Самое читаемое в номере

От тряпок к швейным машинкам

A A A

Бангладешу – 50. Он прекрасно развивается, вопреки своим политикам. Однако ближайшие годы будут для него сложными.

Восточная Бенгалия была одной из беднейших частей Британской Индии. После получения независимости и раздела страны в 1947 г. она стала одной из беднейших частей Пакистана.
А когда в 1971 г. Бангладеш провозгласил свою независимость, то стал ещё беднее, поскольку Пакистан начал жестокую войну, чтобы удержать его под своей властью. Тогда была уничтожена большая часть его немногочисленных производственных мощностей. Погибли его лучшие сыновья и дочери.
Мало кому удалось предсказать, что случится потом. На этой неделе исполнилось 50 лет провозглашению 26 марта 1971 г. первым бенгальским президентом Шейхом Муджибуром Рахманом независимости страны.
За прошедшие полвека по доходу на душу населения Бангладеш обогнал Пакистан и приблизился к уровню Индии. До пандемии темпы экономического роста на протяжении четырёх лет подряд превышали отметку в 7%. Это выше показателей не только Пакистана и Индии, но и Китая.
Бенгальцы стали не только гораздо богаче, но и здоровее. Вырос и уровень их образования. Если в 1980-е годы начальную школу оканчивали не более трети детей, то сегодня – около 98%. Уровень грамотности взлетел до небес. Сократилась младенческая смертность. Практически все пользуются туалетом, а не испражняются на улице.
По всем этим показателям Бангладеш опережает и Пакистан, и Индию.
inopress

На верхнем графике показана динамика роста ВВП на душу населения (в тыс. долл. по текущему курсу) крупнейших стран Южной Азии в 1971-2019 годах. На нижнем графике показана динамика уровня грамотности (в %) среди женщин старше 15 лет в крупнейших странах Южной Азии в 1981-2019 годах. Источник: Всемирный банк.

В известном смысле именно опустошение, вызванное войной за независимость, проложило Бангладешу путь к успеху. Домой, чтобы помочь восстановлению страны, вернулись многие иммигранты.
Зафарулла Чоудхури бросил университет в Британии и основал благотворительный фонд, призванный распространять среди населения дешёвые лекарства и противозачаточные средства.
Фазле Хасан Абед продал свою квартиру в Лондоне, вернулся и создал другой благотворительный фонд – BRAC, – чтобы научить матерей восстанавливать водный баланс у детей при поносе. Сейчас понос превратился из смертельного заболевания в мелкую неприятность.
Правительство, перегруженное заботами, было только радо переложить часть их на агентства помощи и НКО. В 1980-е годы, чтобы вакцинировать детей от таких болезней, как полиомиелит, страна была разделена пополам: в одной половине этим занималось правительство, в другой – BRAC. К концу десятилетия уровень иммунизации вырос с 2% до 80%.
Такие благотворительные фонды, как BRAC, особенно преуспели, поскольку делали упор в своей работе на женщин. Уже к началу 1990-х годов в стране действовало 64000 школ, где работали учителя-женщины. Сейчас среди старшеклассников Бангладеша больше девушек, чем юношей (в этом ещё одно отличие от Индии и Пакистана).
BRAC и другие благотворительные фонды занимались популяризацией микрокредитов, превратив миллионы селянок в предпринимателей.
Как говорит Рубана Хук из Бенгальской ассоциации производителей и экспортёров одежды, росту благосостояния женщин способствовал и бум в местной швейной промышленности.
Доля женщин, работающих по найму, выросла с 3% 50 лет назад до 35% сегодня. Порядка 80% из 4 млн работников бенгальской швейной промышленности – это женщины. Их работа «стала для них источником экономической свободы и уважения дома и в обществе», говорит Хук.
Бангладеш занимает 2-е место в мире по производству готовой одежды. На эту отрасль приходится 11% его ВВП и 80% экспорта.
Сменявшие друг друга правительства помогали главным образом тем, что не мешали. Они упростили трудовое законодательство и отменили пошлины на ввозимые сырьё, материалы и оборудование.
Идеология свободного рынка имела решающее значение для ускорения темпов роста, говорит Фахмида Хатун из Центра политического диалога (Дакка).
Впрочем, политическое развитие страны удручает. Шейх Муджиб попытался превратить Бангладеш в однопартийное государство, но вскоре был убит.
Нынешний премьер-министр – его дочь Шейх Хасина Вазед, – похоже, намерена воплотить в жизнь его идеи. С тех пор как она пришла к власти во второй раз в 2009 г., в стране была уничтожена практика проведения выборов под надзором беспристрастного временного правительства.
Вождь оппозиции Халеда Зия была арестована в 2015 г. Суд признал её виновной в коррупции и запретил ей заниматься политической деятельностью. Сама она считает, что эти обвинения были политически мотивированы.
Как утверждают оппозиционные партии, накануне последних выборов 2018 г. было арестовано более 7000 их активистов. Многим из оппозиционных кандидатов, подобно Зие, запретили баллотироваться на основании вынесенных в их отношении судебных приговоров по обвинению в совершении уголовных преступлений.
В результате Народная лига Шейх Хасины и её союзники завоевали 288 из 300 мест в парламенте.
За решёткой всё чаще оказываются не только активисты оппозиции, но и журналисты, и другие критики правительства. В 2018 г. правительство приняло Закон о цифровой безопасности. Он предназначен для борьбы с религиозным радикализмом и порнографией в интернете.
Но его расплывчатые положения, в частности огромные тюремные сроки для тех, кто обнародует тексты «воинственного или запугивающего» содержания, использовались для того, чтобы заставить замолчать любых критиков.
Писатель Муштак Ахмед был арестован в прошлом году за то, что критиковал в Facebook реакцию правительства на COVID-19. В прошлом месяце он умер за решёткой после того, как ему шесть раз отказывали в освобождении под залог.
В то же время членов Народной лиги, обвиняемых в куда более серьёзных преступлениях, легко выпускают на поруки. Государственные подряды часто достаются закадычным друзьям руководства правящей партии.
Государственные банки страдают от того, что заёмщики с хорошими связями отказываются возвращать ссуды. В суд обращаться бесполезно: там всегда побеждает та сторона, что имеет более тесные связи с Народной лигой.
«У нас теперь полностью исчезли дела о нарушении контрактов», – говорит Шахдин Малик, адвокат, участвующий в слушаниях в Верховном суде.
Налоговый кодекс делает ставку на обложение потребления, а не доходов и состояний. Это тоже сдвиг в пользу богатых и людей с политическими связями.
Всё это беззаконие начинает отражаться на экономике. В 2010-2016 годах доход богатейших домохозяйств вырос почти на четверть, а доход беднейших домохозяйств упал на треть.
Захид Хуссаин, бывший ведущий специалист по Бангладешу во Всемирном банке, обвиняет в этом рентоориентированное поведение элиты. По его оценке, из-за коррупции Бангладеш ежегодно недосчитывается 2% роста ВВП. Иностранные инвестиции не растут, во многом из-за поведения судов.
COVID-19 обострила проблему неравенства, вернув в состояние бедности миллионы людей. Как утверждает Асиф Сале, глава BRAC, доля бенгальцев, живущих ниже черты бедности, выросла до 40%.
Теперь никто не в состоянии отправиться на заработки за рубеж, что предвещает падение в будущем размеров переводов трудовых эмигрантов. В прошлом году они принесли стране 20 млрд долл. Швейные фабрики страдают от простоев, поскольку из-за карантинов за рубежом упал экспорт.
Замедлился и рост числа женщин среди занятых, замечает Хук. В 2005-2010 годах среднегодовые темпы роста этого показателя равнялись 1,7%, а в последующий период – всего 0,7%.
Идёт наступление и на права женщин, утверждает она. В условиях отсутствия верховенства права и политической ответственности насилие против женщин уже ничем не сдерживается.
Замкнув на себе всю власть в стране, Шейх Хасина привнесла в политику элемент неопределённости. Сколь бы крепкой ни была её хватка, она не сможет управлять страной из могилы.
Ей 73 года, но у неё нет очевидного преемника. За это положение борются её родственники и соратники. Её сын Саджиб Вазед работает советником в правительстве. Её дочь Сайма Вазед долгое время жила в Канаде, но недавно её назначили на ряд должностей в правительстве, что породило спекуляции на тему её перспектив возглавить страну.
Среди прочих претендентов – их двоюродный брат Радван Муджиб Сиддик Бобби, который недавно начал издавать политический журнал, и Шейх Фазле Нур Тапош, мэр Южной Дакки. Родители последнего были убиты вместе с родителями Шейх Хасины в 1975 г.
Никто из них не пользуется таким же почтением в обществе, как Шейх Хасина, и не замечен в склонности к реформам.
Кое-кто полагает, что носителем перемен может выступить армия, которая в прошлом несколько раз захватывала власть в этой стране. Но Шейх Хасина жёстко её контролирует. Катарский телеканал «Полуостров» недавно сообщил, что между Шейх Хасиной и нынешним главнокомандующим существует тесная личная связь.
Иные опасаются мусульманского радикализма. В 2016 г. носители крайних религиозных воззрений убили 24 человека в ресторане и в булочной в Дакке.
Шейх Хасина разгромила некоторые из исламистских группировок, убедив суды запретить знаменитую партию Мусульманское общество (террористическую организацию, запрещённую в России – «УМ»), сражавшуюся с Пакистаном в войне за независимость.
Но она примирилась с существованием других, в частности Стражей ислама, которые выступают против светского государства. Рядовые бенгальцы, примерно 90% которых являются мусульманами, в последние годы стали более ревностно соблюдать религиозные обряды, но, похоже, мало кто из них жаждет теократии.
На самом деле в условиях полного контроля Народной лиги над обществом не так-то легко понять, чего хотят простые бенгальцы.
По-видимому, большинство из них устроило бы, если бы в будущем их благосостояние росло столь же быстро, что и в предыдущие 50 лет. Впрочем, это произошло не благодаря, а вопреки местным политикам.
The Economist, 27 марта 2021 года.

Прочитано 421 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту