Городская степь

A A A

Чтобы процветал регион, должны процветать его города.

Исследуя Средний Запад, вы проводите много времени в пути между населёнными пунктами. Как писал 10 лет назад Ричард Лонгуорт, эти равнины «усеяны бывшими городками».
Его замечание вряд ли оценят в такой деревушке, как Эссампшен (Иллинойс), её население – 1066 человек, и оно продолжает сокращаться.
У некоторых жителей Эссапшена свои предубеждения. «Люди здесь хотели бы вытолкнуть Чикаго из Иллинойса», – говорит Крис, занимающийся продажей высокотехнологичного сельскохозяйственного оборудования. Этот город слишком либеральный, а его избиратели господствуют в этом штате.
Дэн Колкинз, депутат парламента Иллинойса от Республиканской партии, указывает на «культурный, политический, экономический разлом» между Чикаго «и остальной частью штата». Все эти конторские служащие из Чикаго, «которые поколениями голосуют за одну партию», живут как будто бы в другой стране.
Действительно, городские агломерации Среднего Запада перерастают те штаты, в которых расположены. Сельские жители могут этого не признавать, но живут они во многом за счёт субсидий, которые выплачиваются из налогов, собираемых с горожан.
В сентябре прошлого года группа мэров подготовила доклад, где говорится, что в городах теперь живёт 86% американцев и производится 91% национального дохода.
Авторы доклада вводят понятие валового городского продукта (ВГП). В США существует 38 городов с ВГП более 100 млрд долл., 10 из них находятся на Среднем Западе.
Самый большой город Среднего Запада – это Чикаго. Его ВГП равен 716 млрд долл. Это 83% ВРП Иллинойса.
ВГП агломерации Миннеаполиса – 273 млрд долл. Это 74% ВРП Миннесоты.
Даже погрязший в проблемах Детройт имеет ВГП в 273 млрд долл. Это более 50% ВРП Мичигана. Такова же и доля Сент-Луиса в ВРП Миссури.
Для городов Среднего Запада этот год оказался тяжёлым. COVID-19 больно ударила по Чикаго, где к июлю умерли более 4500 человек. В Детройте умерло более 2700 человек. Это два самых высоких показателя после Нью-Йорка.
Но жители некоторых городков протестовали против карантина. Жители Южного Мичигана, Иллинойса и Висконсина ворчали по поводу населения крупных городов, которое нагнетает атмосферу страха.
Вооружённые протестующие ворвались в парламент Мичигана, требуя отменить карантин, введённый губернатором Гретхен Уитмер. В Висконсине консерваторы даже заставили Верховный суд штата пересмотреть решение губернатора Тони Иверса.
Пандемия также принесла экономические лишения. Этим летом столкнутся с сокращением доходов такие популярные туристические места, как Верхний полуостров в Мичигане, Северный Висконсин и Северная Миннесота.
Но больше всего пострадают города. Чикаго ждал в этом году 60 млн гостей. Хорошо, если приедет половина от этого количества. Ожидается, что в бюджете города размером в 11,6 млрд долл. образуется дыра в 700 млн. По оценке одного исследования, проведённого в Иллинойском университете, в этом году ВРП штата сократится на 76 млрд долл.
К этому добавился произошедший в начале лета срыв, когда сотни городов были потрясены протестами против расизма полиции. Во многих из них мэры ввели комендантский час. На улицы была выведена Национальная гвардия.
Лавки, которые начали было открываться по мере снятия ограничений, вновь оказались наглухо закрыты. Владельцы некоторых разграбленных магазинов говорят, что больше вообще никогда не откроются.
Главный урок этих потрясений таков: они скорее усилят существующие тенденции развития, чем приведут к их смене. Пандемия гриппа в 1918 г. не остановила подъёма американских городов, в том числе на Среднем Западе.
Большие протесты в Детройте в
1967 г. и после убийства Мартина Лютера Кинга в 1968 г. совпали, а возможно, и ускорили упадок некоторых городов. Но в основе его лежали экономические причины.
Детройт – показательный случай. За последние 70 лет он пережил драматический упадок. В 1950-е годы его население достигло пика в 1,8 млн жителей, а теперь сократилось до 670000.
Городские служащие, предприниматели, общественные активисты и благотворители единодушно утверждают, что накануне пандемии Детройт вновь стал процветать.
Центр города привлекает художников. Туристы едут в Детройт из-за музыки Motown и модных ресторанов.
В город стекаются и жители пригородов, жаждущие окунуться в его бурную культурную жизнь. Некоторые компании стали переносить сюда свои штаб-квартиры.
Мэр Майкл Даггэн высоко оценивает строительство новых небоскрёбов как свидетельство появления в городе новых рабочих мест, не связанных с автомобилестроением. Детройт, где долгое время господствовали несколько крупных компаний, теперь увлечён стартапами.
«Пять лет назад вы выходили из своей конторы в рабочий полдень и улицы были пусты, – говорит предприниматель Рэй Уотерс. – Сегодня повсюду люди, идущие на обед, на представление. Город возвращается».
Детройт идёт по пути, проторённому другими городами: диверсификация экономики, обновление центра, остановка сокращения численности населения, привлечение молодёжи, обуздание преступности и заманивание инвесторов.
Проведите день с Питом Буттигиком, бывшим мэром Саут-Бенда (Индиана), и он расскажет вам обо всех своих достижениях: возрождении набережной, сносе заброшенных домов, оздоровлении финансов, привлечении высокотехнологичных фирм и магазинов в старые здания, где когда-то располагались промышленные предприятия.
Брюс Кац и Джереми Новак из Института Брукингса исследовали Средний Запад в поисках таких «передовых городов». В своей недавней книге они утверждают, что те набирают силу. Во многих из них за последнее десятилетие выросло население.
Это отражает рост численности молодёжи, занятой на высокотехнологичных рабочих местах. Также сказывается переезд 50-70-летних, которые стали предпочитать городской центр сонным пригородам.
Почти везде дорогое жильё. Квартирная плата поглощает 30% доходов. Но всё-таки города Среднего Запада дешевле, чем города обоих побережий.
Аника Госс-Фостер из благотворительного фонда «Детройт – город будущего» указывает на то, что большая часть жилого фонда здесь довольно старая (построена до 1970 г.).
Но зато сколько свободного пространства! Если на Манхэттэне на 1 кв. милю приходится 69500 жителей, то в Детройте – всего 5100.
В Норт-Энде – редконаселённом районе города, где когда-то находились знаменитые джазовые клубы и жили Дайана Росс и Дымчатый Робинсон, – идёт перестройка.
Соня Мэйс стоит посреди маленького домика, где пахнет древесиной и свежей краской. Она застройщик и намерена возвести 1000 таких домов, причём две трети из них в ранее снесённых кварталах. Половина из них будет сдаваться по сниженным ценам благодаря поддержке банка J. P. Morgan.
Если улучшится качество жилого фонда, то вернётся и население.
Кац говорит, что до пандемии города Среднего Запада «лучше всех следовали этому сценарию», преподнося себя как более весёлые, чем раньше, и более дешёвые, чем все остальные.
Компании тоже сообразили, что дешевле нанимать персонал в городах, где ниже стоимость жилья.
Он указывает на Питтсбург как пример города, прошедшего через обвал металлургии и возродившегося в качестве центра новых технологий, робототехники, искусственного интеллекта и много чего ещё.
Том Мёрфи, бывший мэр, рассказывает о трудном решении по сокращению расходов, в частности на полицию, ради создания фонда по выкупу у бывших владельцев сталелитейных заводов земли, которая теперь отдана под развитие других предприятий.

КАК СТАТЬ БОГАЧЕ
Позвольте поделиться одним озарением: вместо того чтобы заманивать инвесторов различными стимулами, городам надо просто сосредоточиться на создании привлекательных условий для жизни.
А теперь второе озарение: у городов больше активов, чем они думают. Муниципальная земля может быть использована для сбора средств на перепланировку и развитие общественного транспорта.
Этот регион даёт множество примеров этому. Миннеаполис и Мэдисон успешно развивают индустрию здравоохранения при помощи Клиники Майоу и таких фирм, как Medtronic – производитель медицинской техники с ежегодным оборотом в 31 млрд долл. и 90000 сотрудников.
Джон Крэнли, мэр Цинциннати, говорит, что его город пытается подражать Питтсбургу.
Успех Чикаго исключителен. Население его центральной части выросло с 18000 в 1980 г. до 110000 сегодня.
Коламбус – столица Огайо – каждый год прирастает на 10000 жителей. Это один из самых быстрорастущих городов Америки. Его расцвет, говорит Кенни Макдоналд, возглавляющий агентство по перепланировке «Один Коламбус», связан с диверсифицированной экономикой и удачным расположением с точки зрения логистики.
Но не все города процветают. Когда население штата едва растёт (или даже сокращается, как в случае с Иллинойсом), успех одного города – это чей-то проигрыш. Кливлэнд проигрывает Коламбусу и Цинциннати.
Большие города затмевают маленькие. Декейтэр (Иллинойс) всё последнее десятилетие клонится к упадку после того, как ADM и Tate&Lyle – два великана пищевой промышленности – перенесли свои американские штаб-квартиры в Чикаго.
Аарон Ренн, бывший сотрудник Манхэттэнского института, называет «застойными» те города, что потеряли более 20% своего населения со времени достижения ими пика его численности.
Он говорит, что Средний Запад справляется с «фазой упадка» лишь за счёт того, что «люди стекаются в те места, что ещё пользуются успехом».
Более крупные города продолжают расти, высасывая молодых выпускников из более мелких.
Города Среднего Запада борются с предпринимательством.
Он указывает на Индиану как исключение. Этот штат оказался готовым экспериментировать ещё и с реформой муниципального самоуправления. Ренн, живущий в Индианаполисе, приветствует принятое в 1980-е годы решение присоединить к нему соседние графства. Это позволило увеличить официальную численность населения города и укрепило его налоговую базу. Важно также и то, что оно привязало к нему жителей пригородов.
Детройт был бы рад поступить так же, но, согласно закону вековой давности, он не имеет права присоединять земли соседних графств. Но он мог бы извлечь другие уроки из опыта Индианаполиса, например, из его необычайной готовности убеждать компании делать ставку на муниципальный бизнес, что помогло привести в порядок городские финансы. Увы, рыночный подход Индианы является редкостью.
Авторы доклада, изданного в мае мозговым трестом «Сердце страны, вперёд!», который основан семейством Уолтонов (которым принадлежит Walmart), сетуют на то, что старые крупные компании чувствуют себя в этом регионе хорошо, а вот молодые фирмы процветают редко. Это особенно верно для тех городов, у которых не получается с развитием научных исследований и инноваций.
Молодые фирмы более активно создают новые рабочие места, но их душит регулирование.
Лицензирование таких предприятий, как парикмахерские, или 15 разрешений, необходимых для того, чтобы открыть винный погребок, отрицательно сказываются на экономике во всём мире.
The Economist, 25 июля 2020 года.

Прочитано 1121 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту