Талибы* вернулись в город

A A A

От Сайгона до Кабула: что означает афганский провал Америки для всего мира? Поражение в Афганистане, как и поражение во Вьетнаме, является поворотной точкой. Многие опасаются, что оно ободрит врагов Америки; другие надеются, что теперь она сможет более эффективно противостоять им.

«Талибы – это не северовьетнамская армия, – заявил президент Джо Байден 8 июля, спустя несколько дней после того, как американцы покинули военно-воздушную базу Баграм – свою опорную точку в войне, что они вели в Афганистане на протяжении 20 лет, – не сообщив об этом командованию афганской армии. – С точки зрения их возможностей между ними нет даже отдалённого сходства. Вы ни при каких условиях не увидите, как людей снимают с крыши посольства Соединённых Штатов в Афганистане».
Но уже 15 августа в Кабуле дребезжали оконные стёкла от работы винтов тяжёлых военно-транспортных вертолётов Chinook, вывозивших американских дипломатов из их громадного посольства. В аэропорту отчаявшиеся афганцы высыпали на взлётно-посадочную полосу; некоторые цеплялись за шасси транспортных самолётов С-17 и, падая, разбивались насмерть.
Беспорядок в аэропорту резко контрастировал с почти бескровным захватом Кабула талибами в тот же день.
Ныне талибы контролируют даже большую часть Афганистана, чем в 2001 г., когда Америка свергла их в ответ на нападения 11 сентября. Когда боевики-талибы в пыльных сандалиях позировали в президентском дворце у стола, брошенного Ашрафом Гани, то казалось, что они сами удивлены своей победой.
«Мы не ожидали, что победим», – признался мулла Абдул-Гани Барадар, заместитель вождя талибов.
В напряжённой драме вокруг аэропорта противники бережно отнеслись друг к другу. Пока талибы позволяют американцам эвакуировать людей, лишь оттесняя толпу, пытающуюся сесть на самолёты. В Кабуле, где положение становится всё более опасным, ещё остаются тысячи американцев.
Возможно, что талибы будут со временем со всё большим раздражением относиться к присутствию на афганской земле тысяч американских и британских военнослужащих и решению Америки заблокировать им доступ к валютным резервам.
Американское бегство из Кабула, как и бегство из Сайгона в 1975 г., – это определяющий геополитический момент: самая могущественная страна планеты вновь потерпела поражение от куда более слабого противника.
В обоих случаях Джо Байден – тогда сенатор, а ныне президент – выступал за как можно более быстрый уход. И тогда, и сейчас яростные критики Америки предсказывали, что столь беспорядочное бегство вселит чувство тревоги в её союзников и вдохновит её противников.
Соседние государства и далёкие богатые страны могут столкнуться с новым потоком беженцев. Бойцы джихада по всему миру, тысячи из которых действуют под эгидой талибов, несомненно, увидят десницу Господа в том, что святые воины разгромили в Афганистане две сверхдержавы: сначала Советский Союз в 1989 г., а теперь Америку.
Но прежде всего последствия этого события ощутит сам Афганистан. Пока ещё слишком рано говорить, означает ли торжество талибов окончание 42-летней войны, в которой только с 2001 г. погибло более 117000 афганцев, или это всего лишь окончание её очередного этапа. Афганистан остаётся одной из беднейших стран планеты.
tal

На диаграмме 1 показана динамика погибших (в тыс. человек) в ходе боевых действий в Афганистане в 2001-2021 годах. Отдельно выделены потери гражданского населения, афганской армии, американской армии и армий союзников США. Данные по потерям афганской армии имеются лишь с 2007 г. За 2021 г. приведены те данные, что были доступны к августу. Особо выделены изгнание талибов из органов власти (2002 г.); начало возрождения талибов (2009 г.); период увеличения численности американских войск в Афганистане (2011-2013 годы); убийство бен Ладена в Пакистане (2011 г.); начало переговоров США с талибами (2018 г.); объявление Трампом о выводе войск (2020 г.); вывод Байденом войск (2021 г.). Источники: проект "Цена войны" Брауновского университета; Миссия ООН по содействию Афганистану; iCasuelties; Институт Брукингса; База данных безопасности работников агентств помощи; Комитет защиты журналистов.

Если будет прекращена помощь со стороны государств Запада, то он утратит даже свои нынешние крайне скромные экономические и социальные достижения, например школьное образование для девочек. Многое будет зависеть от того, как поведут себя сами талибы.
Когда они правили в Кабуле последний раз в 1996-2001 годах, то превратили разорённую войной страну в теократическую тиранию. Они покончили с женскими образованием и занятостью, запретили большинство искусств и музыку, устроили резню этнических меньшинств. Они стали привечать боевиков всех сортов, в том числе Основу**, которые искали возможности экспортировать джихад по всему миру.
Этот «эмират» был настолько отталкивающим, что его признали лишь Саудовская Аравия, Объединённые Арабские Эмираты и Пакистан – давний попечитель талибов.
На этот раз талибы хотят казаться мягче. 17 августа один из их представителей дал интервью женщине на одном из главных телеканалов Афганистана. Сцена, немыслимая в годы первого пребывания талибов у власти! Эта группировка также достаточно спокойно прошлась по столице.
«Мы ожидали гораздо большей жестокости», – говорит Обайдулла Бахир, преподаватель Американского университета в Кабуле. Вместо этого он был «приятно удивлён царившим в их рядах порядком и уважительным отношением». Бахир замечает, что автомобили талибов не сигналили машинам простых граждан, требуя дать дорогу, как обычно это делали автомобили афганских военных.

НЕ ТУША ОГНИ
Первоочередная задача талибов – сохранить существующую государственную машину. У них нет своих технократов и управленцев, поэтому они объявили о всеобщей амнистии для чиновников и призвали их вернуться на работу. Министр здравоохранения и городской голова Кабула сохранили свои посты.
Как отмечает Антонио Джустоцци из Королевского колледжа (Лондон), талибы заключили соглашения с Салахуддином Раббани, бывшим министром иностранных дел, и Хамидом Карзаем, первым президентом, назначенным Америкой. Они набирают военных специалистов, чтобы использовать захваченную боевую технику, и уговаривают вернуться на службу военных лётчиков.
Есть свои особенности и в стратегии талибов в сельских провинциях, которые они уже некоторое время удерживают под своим контролем. Они часто продолжают предоставлять государственные услуги, позволяя работать учителям и врачам, если те соблюдают их правила.
«Они собираются по меньшей мере в краткосрочной перспективе взять под свой контроль то, что уже существует. Я думаю, они стремятся к устойчивости, а не к какой-то там революции», – говорит Эшли Джэксон из Заморского института развития (Лондон).
По мере того как они берут страну под свой контроль, говорит Мартина ван Бейлерт из Афганской аналитической сети, талибы обсуждают, как достичь равновесия между идеологической чистотой, которой привержены многие из их бойцов, и стремлением к получению образования, свойственному даже многим консервативным афганцам. Мустафа бен Мессауд, глава полевых операций ЮНИСЕФ в Афганистане, говорит, что является «осторожным оптимистом».
Можно только догадываться, насколько хватит этого прагматизма. Беспокойство вызывают новости из ряда недавно захваченных земель. В Герате, где на долю женщин приходится 60% студенческого корпуса местного университета, студенткам было приказано отправляться по домам. Работающим женщинам было велено передать свои обязанности своим родственникам-мужчинам.
tal 3

На верхнем графике показана динамика ВВП на душу населения ряда стран, рассчитанному по паритету покупательной способности (в тыс. долл. 2017 г.), в 1970-2020 годах. На нижнем графике показана динамика доли (в %) мальчиков и девочек, обучавшихся в начальной школе в Афганистане в 1970-2020 годах. Этот показатель может превышать 100% из-за того, что часть детей проучилась в одном классе два года, или из-за того, что обучалась в начальной школе в более старшем возрасте. Источники: проект базы данных Мэддисона; Всемирный банк; Gapminder.

Забиулла Муджахид, представитель талибов, заявил, что средства массовой информации могут продолжить свою работу, если они «не противоречат ценностям ислама» и «не сообщают чего-то, что идёт вразрез с нашими национальными интересами». Вряд ли такие заявления могут кого-то обнадёжить.
Мало кого из афганцев убедит и обещание талибов «не мстить тем, кто сотрудничал с прежними кабульскими властями или с иностранными войсками».
После того как талибы заняли Спин-Болдак – городок на границе с Пакистаном, – они, как сообщается, вырезали десятки сторонников прежнего правительства. В Кандагаре талибы похитили и убили Назара Мохаммада, любимого в народе комика.
Из Кабула в изобилии поступают сообщения, что талибы устроили охоту на бывших переводчиков американской армии и офицеров вооружённых сил свергнутого правительства. Одна женщина-судья из этого города говорит, что она, как и сотни её бывших коллег, приведена в ужас расправами. В Джалалабаде 18 августа талибы, как сообщается, убили нескольких протестующих, размахивавших афганским флагом вместо знамени этой организации.

ПУСТАЯ АФГАНСКАЯ АРМИЯ
Талибы обещали «пощаду» и свободный проход тем солдатам правительственной армии, что сложат оружие. Это во многом объясняет, почему им так легко удалось смести со своего пути афганские войска.
Когда Советский Союз ушёл из Афганистана в 1989 г., оставленный им режим продержался целых три года, прежде чем пасть (отчасти из-за того, что пал сам Советский Союз). Государство, построенное на этот раз, не продержалось даже до полного вывода американских войск.
«Мы потратили более триллиона долларов, – жаловался Байден 16 августа. – Мы обучили и вооружили афганские войска численностью порядка 300000 военнослужащих… Это больше армий многих наших союзников по НАТО». Почему всё это исчезло всего за несколько дней?
tal 2

На диаграмме 3 показана динамика американских расходов (в млрд долл.) на Афганистан в 2002-2021 финансовых годах (финансовый год в США начинается 1 октября и заканчивается 30 сентября). Отдельно показаны военные расходы и расходы на реконструкцию страны. Данные за 2021 финансовый год охватывают лишь расходы за октябрь-декабрь 2020 г. Источники: Министерство обороны США; Особый генеральный инспектор по реконструкции Афганистана.

За 20 лет американского присутствия талибам удавалось несколько раз захватывать на непродолжительное время лишь один город – Кундуз. Начиная с взятия Заранджа (Юго-Западный Афганистан) 6 августа они брали столицу одной провинции за другой, пока не захватили Кабул 15 августа.
Они контролируют практически все земли, которые когда-то удерживал Северный альянс – антиталибское объединение, на которое опиралась Америка в 2001 г.
Амрулла Сале, вице-президент Гани, бежал в Панджширскую долину, провозгласил себя временным президентом и призвал к «сопротивлению». Но всё это выглядит как жалкая одинокая выходка.
Своим успехом талибы обязаны поддержке со стороны Пакистана, отвлечению внимания Америки на Ирак, доходам от экспорта наркотиков и коррупции афганской элиты. Но эти боевики и сами по себе славятся ловкостью и проворством. На последнем этапе войны их явно вдохновляла идея Сунь Цзы о том, что высшим достижением военного искусства является разгром врага без вступления с ним в вооружённое противостояние.
«То, что произошло, – это, возможно, одна из самых хорошо продуманных и спланированных партизанских кампаний в истории, – говорит Майк Мартин, бывший британский офицер, служивший в провинции Гильменд, а ныне сотрудник Королевского колледжа (Лондон). – Талибы приходили в каждый район и перетягивали на свою сторону местное ополчение, заключая с ним сделки по племенной линии».
В Герате, например, глава провинциального совета заключил соглашение с местным командиром талибов (оба они являются представителями племени ализай). «Когда эти местные силы меняли фронт, – говорит Мартин, – на стороне правительственных войск уже не было решающего перевеса, и они предпочитали сдаваться».
Заключение талибами подобных сделок является отражением более глубокой проблемы. Америка и её союзники были акушерами сильно централизованного государства, чья конституция, принятая в 2004 г., напоминала монархическую конституцию 1960-х годов.
Гани, бывший чиновник Всемирного банка и соавтор книги «Укрепление неудавшихся государств», хотел построить такие национальные учреждения, которые лишали бы влияния местных игроков. Это не устраивало влиятельные племена и кланы.
«Эта напряжённость в отношениях между Кабулом и региональными действующими лицами и создала ту пустоту, которую использовали в своих интересах талибы, – говорит Ибрахим Бахисс из Международной кризисной группы. – Они прошли путь от действительно ограниченной силы до подлинно национального движения».
Афганская армия, построенная Америкой, была большой, хорошо вооружённой и имела авиацию. Но она была совершенно непригодна для той войны, которую ей предстояло вести. Формальная цепочка подчинения вступала в противоречие с верностью интересам семьи и клана, говорит Джэк Уолтин из Королевского института объединённых служб. Результатом стала всеобщая коррупция. «Вооружение направлялось в армию, на большие склады, а оттуда просто испарялось», – говорит он.
На бумаге численность вооружённых сил составляла 352000 военнослужащих. На практике же имелось в наличии лишь 96000 солдат, указывает мозговой трест CNA. Это немногим больше, чем 60-тысячная армия самих талибов.
Поставленная Америкой боевая техника была слишком сложной для обслуживания, что вело к частым поломкам. Это, в свою очередь, приводило к тому, что армия оказывалась запертой в своих военных городках. Многие военнослужащие не получали жалованья, голодали. Потери были высоки. Ведение боевых действий ложилось на плечи небольших кадровых подразделений особого назначения, но их сил было явно недостаточно.
Решение Америки уйти оказалось ударом милосердия. В исследовании, посвящённом Вьетнамской войне, которое опубликовала в 1978 г. Корпорация RAND, отмечалось: «ещё более разрушительным, чем физический эффект (вывод войск, потеря американской поддержки с воздуха, сокращение помощи), был эффект психологический (Соединённые Штаты больше не считали это дело стоящим)».

ПОИСК ДРУЗЕЙ И ВЛИЯНИЯ
Страны Запада оказались в сложном положении. После катастрофической неудачи они надеются оказывать «сдерживающее влияние» на талибов, как выразился Доминик Рааб, британский министр иностранных дел, с помощью двух рычагов: помощи и дипломатического признания нового режима. Вряд ли они будут эффективны.
Иран и Россия, когда-то враждебно относившиеся к талибам, теперь ведут себя более дружелюбно. Они явно наслаждаются унижением Америки. Замир Кабулов, представитель президента России по Афганистану, разве что не рукоплескал их победе.
«Талибы мне давно показались гораздо более договороспособными, чем марионеточное кабульское правительство», – заявил он.
Пакистан, чья разведка вскармливала талибов с самого их рождения, выразился ещё острее. «В Афганистане они разорвали цепи рабства», – не сдержал своих чувств премьер-министр Имран Хан.
Но самой большой дипломатической наградой для талибов стал Китай, с которым Афганистан связан узким Ваханским коридором.
28 июля, когда вывод американских войск был близок к завершению, Китай продемонстрировал своё гостеприимство, приняв в Тяньцзини делегацию вождей талибов и назвав эту группировку «решающей военно-политической силой». Вскоре после этого китайские дипломаты приветствовали перспективу «отношений дружбы и сотрудничества».
Какими на самом деле будут отношения талибов с соседями, отчасти зависит от связей этой группировки с организациями бойцов джихада по всему миру. Китай, например, обеспокоен присутствием в Афганистане уйгурских боевиков. Он рассматривает их как угрозу устойчивости в Синьцзяне, где уйгуры являются этническим большинством и подвергаются жёсткому подавлению.
Мусульманские сторонники крайних взглядов беспокоят и страны Запада, хотя эта угроза уменьшилась после 2001 г.
«20 лет назад мы пришли в Афганистан с одной единственной целью – разобраться с теми, кто напал на нас 11 сентября, – заявил 15 августа Энтони Блинкин, американский государственный секретарь. – И мы преуспели в этом деле».
Основа, ответственная за это, стала тенью самой себя прежней. Но её идеология продолжает распространяться. Она породила Исламское государство*** – ещё более жестокую группировку в Ираке и Сирии, – а также множество боковых ветвей и террористов-одиночек.
Муджахид попытался снять озабоченность по поводу того, что Афганистан вновь станет базой международного террористического движения, как это было 11 сентября 2001 г.: «Мы хотим заверить всех, в особенности Соединённые Штаты, что Афганистан не будет использован для нападения на кого бы то ни было».
Однако в прошлом месяце команда ООН, наблюдающая за деятельностью группировок бойцов джихада, сообщила, что Основа присутствует не менее чем в 15 из 34 провинций Афганистана, прежде всего на Востоке.
Афганское отделение Исламского государства также действует в некоторых местах. В его рядах насчитывается от нескольких сот до 10000 членов.
По данным разведок стран Запада, Айман аз-Завахири, вождь Основы с тех пор, как американцы убили Усаму бен Ладена в 2011 г., находится в Афганистане. Говорят, он болен.
Талибы освободили тысячи узников, многие из которых являются жёсткими бойцами джихада, из тюрьмы Пуль-э-Шархи в Кабуле, что только осложнило проблему.
Американские чиновники уверены, что смогут сдерживать террористов с помощью слежки и целенаправленных ударов. Байден говорит, что у Америки есть надёжные «возможности противодействия террору». Впрочем, эти возможности сильно сократились. Скоро закончится американское военное и дипломатическое присутствие на афганской земле.
Афганская разведка – Национальное управление безопасности – вряд ли продолжит своё существование. Но даже если оно сохранится, то вряд ли будет сотрудничать с Западом. Американским разведчикам придётся больше полагаться на агентов, завербованных за пределами Афганистана, и на электронную слежку.
Отсутствие военно-воздушной базы в Афганистане – ещё одно серьёзное ограничение. Без неё трудно действовать в этой не имеющей выхода к морю стране. Беспилотники ЦРУ могли бы взлетать из соседнего Пакистана, но его отношения с Америкой сейчас находятся в своей низшей точке.
Ракеты или военные самолёты можно было бы поднимать с американских баз в Персидском заливе или с авианосца в Аравийском море. Но дальше им надо пролететь через воздушное пространство либо Ирана (что невозможно в обозримой перспективе), либо Пакистана (с разрешения последнего или без оного).
Хотя Байден и его команда отвергают сравнения с Вьетнамом, они неизбежны. В обоих случаях политическое и военное руководство Америки ввело в заблуждение своих граждан по поводу конфликта с неопределёнными целями и ненадёжными партнёрами в обществах с культурой, которая не давала никаких оснований рассчитывать найти там опору.
Но есть и различия. Американские потери в Афганистане составили 2452 человека. Это болезненно, но война во Вьетнаме была куда более кровавой (там погибло в 25 раз больше американцев) и куда более раскалывающей общество.
Другими словами, афганский провал гораздо хуже. Северовьетнамская армия была подготовленной и вооружённой, замечает Кэйтлин Толмидж из Джорджтаунского университета. По численности она превосходила талибов, возможно, в 2 раза. А ещё её поддерживала другая сверхдержава. И тем не менее талибам удалось захватить землю, в 4 раза превышающую по площади Южный Вьетнам.

ПОТРЯСЁН ВЕСЬ МИР
Многие историки пришли к выводу, что Советский Союз вторгся в Афганистан и расширил поддержку своих марионеток в Центральной Америке и в Африке во многом потому, что уверовал, что Америка была ослаблена Вьетнамом.
Китай уже празднует разгром Америки в Афганистане как её отступление, если не падение. The Global Times – шовинистическая бульварная газета, издаваемая Коммунистической партией Китая, – радостно провозгласила 16 августа, что этот уход стал «предзнаменованием будущего Тайваня».
Если Америка оказалась неспособна принять несколько тысяч потерь в Афганистане, пишет она, то война за Тайвань «будет и вовсе иметь для неё непомерную цену». Эндрю Ян, бывший министр обороны Тайваня, согласен, что уход из Афганистана многое значит для его страны: «Мы должны усвоить этот урок… Тайваню следует полагаться на самооборону, а не на поддержку со стороны США».
В Индии многие чиновники озабочены победой пакистанских марионеток и перспективой более энергичного джихада. Индия примкнула к Америке в борьбе с Китаем и теперь озабочена очевидной ненадёжностью американцев. «Уход США… показал их полное пренебрежение к последствиям этого события», – утверждает Нирупама Рао, бывший заместитель министра иностранных дел Индии. «Это обесценило американскую мощь и доверие к Америке в регионе», – сказала она.
Европейцы недовольны тем, что Америка своим выводом войск поставила их перед свершившимся фактом. Как сказал один дипломат, «это подтверждает долгосрочный курс США на снятие с себя обязательств».
Европейцы, говорит он, должны «сделать выводы» по поводу надёжности Америки, когда речь заходит о кризисах в таких местах, как Ближний Восток и Сахель. Раздражены и британские чиновники. Том Тагенхэт, депутат парламента от консерваторов и председатель комитета по внешней политике Палаты общин, служивший в Афганистане, сказал, что Британии следует «восстанавливать связи с нашими европейскими партнёрами, чтобы быть уверенной, что мы не зависим от одного единственного союзника, от решений одного единственного вождя».
Впрочем, стенания по поводу ненадёжности Америки – привычное занятие. Европейцы ворчали по поводу нежелания Барака Обамы вторгаться в Ливию в 2011 г. и его отказа от воздушных ударов по Сирии в 2013 г. Арабские государства Персидского залива обеспокоены отказом Трампа наказать Иран за его нападение на саудовские нефтеперерабатывающие предприятия в 2019 г. У Тайваня уже есть опыт предательства со стороны Америки, когда та официально признала коммунистический Китай в 1979 г., но он как-то продолжает с этим жить.
Та манера, в которой Байден ушёл из Афганистана, демонстрирует не только капризность Америки, но и её незаменимость. К кому ещё можно обратиться за помощью, если необходима защита от России и Китая? «Это тяжёлый удар для Америки, – признаёт Майкл Фуллилав из Института Лови (Сидней), – но он не меняет расчётов Австралии».
Когда одного высокопоставленного чиновника в Токио спросили, следует ли беспокоиться Японии, он ответил: «Нет. Потому что Афганистан – это Афганистан… А Япония – совсем другое дело».
Многие европейские союзники приветствовали уход Америки из Вьетнама, считая, что эта страна отвлекает ресурсы и внимание Вашингтона от советской угрозы в Европе. Теперь многие союзники (и антикитайские ястребы на Потомаке) увидели в уходе из Афганистана возможность для сосредоточения усилий Америки на той проблеме, что вызывает их наибольшую озабоченность.
Как сказал Байден, «наши подлинные стратегические конкуренты – Китай и Россия – больше всего любят, когда Америка бесконечно закачивает миллиарды долларов и тратит всё своё внимание на достижение устойчивости в Афганистане».

ДОЛГИЙ ВЗГЛЯД
Главный урок Вьетнама связан с важностью понимания перспективы. Поначалу уверенность Америки в себе была поколеблена, а её противники торжествовали.
Но спустя 15 лет после поражения в той войне, которая велась ради сдерживания коммунистического прилива, Америка выиграла войну холодную и превратилась в державу, не имеющую себе равных. Её армия, разрушенная тем конфликтом, превратилась в непревзойдённую, технически продвинутую силу.
Вот уже четыре десятилетия Вьетнам является близким партнёром побеждённой тогда им сверхдержавы. Это должно утешить Америку. Правда, это слабое утешение для афганцев, которые доверили ей защищать себя, а теперь будут вынуждены жить под властью талибов.
The Economist, 21 августа 2021 года.

*Талибы – террористическая организация, запрещённая в России.
** Основа – террористическая организация, запрещённая в России.
*** Исламское государство – террористическая организация, запрещённая в России.

Прочитано 690 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту