительства.
Ряд последних событий подорвал веру избирателей в государство и его учреждения. Беспорядочное руководство во время второй волны COVID-19 перечеркнуло успехи борьбы с первой в 2020 г. Затем настала пора июльских наводнений в Западной Германии, когда явная халатность ряда местных политиков стала причиной гибели почти 200 человек. Обществу оказалось трудно принять и разгром в Афганистане, через который с 2002 г. прошли 150000 военнослужащих Бундесвера.
Несмотря на всё это, тяга к переменам не очень бросается в глаза. Германия прошла пандемию лучше многих других стран. Уровень смертности был низким, а фискальная политика, в частности система оплачиваемых за счёт казны отпусков, смягчила экономический удар. Экономика находится в начале периода устойчивого восстановления. Более двух третей немцев удовлетворены своим экономическим положением. Даже наводнения не стали точкой перелома.
Тусклая предвыборная кампания, перемежающаяся банальными спорами, свидетельствует скорее о том, что ни одна из партий, включая всё более осторожных зелёных, не стремится к многообещающему прорыву.
Как немецкие компании преуспевают в постепенных инновациях, но борются с прорывными, так и изменения в немецком общественном мнении происходят медленно, и их трудно обнаружить. Понимание этого – одна из сильных сторон Меркель. Этому способствовали постоянно заказываемые её канцелярией опросы общественного мнения и фокус-группы. Изменения в её политике обычно были незаметными, но порою оказывались решающими: атомная энергетика, однополые браки и – совсем недавно – общий долг Европейского Союза.
Её самым рискованным шагом было решение не закрывать границы Германии для более чем 1 млн соискателей политического убежища и прочих мигрантов в 2015-2016 годах. Это был быстрый ответ на неожиданный кризис.
То непродуманное решение создало долгосрочные проблемы: оно открыло двери для крайне правой «Альтернативы для Германии», отравило дискуссию о миграции, затруднило либерализацию законов о квалифицированной рабочей силе. Пять лет спустя глубоко расколотый ЕС всё ещё не может реформировать правила предоставления политического убежища, что в итоге может привести его к новому кризису.
Страх перед неизвестным
Всё это вызывает в обществе состояние раздёрганности в преддверии неизбежного ухода Меркель. Это первые послевоенные выборы, на которых действующий канцлер не борется за переизбрание. Кампания была переменчивой. В лидеры гонки вырывались то зелёные, то блок ХДС и их баварских товарищей из Христианско-социального союза (ХСС), то СДПГ.
Рассредоточение симпатий избирателей, похоже, впервые со времён основания Республики делает невозможным формирование двухпартийной коалиции. Редко когда царила такая неопределённость в вопросе об имени следующего канцлера и составе новой правящей коалиции. Это означает длительные коалиционные переговоры после выборов и формирование идеологически неоднородного правительства, которому будет трудно что-либо сделать.
Ещё больше опасаются другие страны ЕС. Меркель формировала ответ всего Союза на кризисы: от помощи странам еврозоны до вторжения России на Украину и выхода Британии. Германия находится в самом сердце континента, и одной из первоочередных задач канцлера было противодействие центробежным силам в ЕС.
Она смогла наладить деловые отношения с такими разными фигурами, как Алексис Ципрас, крайне левый премьер-министр, который чуть было не вывел Грецию из еврозоны, и Виктор Орбаан, самодержавный вождь Венгрии (который унаследует от Меркель звание дольше всех правящего лидера в ЕС).
Политически Германия кажется островком устойчивости в этом бушующем мире. Хотя это выборы, возможно, с самым неопределённым на памяти целого поколения исходом, но ни одна из партий, имеющих серьёзные шансы войти в состав правительства, не покушается на такие основы, как социальная рыночная экономика или приверженность членству в ЕС.
Какой контраст по сравнению с Францией, которая на президентских выборах следующего года, по-видимому, вновь будет заигрывать с Мариной Лё Пен! Или с вечно неустойчивой Италией, где популистские партии поддерживает почти половина населения! Или с глубоко расколотой Польшей, где правительство занято подрывом принципа верховенства права!
Практически ни один из кризисов, обрушившихся на Европу, не угрожал безопасности немцев и не породил у них стремления к переменам. Политический беспорядок, чрезмерные государственные расходы или внешнеторговый дефицит – это проблемы других стран.
Рост в эпоху Меркель был устойчивым, хотя и не впечатляющим. Устойчивыми были и немецкие учреждения, когда сталкивались с проблемами. Спустя 5 лет есть даже основания для оптимизма по поводу проблемы интеграции мигрантов 2015-2016 годов. Современной Германии чужда страсть к военным приключениям за рубежом.
Критики опасаются преувеличивать значение Меркель. «Экономический успех Германии – скорее дело случая, чем заслуга правительства», – говорит Марсель Фрацшер, руководитель Немецкого института экономических исследований (Берлин).
Условия оказались благоприятными. Вступление Китая во Всемирную торговую организацию в 2001 г. открыло огромный рынок для могущественных немецких экспортёров. Последовавшее через несколько лет расширение ЕС на восток обеспечило его дешёвой рабочей силой, что способствовало расширению технологических цепочек. Восточная Европа также стала источником высококвалифицированной иммиграции в трудоспособном возрасте.
Противоречивые реформы рынка труда, продавленные Герхардом Шрёдером, предшественником Меркель, позволили снизить безработицу. Американская военная мощь обеспечила мир, необходимый для торговых успехов Германии. Трансатлантические споры по поводу ничтожных расходов Германии на оборону не имели серьёзных последствий.
Впрочем, у сильной экономики и большого политического веса Германии в Европе есть и неприятная изнанка: расширение сектора низкооплачиваемых рабочих мест, растущее неравенство по доходам, проблемы на рынке жилья и сохраняющаяся детская бедность.
Неверная энергетическая политика обернулась самыми высокими в ЕС тарифами на электричество. Строгий подход к государственным финансам, приведший к принятию в 2009 г. поправки к Конституции об ограничивающем бюджетный дефицит долговом тормозе, создал огромные бюджетные профициты в условиях деградации инфраструктуры.
COVID-19 позволил обнаружить новые слабости государственного сектора, в частности проблему медленной цифровизации. Есть основания опасаться, что наступившее десятилетие выявит новые провалы.
Меркель твёрдой рукой руководила страной во время кризисов, но определение стратегического курса ей давалось труднее. Это удивительно, но ни одно из четырёх правительств, которые она возглавляла, не провело ни одной серьёзной реформы. Стране, бразды правления которой Меркель передаст новому правительству, не хватает способности смотреть в будущее.
Начинают давать о себе знать слабости немецкой модели. Ориентация на экспорт делает Германию уязвимой на фоне угрозы деглобализации. Растущая напряжённость в американо-китайских отношениях делает политику Меркель – бизнес превыше всего – всё менее актуальной. Могущественное автомобилестроение страдает от разрывов в технологических цепочках. Дефицит высококвалифицированных кадров будет усиливаться по мере приближения демографического кризиса середины 2020-х годов.
Новые цели по климатической политике потребуют коренных перемен в промышленности, строительстве и энергетике. Но, возможно, самое тревожное – это то, что Меркель приучила политический класс к тому, что не надо надоедать избирателям разговорами о преобразованиях. В результате немцы готовы выдать своим политикам мандат лишь на ограниченные реформы.
The Economist, 25 сентября 2021 года.

Прочитано 604 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту