Кто заменит Британию в ЕС?

A A A

Претендентов много.

Британия была неудобным членом ЕС. Она поздно вступила в него, много жаловалась, а теперь стала единственной за всю историю Союза страной, покинувшей его.
Но, несмотря на этот карикатурный образ, Британия играла полезную роль в ЕС. Она была защитницей либерального видения и оплотом противников дирижизма.
Британские дипломаты придерживали те проекты, к которым относились с сомнением, например, совместную оборонную политику, и подталкивали реализацию тех, которые поддерживали, например, общий рынок.
Несмотря на свой образ, Британия редко оставалась одинокой в ЕС. Она была самым громким адвокатом той политики, которую в целом (но не столь громко) поддерживали многие другие государства-члены.
Теперь, когда британцы не входят в Союз, подобные настроения никуда не исчезли. Изменится лишь их глашатай. Так кто же им будет?
Разобраться нелегко. Претендентов множество.
Возьмём переговоры о бюджете ЕС, которые пройдут в этом году. Британия была далеко не единственной страной, что сдерживала рост расходов ЕС.
Налоговые возвраты (когда некоторым странам возвращается часть их взноса в бюджет Союза) получали не только британцы.
Когда в 2018 г. было выдвинуто предложение покончить с этой каруселью, вой подняли и голландцы, и немцы, и шведы, и датчане.
Цели британской политики были точно такими же, как и у других стран-доноров. Просто голос Лондона звучал громче.
Теперь Австрия, Швеция, Дания и Голландия собьются в стаю, чтобы выть сильнее. Эти четыре скряги гордо называют себя «бережливой четвёркой». Кто-то из них может заменить Британию и стать главным в Брюсселе сторонником затягивания поясов.
Неудобство по поводу идеи превращения ЕС в военную державу испытывали не только в Лондоне.
Германия не хочет, чтобы кто-то подумал, что она намерена использовать свой вес за рубежом. Во многих вопросах она предпочитает оставаться на заднем сиденье. Когда речь заходит об обороне, немцы вообще прячутся в ботинок. Любые предложения, ограничивающие роль НАТО как защитницы Европы, вызывают у немецких дипломатов испарину.
Точно так же относятся к этому страны Прибалтики, для которых НАТО – единственное, что удерживает от рывка русские танки.
Польша ещё более раздражительна. Она ответила на попытки разработать европейскую оборонную стратегию ещё большим укреплением военных связей с Америкой, хитро предложив назвать американскую базу на своей земле «Форт-Трампом». Так что в области обороны преемницей Британии в ЕС будет Польша с её нежеланием менять существующее положение вещей.
Европейский федерализм – предмет особой ненависти британских евроскептиков с момента вступления Британии в ЕС – тихо умер. Чиновники ЕС заняли сами себя планами проведения в этом году грандиозной конференции по будущему Европы.
Но это будет жалкое подобие конституционного конвента 2001-2003 годов, на котором бывший французский президент и прочие гранды сочиняли проект европейской конституции (который потом грубо отвергли на референдумах французские и голландские избиратели).
Сейчас любое предположение о возможности чего-то подобного вызовет у дипломатов приступ удушья. Референдумы, заметят они, разрушительны. Так что британцам некому и передать своё знамя главных противников европейского федерализма.
Либеральные государства-члены уже сбились в одну кучу перед лицом государственнического подхода к экономике, который защищает Франция.
Министры из стран Прибалтики, Северной Европы, Ирландии и Голландии, назвавшие себя «Новой ганзейской лигой», сейчас уже регулярно собираются вместе, чтобы противостоять государственническому подходу (иногда к ним присоединяются и немцы).
Выход Британии из ЕС заставил голландцев покончить со своей политической бесформенностью, когда 5-я по размерам ВВП страна еврозоны вела себя так, словно была какой-нибудь Мальтой.
Голландия – фактический лидер новой лиги – станет преемницей Британии в качестве защитницы свободных рынков.
В некоторых уголках ЕС существует утопическая фантазия, что без Британии Союз станет более последовательным. Как крупнейшая страна ЕС вне еврозоны и вне Шенгенской зоны, Британия действительно выделялась на общем фоне.
Но ЕС трудно сделать равно удобным для всех, даже если разгладить новой конституцией все складки.
Дания не входит в еврозону, для нее сделаны исключения в сфере правосудия и внутренней политики.
Ирландия не входит в Шенгенскую зону, а её система правосудия основана на прецедентном праве, тогда как весь остальной Союз относится к романо-германской правовой семье.
Особые отношения существуют, даже если не вписаны в закон. Железные правила бюджетной дисциплины становятся странно гибкими, как только речь заходит о Франции.
Страны вишеградской четвёрки (Венгрия, Польша, Словакия и Чехия) сами для себя сделали исключение из миграционной политики, просто не обращая внимания на законы.
Технически все страны, за исключением Дании, обязаны ввести у себя евро. Хотя шведы, похоже, не рвутся к этому.
«Польшу отделяют 5 лет от вступления в еврозону, и так будет всегда!» – гласит поговорка.
Так что даже без Британии ЕС останется конституционным верблюдом, а не станет породистым скакуном.

ГЛАВНАЯ НАСЛЕДНИЦА
Множество ролей, которые играла Британия в ЕС, говорят нам о том, что она не была столь уж странной личностью. Даже когда Британия ушла, у ЕС остался на северо-западе заливаемый дождями англогоязычный остров с низкими налогами – это Ирландия.
В составе ЕС осталась и одна бывшая имперская держава, всё ещё склонная выписывать геополитические чеки, которые не в состоянии оплатить – это Франция.
Тем, кто считает, что Британия – это единственное государство со странной решимостью вновь начать Вторую мировую войну, стоит присмотреться к польской политике. Возможно, Британия была просто обычной страной ЕС.
Но кто же главный наследник Британии в ЕС?
На первый взгляд, очевидная наследница – это Голландия. Посмотрите хотя бы на сходство политики британского и голландского правительств. Но Голландия счастлива в еврозоне, куда Британия никогда не входила.
Польша, как и Британия, не входит в еврозону и в ужасе отшатывается от европейской военной интеграции. Но Британия, тем не менее, была в целом созидательным партнёром в ЕС, чего не скажешь о нынешнем польском правительстве.
Значит, остаётся один кандидат. Либеральная в вопросах торговли, скупая, когда речь заходит о бюджете ЕС, эта страна пользуется исключениями из правил ЕС британского масштаба.
Да, это Дания! Много воды утекло с тех пор, как датчане правили половиной Англии, но у этих двух наций по-прежнему много общего.
The Economist, 1 февраля 2020 года.

Прочитано 777 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту