Ньютоновская Европа

A A A

ЕС любезно преподал Польше и Венгрии урок физики. Законы Ньютона применимы и в политике.

Закон инерции – первый из законов Ньютона. «Всякое тело продолжает удерживаться в своём состоянии покоя или равномерного и прямолинейного движения, пока и поскольку оно не понуждается приложенными силами изменить это состояние», – писал Ньютон в 1687 г.
Это положение является и первым законом ЕС: всё остаётся по-прежнему до тех пор, пока достаточно большая сила не побудит к переменам. Пандемия COVID-19 и последовавший за нею кризис оказали на этот блок очень сильное давление.
Летом лидеры ЕС впервые решили выпустить коллективный заём на сумму в 750 млрд евро. После пяти дней переговоров все 27 глав государств и правительств согласились с тем, что любая страна, тратящая деньги ЕС, должна придерживаться «власти закона».
Венгрия и Польша на собственном горьком опыте познают основы физики: если предмет пришёл в движение, то остановить его довольно трудно.
Эти две страны достаточно поздно объединили свои усилия, чтобы попытаться сломать эту схему. Они утверждают, что механизм власти закона заходит слишком далеко. Им есть чего бояться.
В последние годы оба правительства попирали демократические нормы, подкупая судей, мешая журналистам исполнять свой профессиональный долг и используя государство для того, чтобы стреножить своих политических соперников.
Венгрия и Польша не в состоянии помешать вступлению в действие новых правил, поскольку для их одобрения достаточно квалифицированного большинства членов ЕС. Поэтому они решили использовать своё право вето в другой области.
Обе страны отказались подписывать билль о новом 7-летнем бюджете ЕС, расходная часть которого равна почти
1 трлн евро, и давать разрешение властям Союза на новые траты из восстановительного фонда размером в 750 млрд евро до тех пор, пока не будет отменено положение о власти закона.
Рычаг – понятие, которое существует не только в физике, но и в политике. На первый взгляд может показаться, что блокирование фондов размером в 1,8 трлн евро – это мощный рычаг. Ведь народные хозяйства стран Южной Европы задыхаются без денег.
Но на самом деле это больше походит на нападение камикадзе. В 2019 г. фонды, выделенные ЕС Венгрии и Польше, равнялись соответственно 4,5% и 3% их ВВП. Так что от попытки подорвать закон, принятию которого они не смогли воспрепятствовать, больше всего пострадают их собственные экономики.
Некоторые считают, что этот шаг является предупредительным выстрелом. Если Венгрия и Польша будут растоптаны, то начнётся грязная бюрократическая война, в которой эти две страны будут блокировать всё, что только могут.
Но в политике ЕС есть место и третьему закону Ньютона: действию всегда есть равное и противоположное противодействие. Другие страны тоже могут наложить вето на процесс принятия бюджета.
Такие строгие приверженцы правил, как Голландия, могут заблокировать его, если будут предложены слишком далеко идущие уступки.
Принцип власти закона имеет чёткое определение. Некоторые страны хотели бы его расширить, чтобы ударить по мошне тех правительств, что попирают права меньшинств или гомосексуалов.
Обсуждается и «ядерный» вариант (об этом шепчутся дипломаты и открыто говорят депутаты Европарламента): просто обойти эти две страны и выпустить новый заём без их участия.
Это будет означать изгнание Венгрии и Польши на задворки континента. Так уже делали раньше. Например, Дэвид Кэмерон, тогдашний британский премьер-министр, обнаружил в 2011 г., что его перехитрили, когда он отказался подписывать договор без изъятий в правилах регулирования для лондонского Сити. Партнёры обвели его вокруг пальца. Провал Кэмерона – хороший урок на тему о том, как не надо вести себя с Брюсселем.
Варшаве и Будапешту стоило бы усвоить его, если они хотят гарантировать своё место в блоке. Ведь избиратели в обеих этих странах, несмотря на то, что голосуют за правительства, борющиеся с учреждениями ЕС, являются твёрдыми еврофилами.
Как только правила ЕС о власти закона вступят в силу, инерция может стать союзником, а не противником Венгрии и Польши. Любое наказание за попрание власти закона должно будет получить одобрение квалифицированного большинства государств-членов. На первый взгляд, это должно способствовать улучшению нынешней системы.
Сейчас для того, чтобы оштрафовать страну, попирающую власть закона, и/или ограничить её право голоса, требуется единогласное решение всех остальных 26 государств-членов. Но его невозможно принять с тех пор, как Венгрия и Польша горой стоят друг за друга. На практике новые правила также будет трудно применить. Ведь Венгрия и Польша далеко не единственные члены, что нервничают из-за того, что выплаты из бюджета ЕС связали с примерным поведением.
В Болгарии процветает коррупция. В последние годы Мальту и Словакию потрясли громкие убийства ведших расследования журналистов. Кипр торгует своим гражданством. Хорватские власти обвиняются в избиении беженцев на границе.
Речь не о воровских понятиях. Лидеры ЕС неохотно вмешиваются во внутренние дела друг друга просто потому, что боятся, что окажутся следующими. В таких обстоятельствах лучше воздержаться.
В отличие от законов физики, законы политики гибкие. Существует опасность, что новый механизм станет ещё одним Пактом устойчивости и роста. Так называются многократно обруганные, но обычно игнорируемые правила правительственных расходов этого блока.
Согласно им, страны ЕС должны удерживать свои бюджетные дефициты ниже отметки в 3%, а размер государственного долга – ниже 60% ВВП. Даже в лучшие времена эти правила нарушались без особых последствий.
Чисто теоретически, страну можно оштрафовать. Но никого пока ещё не штрафовали. Критики говорят, что это очень по-европейски: строгие правила (чтобы умиротворить сторонников), которые никогда не применяются (чтобы умиротворить противников).
Проблема не в искусстве, а в мастерах.
Процедуры обуздания дурных государств-членов мало что дадут, если ни у кого не хватит смелости их использовать. Чтобы иметь дело с правительствами-изгоями в ЕС, нужно политическое мужество. Такие крупные страны, как Германия, ставят текущие политические соображения выше принципов.
За истекшее десятилетие венгерский премьер-министр Виктор Орбаан преобразовал своё государство, оставаясь при этом членом Европейской народной партии, куда входят и христианские демократы Ангелы Меркель.
Запоздалые меры против Польши – куда более важной страны для будущего Европы – были предприняты только тогда, когда её правительство практически уничтожило конституционный суд.
У такого провала блока обязательно будут последствия. Многие другие страны тоже движутся в этом направлении и не остановятся, пока на них не воздействует какая-то иная сила. Инерция –
мощная штука.
The Economist, 28 ноября 2020 года.

Прочитано 655 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту