Самое читаемое в номере

Германия: навстречу выборам

A A A

26 сентября в 83-миллионной Германии пройдут всеобщие выборы. Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

Германия подходит к очередным выборам в фазе бурного восстановительного роста, связанного с выходом страны из пандемии COVID-19.
Во II квартале ВВП вырос на 9% по сравнению с тем же периодом прошлого года. При этом благодаря решительным мерам консервативно-социалистического правительства Ангелы Меркель (которая в этом году покидает пост канцлера) немцам удалось удержать безработицу на докризисном уровне в 3%.
Ушли в прошлое весенние тревоги по поводу отставания Германии по темпам вакцинации. Сейчас полностью привито уже 62% населения страны. По этому показателю Германия уже сильно опережает США (53%) с их глубочайшим расколом общества и величайшим недоверием половины населения страны к собственному правительству, хотя американцы начинали кампанию вакцинации гораздо раньше и резвее.
Неудивительно, что в Германии нет никаких признаков третьей волны заболеваемости, которая сейчас захлёстывает США. По данным Оксфордского университета, 17 сентября в Германии от COVID-19 умерло 0,55 человека на 1 млн населения, тогда как в США – 5,85 человека (это почти 60% от зимнего пика смертности).
Вообще, пандемия оказалась прекрасным оселком для проверки не только эффективности систем здравоохранения и качества государственного управления в развитых странах, но и степени сплочённости, взаимного доверия и рациональности постиндустриальных обществ.
В этом смысле Германия, где, по данным Университета Гопкинса (Вашингтон), на 18 сентября за всё время пандемии от COVID-19 умерло 111,78 человека на 100 тыс. населения, показала себя крепким середняком.
Немцам, конечно, далеко до стран-отличников: Финляндии (19,06 умерших на 100 тыс.), Японии (13,56), Южной Кореи (4,63), Тайваня (3,53) и Сингапура (1,03). Но Германия не знала и ужасов пандемии в Бельгии, где умерло 222,02 человека на 100 тыс. населения, Италии (215,98), США (204,92) и Англии (202,46 умерших).
В целом немецкое общество показало, что в нём отсутствует серьёзный раскол, оно в массе своей высокообразовано, рационально, а его правительство пользуется широкой поддержкой и доверием граждан.

Предвыборные горки
Избирательная кампания 2021 г. характеризуется крайне высокой неустойчивостью предпочтений немцев.
Ещё в мае лидером опросов общественного мнения были зелёные во главе с их 40-летней Анналеной Бербок.
Казалось бы, информационный фон благоприятствовал этой партии. Внимание немцев к экологической повестке дня сильно возросло в результате июльских наводнений в бассейнах Рейна и Дуная, унёсших только в Германии жизни 196 человек.
Однако общественное мнение дало себя увлечь обсуждением личности кандидата зелёных в канцлеры. Поскольку А. Бербок никогда не занимала никаких должностей в системе государственного управления, немцы сочли её неподготовленной для поста канцлера.
Значительную часть избирателей отпугнула от зелёных их репутация «партии запретов», о которой постоянно старались напоминать их противники. Да и в целом в немецком обществе существует широкая глухая оппозиция тем радикальным экономическим и экологическим реформам, что предлагают зелёные.
В результате уже в июне-июле зелёные оказались отодвинуты на 2-е место в опросах, а на 1-е место вырвались консерваторы из блока Христианско-демократического и Христианско-социального союзов (ХДС/ХСС) во главе с 60-летним министром-президентом крупнейшей в стране земли Северный Рейн-Вестфалия Армином Лашетом.
lashetНо А. Лашета подвела его собственная весёлость. 17 июля он посещал вместе с президентом-социалистом Франком-Вальтером Штайнмайером сильно пострадавший от наводнения небольшой город Эрфштадт в родной для них обоих земле Северный Рейн-Вестфалия.
Пока президент перед камерами говорил о своей скорби по погибшим и сочувствии их родственникам, А. Лашет над чем-то хохотал на заднем плане, беседуя с сопровождающими. Таких легкомыслия и бесчувственности немцы вождю консерваторов не простили.
В итоге в августе на 1-е место в опросах общественного мнения вырываются социалисты во главе с невозмутимым 63-летним вице-канцлером и министром финансов Олафом Шольцем.
sholzО. Шольц – северянин. Он получил юридическое образование в Гамбургском университете и работал адвокатом, специализируясь на трудовых конфликтах.
Вступил в Социал-демократическую партию (СДПГ), будучи совсем молодым, ещё в 1970-е годы. Впервые был избран в Бундестаг в 1998 г., когда социалисты во главе с Герхардом Шрёдером победили на выборах консерваторов во главе с Гельмутом Колем. Занимал ряд важных партийных постов.
В 2007-2009 годах О. Шольц работал министром труда в правительстве «большой коалиции» во главе с консерватором А. Меркель.
В 2011 г. он привёл к крупной победе социалистов в Гамбурге – 2-м по численности населения городе страны и богатейшей земле Германии. Тогда СДПГ завоевала в городском парламенте абсолютное большинство. О. Шольц стал правящим бургомистром, возглавив сначала однопартийное, а с 2015 г. – коалиционное с зелёными правительство.
В 2019 г., когда А. Меркель сформировала новое правительство «большой коалиции», О. Шольц стал вице-канцлером и министром финансов.
На этом посту он сумел провести финансы страны через тяжёлые испытания пандемии и мирового экономического кризиса. Именно при О. Шольце ЕС впервые в истории прибегнул к коллективному антикризисному займу на сумму в 750 млрд евро.
С очень высокой долей вероятности именно О. Шольц станет новым канцлером Германии после выборов.

Предвыборные расклады
По данным последних опросов, СДПГ набирает 25-27% голосов, ХДС/ХСС – 20-22%, зелёные – 15-18%, либеральная Свободная демократическая партия (СвДП) – 10-13%, националистическая «Альтернатива для Германии» – 11-12%, коммунистические «Левые» – 6-8%.
Такая расстановка политических сил делает возможной 4 коалиции.
Во-первых, может сохраниться нынешняя «большая коалиция», но теперь уже во главе с социалистическим канцлером О. Шольцем.
Такой вариант обещает минимум перемен и является самой грустной перспективой, поскольку будет означать продолжение немецкой традиции несменяемости власти и загнивания.
Сейчас обе стороны – и социалисты, и консерваторы – крайне неохотно отзываются о такой перспективе. О. Шольц говорит, что предпочитает коалицию с идеологически близкими ему зелёными, а А. Лашет и консерваторы с трудом могут представить себя в качестве младшего партнёра социалистов.
Но не будем из-за этого сбрасывать этот вариант со счетов. Многим памятно, как 4 года назад провалились переговоры о создании трёхпартийной консервативно-либерально-зелёной коалиции, и всё закончилось воссозданием привычного союза двух крупнейших партий страны.
Во-вторых, это создание трёхпартийной социал-зелёно-либеральной коалиции во главе с О. Шольцем. Такой вариант считается сейчас наиболее вероятным исходом выборов, несмотря на глубокий уровень противоречий левых партий с отстаивающей интересы бизнеса СвДП. Впрочем, подобная коалиция уже давно успешно работает в Рейнланде-Пфальце.
Вождь либералов Кристиан Линднер не скрывает своего желания занять в этом случае пост министра финансов, что позволит ему успешно блокировать многие инициативы социалистов и зелёных по повышению налогов на богатых, увеличению минимальной зарплаты и наращиванию бюджетного дефицита.
В-третьих, это трёхпартийная социал-зелёно-коммунистическая коалиция во главе с О. Шольцем. Такие коалиции неплохо себя зарекомендовали в Берлине и Тюрингии.
Создание правительства левых партий должно предельно облегчить проведение любых мероприятий по ужесточению экологических стандартов, борьбе с глобальным изменением климата, увеличению налогов на богатых, повышению минимальной зарплаты, введению потолка квартплаты.
Однако практически непреодолимым препятствием для создания такой коалиции является внешнеполитическая программа немецких коммунистов, которые требуют выхода Германии из НАТО и создания системы коллективной безопасности с участием реваншистской России.
Вряд ли коммунисты снимут эти пункты своей внешнеполитической программы, а социалисты и зелёные никогда не пойдут на измену принципу атлантической солидарности. Поэтому такой вариант коалиции можно считать крайне маловероятным.
В-четвёртых, возможна трёхпартийная консервативно-зелёно-либеральная коалиция во главе с А. Лашетом. Именно эту коалицию безуспешно пыталась создать А. Меркель в 2017 г. Тогда она пала жертвой непримиримых противоречий между либералами и зелёными. Но такая коалиция давно успешно работает в Шлезвиге-Гольштейне.
Деловые круги сейчас вполне устроил бы этот вариант. Господство правых партий в таком правительстве позволило бы минимизировать угрозы, исходящие от реформаторского пыла зелёных.
Вопрос в том, что же нужно посулить зелёным, чтобы они променяли ради такой коалиции традиционный союз с социалистами.

Михаил Зелёв, кандидат исторических наук

Прочитано 516 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту