Терпя нетерпимость

A A A

В некоторых частях мусульманской Британии формируется параллельное общество. Об этом рассказывает на страницах своей новой книги Эд Хусаин.

В Британии существует славный обычай, когда писатели садятся на свои велосипеды – настоящие или метафорические – и начинают крутить педали, заново открывая для себя свою страну. Два лучших образца произведений этого жанра появились во время «великой депрессии»: «Английское путешествие» (1934) Дж. Б. Пристли и «Дорога на Уигэн-Пир» (1937) Джорджа Оруэлла.
Билл Брисон столь же удачно попал в точку со своими «Заметками с маленького острова» (1995), разошедшимися тиражом в более чем 2 млн. экземпляров. Двадцать лет спустя он решил повторить свой успех, издав «Малое ведение мяча».
Новая книга Эда Хусаина «Среди мечетей» является очаровательным продолжением этого обычая. Она ведёт читателя-немусульманина внутрь тех религиозных учреждений, которые известны ему разве что по куполам на горизонте. Первая в стране мечеть, основанная в Ливерпуле в 1887 г., располагалась в обычном здании террасной застройки. Вторая мечеть, открывшаяся в Уоукинге в 1889 г., имела более внушительный вид.
Сейчас 3-миллионное мусульманское население страны обслуживают почти 2000 мечетей. В некоторых густо населённых мусульманами районах страны (например, в Бастуэлле (Блэкбёрн) на каждой улице располагается по нескольку мечетей. Но что происходит внутри них? Каковы их отношения с обществом?
Хусаин идеально подходит для ответа на эти вопросы. Его отец из Индии, а мама – из Бангладеша. В детстве он завоевал премию на конкурсе чтецов Корана, а на третьем десятке отправился на Ближний Восток совершенствовать свой арабский.
Он написал две книги об исламе и обладает глубокими познаниями в этой области. Он защитил докторскую диссертацию под руководством британского консервативного философа Роджера Скратона и работал в различных мозговых трестах, включая Совет по внешней политике (Америка).
Многому из того, что обнаружил Хусаин, можно порадоваться. Британия интегрирует мусульман лучше, чем Франция – её старинный соперник. 6 мая Лондон переизбрал своего первого мэра-мусульманина лейбориста Садика Хана. Современное лицо этой религии представлено целым рядом молодых политиков, среди которых Наз Шах, депутат парламента от Западного Брэдфорда.
Но есть и тёмная сторона проблемы. Британская элита после Второй мировой войны рассчитывала, что мигранты-мусульмане будут переплавлены английским обществом, а их религиозные верования ослабнут. Но в ряде районов страны мусульманские сообщества, напротив, отгораживаются от остальных британцев и становятся приверженцами более строгих версий ислама.
Это особенно характерно для старых промышленных городков Йоркшира и Ланкашира, где формируются параллельные общества, в которых мусульмане могут жить, никак не пересекаясь и не смешиваясь с остальным населением. Мечеть там и управляет школами, и вершит правосудие. В ресторанах там процветает сегрегация по половому признаку под вежливым названием «столики для семей».
В таких обществах господствует духовенство, чьё влияние простирается далеко за пределы мечетей. Например, оно одобряет кандидатов в депутаты парламента. Хусаин посетил много мечетей, где господствовало буквальное толкование ислама. Иногда в них используются доводы, отвергаемые даже на Ближнем Востоке.
Он бывал в лавках, где торгуют книгами, настаивающими на побивании гомосексуалов камнями, на том, чтобы женщины в доме были отделены от мужчин занавеской, и на ведении джихада. Среди них часто встречаются сочинения Сайида Кутба – любимого философа Осамы бин Ладена.
Многие из этих мулл принадлежат к религиозным группам, уходящим своими корнями в очень далёкие от Британии страны. Саудовские ваххабиты закачивают большие средства в британские мечети и готовы выплачивать хорошие стипендии молодым британским мусульманам.
Ещё более удивительным кажется распространение деобандизма. Хусаин утверждает, что более половины мечетей страны ныне контролируется этим движением, которое зародилось в Индии и призывает к восстановлению халифата снизу, от одного новообращённого к другому.
Дьюсбери – старинный торговый городок в Йоркшире – является европейской столицей Общества проповедников – миссионерского подразделения этого движения и крупнейшей в мире мусульманской организации.
Почему так происходит? Религиозные меньшинства всегда стремятся держаться вместе, чтобы сохранить свою веру. Посмотрите на квакеров в эпоху промышленного переворота или на правоверных евреев в современных Манчестере или Лондоне. Разве «параллельное общество» - это не уничижительное наименование процветающей субкультуры? Разве католическая церковь не является примером иностранного влияния? Не дело государства лезть в души людей.
И, тем не менее, существуют серьёзные основания для беспокойства. Одно из них связано с парадоксом терпимости. Есть пределы терпимости либерального общества к людям, которые призывают побивать гомосексуалов камнями или обзывают Шах «собакой» за то, что та не носит хиджаб. Радикальная версия ислама, проповедуемая муллами, не только способствует распространению нетерпимости, но и поощряет носителей крайних взглядов.
Второе связано с парадоксом разнообразия. Легитимность государства всеобщего благосостояния, которым так дорожат либералы, зависит от того, ощущают ли люди себя единым целым.
Роберт Патнэм, социолог из Гарвардского университета, указывает на то, что поддержка предоставления общественных благ резко падает, если люди думают, что их получатели сильно отличаются от них самих. А что может быть более непохожим на британское общество, чем параллельные сообщества в Дьюсбери и Брэдфорде.

ПРОВАЛ ГОСУДАРСТВА
Третье основание более практическое. Ныне Британия является свидетельницей борьбы за душу ислама. Но государство вновь и вновь ведёт себя так, словно стоит на стороне сил реакции, а не просвещения.
Оно пресмыкается перед самопровозглашёнными вождями сообществ, ошибочно принимая верования твердолобых за «подлинный ислам». Оно терпит существование таких школ, как «Обитель знания» (Рочдэйл), где подготовка по общеобразовательной программе сочетается с заучиванием школьниками хадисов, в которых в частности говорится об избиении жён и побивании камнями гомосексуалов. Трудно всё это счесть подлинно британским. Хусаин отмечает, что многие дети-мусульмане получают в школах исчерпывающие знания по истории Британии, одновременно слыша постоянные похвалы в адрес Турции и Саудовской Аравии.
Рана выхода Британии из ЕС породила сильное желание засыпать многие социальные и географические разломы, что грозят расколоть страну на враждующие племена. Хусаин убедительно доказывает, что подобного рода усилия не должны оставлять в стороне мир мечети.
The Economist, 5 июня 2021 года.

Прочитано 500 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту