На краю

A A A

Реджеп Тайип Эрдоган столкнулся с экономической реальностью. А ещё турецкому президенту будет недоставать его друга, который покидает Белый дом.

Какое огромное значение имеет всего лишь один семейный скандал!
Всего несколько недель назад турецкая лира ставила один рекорд падения за другим, тогда как центральный банк сидел сложа руки. Иностранные инвесторы распродавали по дешёвке турецкие ценные бумаги, а министр финансов Берат Альбайрак утверждал, что биржевые индексы не имеют никакого значения.
Сегодня лира переживает большой отскок, фондовый рынок взлетел вверх, а чиновники говорят о необходимости судебной реформы и сдерживания инфляции.
Более двух лет турецкий самодержавный президент Реджеп Тайип Эрдоган полагался в управлении экономикой на своего зятя Альбайрака.
Альбайрак довёл её до ручки. Поскольку для возобновления экономического роста банки предоставляли кредиты по ставкам ниже уровня инфляции, курс лиры к доллару рухнул более чем на 40%. В результате резко обесценились сбережения турок.
В конце концов Эрдоган ударил по тормозам. 7 ноября он сместил главу центрального банка, заменив его одним из противников Альбайрака.
Днём позже ушёл в отставку и сам возмущённый Альбайрак, которого когда-то рекламировали как возможного преемника его тестя. Лира отреагировала на это самым быстрым за последние 20 лет недельным ростом (на 10%).
Произошли примечательные изменения и в риторике. Новый глава центрального банка Наджи Агбаль и новый министр финансов Лютфи Эльван дали все необходимые заверения в своём намерении добиться устойчивого курса лиры и сбить инфляцию ниже отметки в 10%.
В министре юстиции, с 2017 г. руководившим массовыми репрессиями против противников правительства, внезапно проснулась страстная любовь к власти закона. Он попросил судей подчиняться постановлениям конституционного суда и помочь улучшить инвестиционный климат.
Стране действительно необходимы иностранные инвестиции, ведь во II квартале в условиях ширящейся пандемии экономика сжалась почти на 10% по сравнению с тем же периодом прошлого года.
Эрдоган, заклятый враг высоких процентных ставок, теперь говорит, что Турции придётся проглотить «горькую пилюлю», имея в виду меры экономии. 19 ноября центральный банк организовал впечатляющее повышение ставки на 475 пунктов.
Эрдогану пришлось подчиниться давлению рынков и сместить Альбайрака.
До тех пор, пока турецкий вождь не сменил курс, «существовала угроза, что проблемы начнут нарастать, как снежный ком, что приведёт к полному краху национальной валюты», говорит Пол Макнамара из GAM Investments. Возможно, пришлось бы обращаться за помощью к МВФ, хотя Эрдоган всегда отвергал эту идею.
Президенту пришлось бы заплатить и политическую цену. Говорят, что группа из 30-40 депутатов парламента от правящей партии угрожала перейти в оппозицию, если Альбайрак не уйдёт в отставку.
Полная смена экономической команды Эрдогана обеспечила ему, по меньшей мере, передышку, говорит турецкий экономист Угур Гюрсес.
Возможно, это позволит турецкому вождю пережить и потерю хорошего друга в Вашингтоне. В последние 4 года Эрдоган мог рассчитывать на Дональда Трампа.
Тот будто не замечал, что Турция изгоняет американские войска из Северо-Восточной Сирии, вступает в столкновение с союзниками по НАТО в Восточном Средиземноморье, отправляет сирийских наёмников в Ливию и Азербайджан и бросает за решётку тысячи людей по надуманным обвинениям в терроре.
Трамп также прикрывал Турцию от санкций за приобретение у России зенитной системы С-400.
Возможно, он попытался бы притормозить и расследование об отмывании персидских денег через один турецкий государственный банк.
При Байдене, который в этом году назвал Эрдогана «самодержцем», которому «придётся дорого заплатить», всё будет гораздо жёстче.
Америка проведёт красные линии и будет пристально следить, чтобы Анкара их не переступила, говорит Лизель Хинц из Университета Джонса Хопкинса.
Возможности Эрдогана заключать сделки с Белым домом резко уменьшатся. Турции будет сложнее уклониться от санкций из-за С-400, особенно учитывая то обстоятельство, что в октябре она провела испытания этой системы.
«Анкара больше не сможет рассчитывать на ту защиту, которую предоставлял ей Трамп, – говорит Аслы Айдынташбаш из Европейского совета по внешней политике. – Ей придётся навести порядок в собственном доме как политически, так и экономически. Возможно, здесь нет прямой причинно-следственной связи, но отставка Альбайрака была необходима, чтобы лучше подготовить Турцию к грядущим вызовам».

С ТАКИМИ ДРУЗЬЯМИ…Впрочем, у готовности Эрдогана спасать лиру и умиротворять новое американское правительство есть свои пределы. При всех сегодняшних разговорах о реформах он не собирается ослаблять железную хватку, которой вцепился в национальные учреждения, или прекращать мучить своих политических противников. Недавно его прокуроры начали расследование по делу Экрема Имамоглу, оппозиционного беледийе-башканы Истанбула, обвинённого в критике одного из любимых проектов президента – канала между Чёрным и Мраморным морями. Решения, принимаемые центральным банком, по-прежнему зависят не от его главы, а от президента. Возможно, Альбайрак – неплохой козёл отпущения, но не он являлся главной проблемой Турции.Даже если бы Эрдоган был искренен в своём стремлении к демократическим реформам и урегулированию отношений с западными партнёрами, ему всё равно было бы трудно сделать правильные шаги, поскольку он связан коалицией с националистами, которые поддерживают его в парламенте и службе безопасности. «Он сам себя поймал в капкан, – говорит Озгюр Унлюхисарджыклы из Немецкого фонда Маршалла. – Я не понимаю, как он сможет осуществить необходимые перемены, не разрушив им же созданный альянс».Эрдоган, должно быть, надеется, что начало президентства Байдена будет лучше, чем конец президентства Трампа. 16 ноября Майк Помпео, государственный секретарь в правительстве Трампа, заявил одной французской газете, что Америка и Европа должны положить конец «воинственным действиям» Турции последних месяцев. Днём позже Помпео прибыл в Истанбул, где посетил вселенского патриарха, чтобы обсудить проблему религиозной свободы в Турции (и, возможно, оплакать превращение Эрдоганом собора Святой Софии – древнего христианского храма – в мечеть). Он не встретился ни с одним турецким чиновником.The Economist, 21 ноября 2020 года.

Прочитано 388 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту