От ржавого пояса к мозговому

A A A

Высшая школа как локомотив процветания.

Построить великий город просто, сказал как-то политик Дэниел Пэтрик Мойнихэн. Для начала откройте в нём университет, а затем подождите 200 лет.
С этой точки зрения у Среднего Запада приличные активы. Здесь расположено множество превосходных университетов и куча более скромных вузов. Все они оказывают влияние на города, в которых расположены.
Часто ядром процветающего города является университет. В долгосрочной перспективе преуспевают хорошо образованные города.
Джон Остин из Чикагского совета по мировой политике подготовил исследование, где доказывает исключительность научных кадров Среднего Запада.
Он говорит, что здесь находятся 15 из 200 лучших исследовательских университетов планеты. (Если говорить о Среднем Западе в широком смысле этого термина, то все 20).
В 14 лучших государственных университетах учится 600000 студентов, работает 50000 преподавателей. Ежегодно они привлекают финансирование из исследовательских фондов на сумму в 10,6 млрд долл.
Это больше, чем все университеты Лиги плюща и Калифорнии, вместе взятые.
На Среднем Западе находятся 16 из 50 лучших медицинских вузов страны, 5 из 25 лучших вузов в области информационных технологий и 17 из 63 лучших исследовательских университетов.
Наконец, подводит итог Остин, на компании и университеты этого региона приходится 21% патентных заявок Америки.
Почти четверть грантов Национальных институтов здравоохранения на разработку новых лекарств и медицинских технологий достаётся научным учреждениям Среднего Запада.
В свою очередь, они способствуют процветанию. Тремя способами.
Во-первых, они привлекают молодёжь. В огромном количестве. Мэры стремятся к оживлению центров своих городков, так что заманивание молодых потребителей – это большое преимущество.
Хотите научный опыт? Спросите, как пострадали эти городки, когда COVID-19 заставила людей разъехаться по домам.
Один житель Коламбуса (Огайо) стенает по поводу того, как подорвало спрос на товары и услуги местных предпринимателей отсутствие 30000 студентов и сотрудников университета.
Ещё один пример – Саут-Бенд (Индиана), возрождение которого Пит Буттигик часто преподносит в качестве доказательства собственной состоятельности как политического вождя.
Но он признаёт, что при этом огромную роль сыграл находящийся в этом городе Университет Богородицы (где преподавал его отец). Очень полезно иметь 8500 студентов в городе со 100-тысячным населением. А ведь среди них есть и немало добровольцев, готовых работать в местных школах.
Это прекрасно и с точки зрения внедрения идей исследователей, например, установки беспроводных датчиков для контроля потоков воды в канализации и экономии денег. «У нас есть концепция β-города, – говорит он. – Мы берём у университета интеллектуальную собственность и внедряем её».
Во-вторых, университеты – это скопление трудоспособных талантов. Не все выпускники остаются рядом со своей альма-матер, но те города, что оказываются в состоянии удержать их, превосходят конкурентов.
Рам Эмануэль любит этим похвастать. Когда в прошлом году он ушёл с поста мэра Чикаго, 39% взрослого населения этого города имели по меньшей мере диплом бакалавра. Это намного превосходит общенациональный показатель. Мы опережаем все остальные крупные города, говорит он.
Впрочем, многое зависит от того, что мы считаем крупным городом. В Миннеаполисе степень бакалавра имеют более 49% взрослых, а в Мэдисоне – 58%. Это объясняет расцвет этих двух городов, в частности медицины и фармацевтики, где нужны высококвалифицированные работники.
В среднем 32% американцев в возрасте старше 25 лет имеют по меньшей мере диплом бакалавра. Из 12 штатов Среднего Запада только в Иллинойсе, Канзасе и Миннесоте превышен общенациональный показатель. Хуже всего образована Индиана, где лишь четверть взрослого населения имеет степень бакалавра. Это лишнее напоминание о проблемах средней школы.
В Чикаго Рам Эмануэль изо всех сил боролся за то, чтобы увеличить долю оканчивающих её. В 2012 г. этот показатель равнялся мрачным 56%, в прошлом году – 78%.
Он также привлёк больше людей для прохождения профессиональной подготовки в муниципальных колледжах. Это имеет большое значение потому, что фирмы ценят Чикаго за широкое предложение высококвалифицированной рабочей силы на рынке труда.
Каждый год в июне, говорит он, сюда стекается 140000 выпускников университетов и колледжей со всего Среднего Запада, чтобы начать свою трудовую деятельность.
В-третьих, университеты помогают переориентировать экономику города.
Как говорит Джон Крэнли, мэр Цинциннати, «безусловно, главным локомотивом развития является взаимодействие городского населения с расположенным рядом первоклассным научно-исследовательским учреждением».
Мэр Чикаго Лори Лайтфут называет Чикагский университет «одним из бриллиантов в нашей короне». Как говорят в университете, за последние два десятилетия он помог основать более 300 компаний совокупной стоимостью в 1,2 млрд долл.
Иллинойский университет (Урбана-Шампэйн) подготовил исследование о потерянных возможностях в области коммерциализации научных разработок.
Марк Андреессен, один из его студентов-программистов, ещё в 1992 г., учась в университете, создал первый в мире интернет-поисковик Mosaic. К несчастью для Иллинойса, он добился коммерческого успеха, стал сооснователем Netscape и много чего ещё, только перебравшись на Западное побережье.
Лора Фрерикс, проректор по развитию Иллинойского университета, говорит, что её вуз, где учится 13000 студентов инженерных специальностей, а докторов-математиков больше, чем где бы то ни было в Америке, извлёк урок из этого опыта.
С тех пор здесь построено 17 новых корпусов для предприимчивых студентов и недавних выпускников. В них работают более 120 небольших компаний, в которых занято 2200 человек. Часто они сотрудничают с крупными фирмами.
Один студент из Ирана, в фирме которого работают 35 человек, использует искусственный интеллект для создания трёхмерных изображений для строительных компаний по всему миру.
Другой использует суперкомпьютер, чтобы помогать составлять план лечения для больных раком.
Третий создаёт «очень маленьких роботов», которые должны прогуливаться по полям и наблюдать за состоянием посевов.
Всё это планируется расширять. Чикагский университет собирается стать центром квантовой информационной инженерии – новой формы компьютерной техники.
В этом году губернатор Иллинойса Дж. Прицкер заявил, что направит 500 млн долл. на создание на юге Чикаго Института партнёров открытия (ИПО), где университет мог бы коммерциализировать свои разработки, опираясь на своих выпускников-инженеров.
Роберт Джоунс, ректор Иллинойского университета, сравнивает этот проект с Технопарком на острове Рузвельта в Нью-Йорке. Он говорит, что этот план позволит превратить Чикаго из «третьестепенного города по части инноваций в первостепенный».
Ещё одну модель предлагает Питтсбург, некогда умиравший город металлургов. Теперь его называют «Робобургом» из-за бума в области робототехники, искусственного интеллекта, беспилотных автомобилей и биомедицины.
Том Мёрфи, бывший мэр, говорит, что для того, чтобы понять успех Питтсбурга, надо присмотреться к Университету Карнейги-Меллона и его предпринимательской культуре.
Брюс Кац и Джереми Новак считают Питтсбург примером города, ожившего благодаря университету. Всё начиналось с института робототехники в школе информационных технологий Университета Карнейги-Меллона, который привлёк внимание всего мира во время аварии на АЭС «Три-Майл-Айлэнд».
Он способствовал созреванию целой грозди местных высокотехнологичных компаний. Город и университет не стали выбирать, какую из них поддерживать.
Вместо этого они сосредоточились на подготовке как можно большего числа инженеров и привлечении их со стороны. Этот процесс авторы называют «выращиванием талантов». Они также всячески поощряли развитие предпринимательства.
Сохранятся ли эти тенденции?
Не всякий город может опереться на свой университет. Мелким колледжам угрожают демографические изменения, сокращение иммиграции, пандемия, а государственным учебным заведениям – надвигающееся снижение финансирования.
Федеральные власти, ищущие возможности оживления экономики, могли бы прислушаться к идее профессоров Массачусетского технологического института и «перезапустить Америку» посредством вложения 100 млрд долл. в 20 новых центров высокотехнологичных, инновационных и коммерциализированных исследований, подобных ИПО в Чикаго.
Идея заключается в том, чтобы создать множество конкурентов Кремниевой долине.
Из 20 кандидатов в профессорском списке 13 – это университеты Среднего Запада. Если повезёт, то не потребуется ждать 200 лет, чтобы увидеть результат.
The Economist, 25 июля 2020 года.

Прочитано 601 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту