Переплетение властей

A A A

Как Виктор Орбаан выхолостил венгерскую демократию? То, что он сделал, плохо для свободы Венгрии.
Но главный урок заключается в том, что всё это может повторить любой другой кандидат в диктаторы в какой угодно стране.

«Король, – указывает Брюс Спрингстин, – не остановится, пока не подчинит всё своей власти».
Как раз для того, чтобы противостоять этим устремлениям короля, такие мыслители XVIII века, как Монтескьё и Джеймс Мэдисон, придумали разделение властей.
Управление страной, написание законов и отправление правосудия должны быть обязанностью разных людей. Вся власть не должна сосредоточиваться в одних руках.
Особенно полезно, если различные ветви власти обладают определёнными полномочиями в отношении друг друга. Теперь общепризнано, что трения между ними – это и есть главный хранитель свободы в демократической системе.
Но у Виктора Орбаана, премьер-министра Венгрии, совсем другие идеи. Он и его товарищи по правящей партии Фидес все последние 9 лет стремились не к борьбе, а к союзу между исполнительной, законодательной и судебной властью.
Теперь все ветви власти поддерживают друг друга и Фидес. Орбаан назвал итог этих усилий «системой национального сотрудничества».
С помощью этого переплетения властей Орбаан и его сподвижники превратили Венгрию во что-то вроде однопартийного государства. При этом они не применяли насилия, а их действия пользовались широкой общественной поддержкой.
В 1989 г., когда пала Советская власть, Орбаан изучал право в Колледже Бибо – элитном будапештском вузе. Его смелые речи во время антикоммунистических демонстраций, охвативших тогда всю Венгрию, быстро сделали его одной из звёзд Фидеса (тогда это было либеральное студенческое движение).
Орбаан был избран в парламент в 1990 г., а в 1998 г. стал премьер-министром.
Его неожиданное поражение на выборах 2002 г. привело к быстрому смещению Фидеса от либерализма к национализму.
На протяжении 2000-х годов партия всё более вдохновлялась квасным патриотизмом.
К моменту своего возвращения к власти в 2010 г. её идеология основывалась уже на христианской культуре и этническом самоопределении.
В 2010 г. на волне общественного гнева, направленного в адрес предыдущего правительства, возглавлявшегося социалистами, Фидес завоевал две трети мест в парламенте, хотя получил всего 53% голосов. Это стало возможным благодаря своеобразной избирательной системе, введённой в 1989 г., по которой у каждого гражданина есть два голоса: один он отдаёт за кандидата по одномандатному округу, а другой – за партийный список.
Партия быстро стала использовать образовавшееся сверхбольшинство для изменения конституции. Она увеличила число судей в конституционном суде с 11 до 15. Четыре новых судьи были своими людьми.
Затем она понизила возраст обязательного выхода на пенсию для судей и прокуроров, освободив таким образом сотни должностей для верных людей. Она учредила Национальное судебное управление во главе с Тюнде Хондоо, которая училась в колледже вместе с Орбааном.
Хондоо может блокировать назначение судей и влиять на рассмотрение дел в суде. Теперь Фидес контролирует и прокуратуру, и конституционный суд, и Курию (высший апелляционный суд).
В 2018 г. новый процессуальный кодекс позволил судам упростить процедуру отклонения гражданских исков. Пеетер Сепешхаази, бывший судья, говорит, что они теперь могут придраться к любой ошибке, например, к неправильно указанному номеру телефона: «Если это не соответствует интересам политической или экономической элиты, у них есть право завернуть его».
Партия перекроила избирательные округа после победы в 2010 г. и теперь побеждает почти на всех выборах.
В 2011 г. Орбаан даровал избирательные права почти 2 млн этнических венгров, живущих в соседних Румынии, Словакии, Сербии и на Украине, которые дружно голосуют за Фидес. Им разрешено голосовать по почте.
Почти 350 тысяч венгерских граждан, живущих на Западе, не столь горячо поддерживают правящую партию. Поэтому им приходится ходить голосовать в посольства и консульства.
Теперь понятно, как на прошлогодних всеобщих выборах Фидес, получив менее половины голосов избирателей, завоевал 67% парламентских кресел и сохранил сверхбольшинство. Со столь хорошо отлаженной избирательной системой этой партии нет нужды опускаться до подтасовок на выборах.
Крупнейшая оппозиционная газета страны Nepszabadsag была куплена и закрыта в 2016 г. компанией, которая, как полагают, связана с Лёёринцем Меесаарошем, другом детства Орбаана, а ныне вторым по размерам состояния предпринимателем страны.
Теперь независимые средства массовой информации представлены в основном интернет-сайтами, немногочисленными читателями которых являются обитатели будапештского либерального пузыря.


ГЛУБИННОЕ ЛЖИВОЕ ГОСУДАРСТВО
Содержание тоже контролируется. Придя к власти в 2010 г., правительство Орбаана начало превращать MTI – государственное национальное агентство новостей – в орган пропаганды.
В 2011 г. парламент сделал услуги MTI бесплатными, что привело к вытеснению с рынка конкурирующих агентств новостей.
Региональные газеты, у которых небольшой штат репортёров, стали каналами передачи проправительственных сообщений MTI. Именно из этих газет черпает информацию сельский электорат Орбаана.
Правительство использовало свой рекламный бюджет, увеличившийся в реальном выражении в 4 раза, до более чем 300 млн долл. в год, чтобы обуздать некоторые норовистые издания.
Все телеканалы и радиостанции страны занимают проправительственную позицию. В ноябре прошлого года владельцы 476 средств массовой информации, в том числе крупнейших в стране изданий, получили пожертвования из нового некоммерческого фонда KESMA, чьей целью является продвижение «христианских и национальных ценностей».
Превращение средств массовой информации в фабрики пропаганды плохо сказалось на их качестве. Впрочем, несмотря на свою скучность, на издания, субсидируемые KESMA и другими проправительственными фондами, приходится 80% читательской аудитории страны.
Парламентские правила требуют, чтобы правительство заранее объявляло о внесении на рассмотрение новых законопроектов, чтобы позволить общественности обсудить их. Это угрожает публичной критикой правительства.
Чтобы избежать этого, Фидес стал вносить законопроекты не от имени правительства, а от имени рядовых депутатов. Это позволяет рассматривать их в скоростном порядке, всего за несколько часов, пока оппозиция не успела с ними познакомиться.


ТРОФЕИ ВИКТОРА
Поддерживаемые государством кампании «общественной информации» формируют общественное мнение в благоприятном для Фидеса ключе.
Национальное управление связи, учреждённое в 2014 г., координирует как правительственные расходы на рекламу (которая достаётся исключительно дружественным изданиям), так и информационную политику.
Оно была использовано среди прочего и для формирования отвращения к Дьёрдю Соросу, венгеро-американскому филантропу.
Благодаря своим либеральным взглядам и богатству Сорос стал главным предметом ненависти для Фидеса. И это несмотря на то, что именно благодаря его фонду Орбаан получил возможность в конце 1980-х годов пройти обучение в Оксфорде.
До всеобщих выборов 2018 г. главной угрозой Фидесу была Йоббик – изначально крайне правая партия. Она постепенно сдвигалась к центру. Йоббик набирала до 25% голосов.
В 2017 г. контрольное управление обвинило Йоббик в получении незаконного финансирования на сумму в 663 млн форинтов (2 млн долл.).
В 2019 г., накануне выборов в Европарламент, к ним добавились обвинения в незаконном финансировании на сумму ещё в 272 млн форинтов. Это поставило партию на грань неплатёжеспособности.
Две новые либеральные партии – Толчок и Диалог ради Венгрии, – равно как и социалисты, Демократическая коалиция и ЛМП (зелёные) либо уже оштрафованы, либо в их отношении ведётся расследование. Неприкасаем только Фидес.
Некоторые учреждения ещё сохраняют свою независимость, но правительство Орбаана намерено с этим покончить. Последние два года оно изводило Цент-ральноевропейский университет (ЦЕУ) – один из самых уважаемых вузов региона, – пока тот не перебрался из Будапешта в Вену.
Правительство утверждает, что в основе конфликта лежит чисто технический вопрос, а не то обстоятельство, что его профессора часто критикуют Фидес, и не то, что его основал и финансирует Сорос.
Совсем недавно правительство добралось до организации с легендарной историей – Венгерской академии наук, основанной в 1825 г. графом Стефаном Сееченьи.
В прошлом году правительство объявило, что хочет, чтобы 15 научно-исследовательских институтов академии, финансируемых из казны, напрямую контролировались Министерством технологии и инноваций.
Переговоры ни к чему не привели, говорит Жолт Бодо, директор Института общественных наук Академии. В июле парламент просто проголосовал за новую структуру Академии.
Но, несмотря на наступление на все эти учреждения, Фидес не смог бы сохранить власть, не будь он столь любим в народе. Эта поддержка была достигнута с помощью национализма и неплохих экономических показателей.
Как и другие восточноевропейцы, венгры рассматривают отказ от коммунизма не столько как победу либерализма или капитализма, сколько как национальное самоопределение.
В Венгрии очень сильно национальное чувство. 10-миллионное население страны этнически однородно. Число читающих и пишущих на иностранных языках здесь меньше, чем в любой другой стране ЕС, кроме Британии.
Всё это сделало этнический национализм надёжной стратегией для Фидеса. Орбаан был избран в условиях финансового кризиса, когда венграм жилось тяжело и в них было сильно желание обвинить в этом кого угодно.
Вызванное кризисом падение форинта привело к тому, что многие венгры, взявшие дешёвые ипотечные кредиты в швейцарских франках, не могли платить по долгам. Орбаан заставил банки перевести эти кредиты в форинты по выгодному для заёмщиков курсу.
Если сначала правительство сокращало расходы на программы общественных работ, запущенные социалистами, то с 2012 г. оно удвоило их, создав сотни тысяч рабочих мест. В то же время оно предложило относительно радикальные меры, например, единую ставку подоходного налога в 15%. Экономический рост и разумная бюджетная политика привели к сокращению национального долга с 80% ВВП в 2010 г. до 71% в прошлом.
Орбаномика также стала надёжным инструментом в арсенале самодержавия. Исследование Дьёрдя Молнаара из Венгерской академии наук показало, что деревня с её широко распространённой практикой общественных работ почти полностью голосует за Фидес.


НОВЫЙ ФЕОДАЛИЗМ
Орбаномика отлично справляется с функциями контроля, но насколько она хороша чисто экономически – большой вопрос. За последние 6 лет средние темпы роста ВВП составили 3,5%, а безработица упала до 3,4%. Вроде бы это хорошо.
Но все другие страны Центральной и Восточной Европы в последние 5 лет тоже быстро росли, а Румыния, Словакия, Польша и Чехия превзошли по темпам Венгрию. В этом регионе почти повсеместно безработица ниже 4%.
Как говорит Ондрааш Веертеш из будапештской консалтинговой компании GKI, экономика Венгрии могла бы быть более производительной. Экономический рост во многом зависит от помощи со стороны ЕС, которая составляет примерно 2,5% ВВП. Это самый высокий показатель в Союзе.
Огромную роль в экономике играют немецкие автомобилестроительные компании. На их заводы приходятся 35% промышленного экспорта страны. Правительство отчаянно стремится к тому, чтобы у них всё было хорошо.
В прошлом году оно провело законы, позволяющие компаниям требовать сверхурочной работы от своих работников. Это был редкий случай ошибки Фидеса.
Аналитики говорят, что так называемые рабские законы были попыткой со стороны правительства снизить обеспокоенность автомобилестроительных компаний нехваткой рабочей силы.
Как показали «рабские законы», правительство больше озабочено интересами элиты, а не простых людей.
«Коррупция ужасна», – говорит Веертеш. При социалистах было плохо, добавляет он, но стало ещё хуже. Во многих отраслях «именно правительство решает, кто победит, а кто проиграет».
Самый могущественный олигарх Фидеса – это Меесаарош, закадычный деревенский приятель Орбаана. В 2010 г. Меесаарошу принадлежали три компании общей стоимостью в 2 млн евро.
К 2016 г. он владел уже 125 фирмами стоимостью в 270 млн евро. По данным сайта Napi.hu, теперь он является вторым по размеру состояния человеком в стране.
inopress

На графике показана динамика ВВП некоторых стран Восточной Европы в 2008-2019 годах (в %%) (данные за 2019 год – прогноз). Источник: Евростат; Европейская комиссия.

В одном интервью 2014 г. Меесаарош заявил, что никогда не занимался хищениями, а всё заработал тяжёлым трудом. Впрочем, он тогда поблагодарил «Бога, удачу и Виктора Орбаана».
Новым лицом в списке 100 богатейших людей Венгрии стал Иштваан Тиборч, 33-летний зять Орбаана.
В 2017 г. расследование, проведённое антикоррупционным агентством OLAF, рекомендовало завести уголовное дело на Тиборча на том основании, что его фирмы подавали подложные заявки на получение финансируемых из фондов ЕС контрактов на развитие системы уличного освещения стоимостью в десятки миллионов евро.
Но у OLAF нет власти, а венгерская полиция не обнаружила в этом ничего противозаконного. Высшие чиновники указывают в своих декларациях, что владеют скромным имуществом, но при этом ведут роскошную жизнь.
Баалинт Модьёр, социолог и бывший министр образования, ныне работающий в ЦЕУ, утверждает, что государство при Фидес превратилось в механизм захвата экономики и распределения его доходов среди союзников.
Модьёр называет Венгрию «государством-мафией», управляемым шайкой, главным достоинством членов которой является преданность. Большинство механизмов, используемых Фидесом, можно найти и в других странах.
Что делает Венгрию особым случаем, так это наблюдающийся там кумулятивный эффект.
Что может погубить Орбаана?
Другие партии, склонные к взаимным распрям, могут объединиться против него. Накануне предстоящих этой осенью выборов полгаарместеров (глав городов) они заключили пакт, согласно которому обязуются уступить место тому оппозиционному кандидату, у которого самые высокие шансы в данном городе.
Однако подобному сотрудничеству мешают идеологические разногласия между партиями, говорит Бернадетт Сеель, кандидат в премьер-министры от ЛМП на выборах 2018 г. Либеральные избиратели опасаются поддерживать в тактических целях даже социалистов, что уж говорить о националистах из Йоббик.
Серьёзный кризис или замедление темпов экономического роста тоже представляют угрозу для Фидеса. Народное хозяйство Венгрии чрезмерно полагается на Германию. Прежде всего это касается автомобилестроения.
Здесь и краткосрочные риски кризиса в Германии, и долгосрочные риски, связанные с перспективами двигателя внутреннего сгорания. Венгрии надо двигаться от привлечения своей дешёвой рабочей силой филиалов иностранных промышленных ТНК к созданию собственных компаний, производящих продукцию с высокой добавленной стоимостью.
Но, как говорит Веертеш из GKI, у Венгрии индекс конкурентоспособности ниже, чем у других стран Центральной Европы, которые пытаются делать то же самое.
Есть ещё риски, связанные с ЕС. Здесь ожидается принятие нового 7-летнего бюджета, в котором будет сокращена помощь благополучным странам Центральной и Восточной Европы и увеличена помощь бедствующей Южной Европе.
Борцы за власть закона в Брюсселе также ратуют за то, чтобы финансирование стран, двигающихся к самодержавию, было урезано. Но, поскольку у Венгрии есть право вето, такой закон вряд ли когда-нибудь будет принят.
«Больше не осталось обычных демократических инструментов», – говорит Юдит Сарджентини, бывший депутат Европарламента от голландских зелёных. В 2018 г. она подготовила доклад об угрозе власти закона в Венгрии, который должен заставить Европарламент привести в действие статью 7 Лиссабонского договора о введении ограничительных мер против этой страны. Теоретически это может привести к потере Венгрией некоторых привилегий в рамках ЕС, но есть масса обстоятельств, способных помешать этому.
ЕС не только проблема для Орбаана, но и его главная возможность. Европейским чиновникам стыдно признать, что в их клубе находится практически самодержавное государство, поэтому они не спешат наказывать Венгрию за допущенные ею нарушения.
Но самое главное – это то, что членство в ЕС гарантирует свободу выезда из Венгрии. И ею пользуются все, кто не доволен режимом.


ТУШИТЕ ОГНИ
Жике, дизайнер из Дебрецена, переехал в Голландию: «Если у тебя нет влиятельных друзей или семьи [в Венгрии], ты не сможешь ничего добиться».
Маария и её муж уехали в Австрию, чтобы воспитать детей подальше от венгерской школы с её зубрёжкой.
У Моники, учительницы английского, которая тоже переехала в Голландию, чаша терпения переполнилась, когда правительство взялось за гражданские организации: «Это какая-то антиутопия, 1984 год».
По данным исследования Дэниэла Келемена из Ратгерского университета, число венгров в ЕС, живущих за пределами Венгрии, с 2010 г. выросло на 186%. Такого прироста не даёт ни одна другая страна.
Уезжают самые образованные. Когда Бодо из Академии наук спросили, многие ли из его студентов собираются покинуть Венгрию после окончания вуза, он ответил: «Все».
С точки зрения правительства, это прекрасно. Эмиграция либерально настроенных выпускников вузов лишь укрепляет власть Фидеса. Насколько легче было бы венгерским коммунистам, если бы свободомыслящий студент-правовед Виктор Орбаан, отправившийся учиться на деньги Сороса в Оксфорд, там бы и остался.
Но в действительности он вернулся на родину, помог сместить их и заменил их режим своим собственным практически самодержавным правлением.
«Мы думали, что свергли коммунизм и теперь всё пойдёт нормально, – говорит Маария. – Вместо этого мы опять вляпались в то же самое дерьмо».
The Economist, 31 августа 2019 года.

Прочитано 284 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту