Экспериментальное лечение

A A A

Правительства резко увеличивают свои расходы, чтобы удержать на плаву экономику. Помощь оказывается как компаниям, так и гражданам. Но требуется делать гораздо больше.

Персонаж одного из романов Эрнеста Хемингуэя так описывал наступление банкротства: «сначала медленно, а потом полностью и сразу». Экономическая реакция на пандемию COVID-19 полностью соответствует этой модели.
В течение нескольких недель политики колебались, несмотря на всё более мрачные экономические прогнозы. Затем в течение всего нескольких дней богатый мир решительно изменил своё поведение. Многие правительства теперь ступили на тропу войны, обещая массированное государственное вмешательство и контроль над экономической активностью.
Теперь на устах у всех политиков фраза «во что бы то ни стало», позаимствованная из лексикона Марио Драги, главы Европейского центрального банка (ЕЦБ) в 2011-2019 годах. Он использовал эти слова в 2012 г., чтобы убедить инвесторов в серьёзности своих намерений разрешить кризис в еврозоне и добиться экономического оздоровления. Обещание Драги было достаточно радикальным.
Но сейчас политики предлагают что-то принципиально большее: радикальные структурные изменения в том, как работают их народные хозяйства.
Обещания беспримерны.
16 марта президент Франции Эмманюэль Макрон заявил, что «ни одна компания, какого бы размера она ни была, не станет банкротом» из-за вируса.
Германия предложила неограниченные финансовые вливания всем предприятиям, пострадавшим от вируса.
В феврале Япония уже предложила подготовленный на скорую руку пакет помощи, но 10 марта дополнила его ещё одним, который включает дополнительные расходы на сумму в 430 млрд йен (4 млрд долл.) и увеличение почти в 4 раза лимита на дешёвое кредитование.
Британия заявила, что одолжит своим фирмам более 300 млрд фунтов (15% ВВП).
Америка, по-видимому, введёт в действие пакет фискальных мер стоимостью в более чем 1 трлн долл. (5% ВВП).
По самым консервативным оценкам, общий объём объявленных на данный момент чрезвычайных фискальных стимулов равен 2% мирового ВВП. Это гораздо больше, чем было предложено в ответ на мировой финансовый кризис 2007-2009 годов.

ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО МЫ ТОНЕМ
Отчасти столь радикальные меры вызваны пониманием того, что коронавирус, представляющий угрозу прежде всего для системы здравоохранения, имеет и экономическое измерение.
Потрясающе плохие экономические данные из Китая позволяют понять, что ждёт остальной мир.
В первые два месяца 2020 г. все экономические показатели Китая находились на глубоко отрицательных значениях: промышленное производство упало на 13,5% по сравнению с тем же периодом прошлого года, розничные продажи – на 20,5%, а инвестиции в основной капитал – на 24,5%.
Возможно, что в I квартале 2020 г. ВВП Китая сократится на 10% по сравнению с тем же периодом прошлого года.
Последний раз экономический кризис в Китае наблюдался более 40 лет назад, на закате «культурной революции».
Мрачные статистические данные приходят со всех сторон. Речь идёт не столько об официальной статистике, которую нужно ещё обработать, сколько о поступающих «в реальном времени» данных из частного сектора.
По данным OpenTable – платформы по заказу столиков в ресторанах, – по всему миру их посещаемость упала в 2 раза.
Число международных рейсов в пяти крупнейших американских аэропортах сократилось по меньшей мере на 30%. Произошёл обвал кассовых сборов в кинотеатрах.
Резкое сокращение зарубежных поездок нанесёт огромный ущерб торговле, поскольку более половины всех перево-зимых по воздуху грузов приходится на пассажирские самолёты.
Как свидетельствует последний финансовый кризис, сочетание развала технологических цепочек с падением потребительского спроса ударит по товарообороту гораздо сильнее, чем по ВВП.
Американская ассоциация портовых властей – альянс портов Канады, Вест-Индии, Латинской Америки и Соединённых Штатов – уже предостерегает, что их грузооборот в I квартале 2020 г. может сократиться более чем на 20% по сравнению с тем же периодом прошлого года.
Теперь начинают поступать и официальные данные.
Имперский промышленный индекс – ежемесячное исследование, охватывающее штат Нью-Йорк, – в марте показал крупнейшее в своей истории падение и опустился до самых низких значений с 2009 г.
В феврале безработица в Норвегии равнялась 2,3%, а 17 марта – уже 5,3%. Данные из отдельных штатов Америки показывают, что в последние дни там наблюдается резкий рост безработицы.
Всё это только подпитывает мрачные прогнозы. В обнародованном 17 марта докладе банка Morgan Stanley говорится, что во II квартале ВВП еврозоны обвалится по сравнению с тем же периодом прошлого года на удивительные 12%. Прогнозируется, что японская экономика сожмётся на 2% в этом квартале и ещё на 2% – в следующем.
Большинство аналитиков прогнозируют падение мирового ВВП в I полугодии этого года.
В целом же по итогам 2020 г. мы вряд ли увидим экономический рост. Это худшая ситуация со времён финансового кризиса 2007-2009 годов.
И даже такой сценарий, похоже, является слишком оптимистичным.
17 марта аналитики Goldman Sachs заметили, что ещё не «разработали сценарий развития событий на случай полного карантина» в развитых экономиках за пределами Европы.
Прогнозы по Америке, которая находится на более ранней стадии вспышки заболевания, чем Европа и Азия, остаются пока очень наивными.
Впрочем, очень медленный рост в Китае и крупный кризис в Европе уже способны привести к тяжелейшей всемирной депрессии.
Стивен Мнухин, министр финансов Америки, предостерёг на этой неделе, что уровень безработицы в стране может достичь 20%, если Конгресс не примет пакет экономических стимулов. Это уловка на переговорах? Но в условиях, когда опустошаются торговые центры, останавливаются фабрики и рушатся фондовые рынки, законодатели, похоже, не станут с ним спорить.
Несмотря на головокружительный обвал ВВП в I полугодии этого года, особенно во II квартале, большинство аналитиков прогнозирует возвращение к нормальному положению вещей во II полугодии и резкое ускорение роста в 2021 г., когда люди будут навёрстывать упущенное.
Отчасти они отталкиваются от китайского опыта. Более 90% крупных промышленных компаний этой страны уже возобновили производство. Китайский фондовый рынок, который в феврале демонстрировал худшие в мире показатели, сейчас демонстрирует самые лучшие (или скорее, наименее плохие).
Впрочем, остаются опасения, что вирус продолжит сдерживать и подавлять развитие мировой экономики на протяжении не только этого года, но и позже. Если так, то мировой экономический кризис может затянуться на гораздо большее время, чем ожидает большинство людей.
На этот раз центральные банки начали действовать довольно быстро. С февраля Федеральная резервная система снизила ставку на 1,5 процентных пункта. За ней последовали центральные банки других стран. Однако дальнейшее снижение ставки уже невозможно: она и так находилась на низких значениях перед началом распространения вируса.

ТОГДА ДАВАЙТЕ ПОПРОБУЕМ ФИСКАЛЬНЫЕ МЕРЫ
Не все центральные банки действуют предельно энергично. У Китая есть возможность снижать ставку, которая равна 1,5%, но он предпочитает удерживать её на этом уровне из-за довольно высокой инфляции (которая, в свою очередь, вызвана африканской чумой свиней, приведшей к резкому сокращению поголовья и росту цен).
Центральные банки могли бы использовать и более творческий подход. 19 марта управляющий совет ЕЦБ решил запустить программу скупки как государственных, так и корпоративных облигаций на сумму в 750 млрд евро. Но самые серьёзные меры сейчас предпринимаются на фискальном фронте.
Правительства соревнуются друг с другом в предложении всё больших и лучших пакетов стимулирования.
Все страны увеличивают расходы на здравоохранение. Здесь и финансирование попыток разработать вакцину или другое целебное средство, и расширение мощностей лечебных учреждений. Однако основная масса дополнительных расходов нацелена на помощь компаниям и людям.
Начнём с компаний. Китай, где вспышка пошла на спад, сейчас пытается стимулировать потребление. Город Фошань (Гуандун) запустил программу субсидирования приобретения автомобилей.
Некоторые города стали раздавать людям купоны, которыми можно расплатиться в местных магазинах и ресторанах. Наньцзин в этом месяце раздал электронных ваучеров на сумму в 318 млн юаней.
Но большинство стран ещё находятся в худшей фазе вспышки или только приближаются к ней. Когда клиенты иссякнут, многие фирмы обанкротятся, если не получат помощи.
По подсчётам The Economist, в развитых странах карантин способен привести к сокращению потребительских расходов на 40%. Особенно пострадают фирмы из индустрии досуга и гостеприимства.
Гостиница Moor of Rannoch, находящаяся в глухой шотландской деревушке, сообщает, что её страховщик не собирается возмещать ей ни пенса за потерянную выручку, поскольку COVID-19 – новое заболевание, которое не покрывается страховкой.
Можно снизить постоянные издержки фирмы. В основном это арендная плата и зарплата. Министерство финансов Китая освободило компании на 5 месяцев от уплаты взносов в фонды социального страхования. Правительство также временно снизило тариф на электричество для предприятий на 5% и сократило ставку налога на добавленную стоимость.
Британское правительство организовало годовые налоговые каникулы для всех компаний, работающих в сфере розничной торговли, гостеприимства и досуга. Впрочем, независимо от этого, выручка многих фирм, похоже, продолжит падать.
Похоже, такие меры необходимы, чтобы позволить фирмам сохранить приток денег. Многие банки предлагают крупные краткосрочные кредиты, чтобы помочь продержаться корпоративным клиентам.
Чтобы поощрить банки продолжать выдачу кредитов, Британия пообещала им дешёвое финансирование и государственные гарантии на случай убытков. Для совсем мелких фирм, многие из которых вообще не в состоянии брать кредиты, предложены невозвратные гранты на сумму до 25000 фунтов.
Другие страны действуют примерно так же. Японское правительство помогает маленьким фирмам, мобилизовав государственные кредитные организации на выделение им чрезвычайных займов на общую сумму до 1,6 трлн йен.
Многие из таких кредитов будут предоставляться без процентов и требований к обеспечению. Помощь будет предоставляться тем фирмам, у которых месячный товарооборот окажется по меньшей мере на 15% ниже обычного уровня.
Бавария – богатая немецкая земля – объявила 16 марта, что малые и средние предприятия с числом занятых не более 250 смогут получить немедленные финансовые вливания на сумму от 5000 до 30000 евро. Европейская комиссия уже ослабила правила предоставления государственной помощи, чтобы поощрить поддержку правительствами пострадавших компаний.
Вторая часть фискальной реакции – это помощь людям, в частности, защита их от потери работы или связанного с этим резкого падения доходов. Уго Джентилини из Всемирного банка насчитал 25 государств, которые используют денежные трансферы как часть своего экономического ответа вирусу.
Бразилия предоставит неформальным занятым (а это, по грубым оценкам, 40% рабочей силы) по 200 реалов (38 долл.). Малый бизнес получит отсрочку по налоговым платежам, а пенсионеры раньше получат полагающуюся им в конце года премию.
Австралия решила выплатить пенсионерам, ветеранам и людям с низким доходом единовременное пособие на сумму в 750 австралийских долл. (434 американских долл.).
Страны Северной Европы начали проводить политику, призванную уменьшить заинтересованность фирм в увольнении работников.
Германия ослабила критерии режима «укороченного рабочего дня», при котором государство выплачивает 60-67% упущенной зарплаты тем работникам, чьё рабочее время сокращается из-за трудностей фирмы. Как сообщает федеральное ведомство труда, «заявок выше крыши».
Использование режима «укороченного рабочего дня», возможно, позволило в 2 раза сократить предполагавшийся скачок безработицы во время кризиса 2008-2009 годов.
Теперь всё больше фирм имеют право использовать такой режим, временные работники оказываются под защитой, а правительство ещё и возмещает взносы в фонды социального страхования, которые компании делают от имени своих рабочих.

ПРИНЕСИ ДОМОЙ ДАТСКИЙ БЕКОН
В Дании в фирмах, которые рискуют потерять более 30% своей рабочей силы, правительство до июня будет выплачивать 75% зарплаты тем работникам, что в противном случае были бы уволены.
Правительство Норвегии увеличивает пособия по безработице. В первые 20 дней потерявшие работу будут получать сумму, равную их полной зарплате. «Свободным художникам», которые останутся без работы на срок более 2 недель, будут даны пособия, равные 80% их прежнего среднего дохода.
В Швеции государство будет покрывать половину зарплаты уволенных работников, а работодателей попросят покрыть вторую половину.
Америка пока ограничивается не столь радикальными мерами. Федеральное финансирование программы медицинской помощи беднякам, по-видимому, будет увеличено примерно на 30 млрд долл. Как полагает консалтинговая фирма Oxford Economics, эта мера останется в силе до конца этого года.
Америка также внедряет новую программу оплаты больничных, которая должна покрыть 30 млн работников, включая 10 млн самозанятых, стоимостью в 100 млрд долл. Здесь Америка просто догоняет другие богатые страны, в которых существуют куда более продвинутые программы пособий по временной нетрудоспособности.
В Америке также гораздо меньше встроенных автоматических стабилизаторов, вроде щедрых пособий по безработице, чем в других богатых странах. Значит, ей нужен куда больший пакет фискальных стимулов, чтобы успокоить ситуацию.
Возможно, он появится. Правительство Трампа намерено отдать деньги прямо в руки людей, если это одобрит Конгресс. Это самый значительный элемент его политики.
Он напоминает схему, предложенную в феврале властями Сянгана. Там ратуша предложила перечислить каждому постоянному жителю по 10000 сянганских долл. (1290 американских долл.).
Мнухин собирается вручить каждому американцу чек на 1000 долл. (это средняя зарплата в частном секторе за неделю) с возможностью получения потом ещё одного чека.
Таким образом, вскоре по почте могут быть отправлены примерно 500 млрд долл.
Некоторые экономисты косо глядят на такую политику.
Во-первых, в отличие от стран Северной Европы, она даже не пытается предотвратить массовые увольнения.
Во-вторых, вызывает сомнения опыт реализации плана сянганских властей. Руководитель финансового отдела этого города высказал надежду, что первые платежи жители получат в «конце лета». Это слишком поздно для людей, которые потеряли работу на прошлой неделе. Мнухин обещает, что платежи в Америке поступят гораздо быстрее.

ЧЕКОВОЕ ПРОШЛОЕ
Раньше Америка уже делала что-то подобное. Результаты были не очень вдохновляющие.
И в 2001, и в 2008 годах правительство уже рассылало чеки. Тогда люди предпочли отложить большую часть полученных денег. Психологически такая помощь была важна для многих американцев, но сами по себе полученные суммы не впечатляли.
Берни Сандерс, один из кандидатов демократов в президенты, славится не слишком умными экономическими предложениями. Но недавно он выступил с идеей выплачивать каждому домохозяйству по 2 тыс. долл. в месяц до тех пор, пока кризис не завершится. Возможно, это то, что надо в современных условиях.
В самом деле, миру требуется больше фискальных стимулов, особенно если провалятся меры по сдерживанию распространения вируса.
Японское правительство после того, как в конце этого месяца примет бюджет на следующий финансовый год, начнёт разрабатывать дополнительный бюджет, где будут уже полностью учтены последствия вируса.
Британский парламент предоставил министру финансов Риши Сунаку карт-бланш на принятие любых мер (без ограничений), которые он сочтёт нужными.
Насколько далеко зайдёт фискальная политика?
В прошлом году, по данным МВФ, более 35 богатых стран в сумме имели дефицит бюджета на сумму в 1,5 трлн долл. (2,9% их совокупного ВВП).
Можно предположить, что в среднем бюджетный дефицит вырастет на 5 процентных пунктов ВВП, а общий объём финансовых заимствований развитых стран перевалит в этом году через отметку в 4 трлн долл. Всё это придётся оплатить инвесторам.
Доходность по 10-летним облигациям американского Министерства финансов, которая упала было до отметки в 0,5% из-за опасений, что придёт вирус и спекулянты уйдут в тихие гавани, недавно поднялась выше отметки в 1%. Возможно, это связано с тем, что фирмы и инвесторы продают даже свои самые надёжные активы, чтобы получить наличные, а возможно, выражает определённую тревогу по поводу планируемых правительством заимствований.
И всё же, 1% – это, по историческим стандартам, очень мало. По целому ряду причин, включая стареющее население, мы наблюдаем беспримерный спрос на надёжные государственные облигации.
Банк Японии пообещал купить столько государственных облигаций, сколько понадобится, чтобы удержать их доходность около нуля. Инвесторы остаются очень привередливыми, когда речь идёт об облигациях некоторых богатых стран, особенно медленно растущих европейских государств.
Последняя интервенция ЕЦБ позволила странам с огромным объёмом долга, на которые крайне подозрительно смотрят финансовые рынки (например, Италии), начать заимствовать деньги по более низкой ставке. Впрочем, это не позволило полностью развеять сомнения по поводу готовности еврозоны предотвратить кризис.
Вопрос о финансировании нынешней вакханалии государственных расходов скорее практический, чем связан с её принципиальной осуществимостью. Американское министерство финансов не может выпустить за одну ночь новые облигации на сумму в триллионы долларов.
Однако оно может просто попросить Федеральную резервную систему зачислить государственные облигации на свой счёт, что позволит ему немедленно начать тратить огромные суммы денег, указывает Иэн Шефердсон из консультативной компании Pantheon Macroeconomics.
Потом уже облигации можно будет продать инвесторам. Такой подход предполагает печатание огромного количества денег, но риск инфляции невелик в столь трудные времена.
Удар, нанесённый COVID-19 по богатым странам, достаточно тяжёл и с экономической, и с человеческой точки зрения. Но они находятся в достаточно удачной позиции. У них сильная система здравоохранения, а инвесторы пока охотно ссужают им средства под весьма скромные проценты.
Но чем беднее страна, которая стоит перед угрозой распространения вируса, тем меньше у неё возможностей для зай-мов, и тем больше на её рынке труда неформальных работников, на которых не распространяются многие меры защиты.
Богатый мир стоит перед трудными временами, но пройдёт через кризис. А вот перспективы более бедных стран не столь ясны.
The Economist,
21 марта 2020 года.

Прочитано 313 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту