Выборы в Европарламент: 2:1 в пользу евроэнтузиастов

A A A

23-26 мая в 512-миллионном Европейском Союзе прошли всеобщие выборы. Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.


Прежде чем мы погрузимся в цифры, необходимо сделать одно важное замечание.
Выборы в Европарламент всегда проходят при низкой явке. Вот и на этот раз на участки пришли лишь 50% избирателей, тогда как на национальные выборы в развитых постиндустриальных странах Европы ходят обычно 65-80% избирателей.
Граждане ошибочно считают эти выборы не столь важными, как национальные, полагают, что они не влияют на их повседневную жизнь. Поэтому на них с большей охотой идёт недовольный, оппозиционно настроенный избиратель, склонный к протестному голосованию, что приводит к известному искажению картины общественных настроений.

НЕМНОГО ТЕХНИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
В Европарламенте существуют 8 фракций: 4 фракции евроэнтузиастов и 4 фракции евроскептиков. Как распределились голоса между ними на этот раз?
Четыре фракции евроэнтузиастов – это консерваторы (22% голосов), социалисты (19%), либералы (13%) и зелёные (11%). В сумме евроэнтузиасты получили 65% голосов.
Четыре фракции евроскептиков – это 2 фракции националистов (им никак не удаётся объединиться), каждая из которых получила по 8%, консерваторы-евроскептики (сюда входят, в частности, правящие в Польше и Англии партии) (6%) и коммунисты (5%). В сумме у евро-скептиков 29% голосов.
Грубо говоря, соотношение евроэнтузиастов и евроскептиков среди той половины европейцев, что удосужилась сходить на выборы, составляет 2:1. Убедительная победа глобалистов над антиглобалистами.
Естественно, что при таком раскладе формировать Еврокомиссию будут фракции евроэнтузиастов. Очевидно, что консерваторы и социалисты в любом случае войдут в состав правящей коалиции.
По-видимому, новым главой Еврокомиссии станет не имеющий никакого управленческого опыта вождь европейских консерваторов 46-летний немецкий политик Манфред Вебер.

veberКАКОВА РАССТАНОВКА СИЛ В ОТДЕЛЬНЫХ СТРАНАХ?
Начнём с двух ведущих постиндустриальных стран, доказавших, что они являются сильным звеном в политической системе развитого мира: Германии и Испании.
Германия. Старший партнёр по правящей коалиции консервативный блок Христианско-демократического и Христианско-социального союзов удержал 1-е место, получив 28% голосов.
Однако долгие и опасные игры немецких политиков в большие коалиции консерваторов и социал-демократов привели к закономерному итогу. Существовавшая с 1949 г. партийная система, основанная на противостоянии этих двух партий, рухнула. Социал-демократы не смогли завоевать даже 2-е место. Они довольствовались жалкими 15% голосов.
К счастью, прорыва на ведущие позиции в немецкой политике националистов или коммунистов, чего опасались многие, не произошло.
Роль главного оппонента немецких консерваторов перехватили Зелёные во главе с 49-летним бывшим министром энергетического перехода Шлезвига-Гольштейна Робертом Хабеком. Они получили 20% голосов. Надеюсь, что грядущее противостояние консерваторов и зелёных приведёт к оздоровлению немецкой политики.
Националисты (Альтернатива для Германии) получили 11%, коммунисты (Левые) – 5%, либералы (Свободная демократическая партия) – 5%.
Испания. Эта страна демонстрирует потрясающую жизнеспособность своей партийной системы. Это тем более удивительно, что экономический кризис обошёлся с ней самым жестоким образом. Даже сейчас безработица равна 14%.
Тем не менее испанские социалисты (Социалистическая рабочая партия) и консерваторы (Народная партия) хотя и дрогнули под натиском коммунистов, националистов и сепаратистов, но остались ведущими политическими силами страны. Здесь даже не потребовалось замены одной из ведущих партий, как в Германии.
Итоги таковы: правящие социалисты – 32%, консерваторы – 20%, либералы (Граждане) – 12%, коммунисты (Вместе мы можем) – 10%, националисты (Голос) – 6%, блок «Республика сейчас», объединяющий каталонских, баскских и галисийских сепаратистов, – 5%.
Теперь обратимся к двум ведущим постиндустриальным странам, оказавшимся слабыми звеньями политической системы развитого мира: Франции и Италии.
Франция. Здесь выборы прошли под знаком возрождения Национального объединения. Националисты не просто вновь вошли в число двух ведущих политических сил страны, но и заняли 1-е место, получив 23% голосов.
Правящие либералы (Вперёд, республика!) получили лишь 22%.
Далее идут Зелёные (13%), консерваторы (Республиканцы) (8%), коммунисты (Непокорная Франция) (6%) и социалисты (6%).
По-видимому, в 2022 г. нас опять ждёт битва титанов реакции и прогресса – националистки Марины Лё Пен и либерала Эмманюэля Макрона
Италия. Эта страна раздираема социально-экономическими противоречиями. К безумной политике бюджетной экономии, которая загнала Италию в стагнацию и привела к сохранению 10-процентной безработицы, добавляется мощный натиск иммигрантов, продолжающих совершать свои массовые заплывы из Ливии.
Неудивительно, что евроскептики добились здесь самых больших успехов. Крайние националисты (Лига) во главе с 46-летним министром внутренних дел Маттео Сальвини получили 34% голосов.
О том, что Лига была младшим партнёром в правительстве консерватора Сильвио Берлюскони, которое и приняло решение о бомбардировках Ливии, что открыли путь в Италию иммигрантам, националисты предпочитают не вспоминать.
Главной надеждой итальянских евроэнтузиастов остаются социалисты (Демократическая партия), которые получили 22% голосов.
Старший партнёр по правящей коалиции – леворадикальные евро-скептические «5 звёзд» – отброшен на 3-е место (17%).
Далее идут консерваторы (Вперёд, Италия!) – 8% – и умеренные националисты (Братство Италия) – 6%.
Как видим, Италия – это теперь страна, где евроскептические силы властвуют безраздельно.
Из новых индустриальных стран Восточной Европы возьмём только Польшу.
Здесь твёрдо держатся за власть консерваторы-евроскептики (Закон и справедливость) (45%). На их стороне бешеный рост экономики. Этим Польша обязана как раз вступлению в ЕС, но избирателей такие тонкости не интересуют.
Либералы (Европейская коалиция) (38%) и социалисты (Весна) (6%) даже в сумме получают меньше голосов, чем консерваторы.
Правда, явка равна всего 45%. Что будет на октябрьских парламентских выборах, когда явка окажется выше?

ЧЕМ ВЫЗВАНА ПОПУЛЯРНОСТЬ ЕВРОСКЕПТИКОВ?
Причины народной любви к евроскептикам в развитых постиндустриальных странах кроются в грубых – и по большей части так и не признанных – ошибках правящих кругов Европы.
Во-первых, антинаучный курс на бюджетную экономию в условиях кризиса, начавшегося в 2008 г., привёл к его небывалому затягиванию. Даже сейчас докризисный уровень безработицы не достигнут во Франции, Италии и Испании. Неудивительно, что народ в этих условиях голосует за евроскептиков.
Во-вторых, не имеющий никаких рациональных оправданий курс правящих кругов ЕС на массовый приём неквалифицированных иммигрантов из отсталых и далёких в культурном отношении стран Азии и Африки закономерно привёл к социальному кризису и глухому росту недовольства аборигенного населения.
Рост евроскептических настроений в новых индустриальных странах Восточной Европы (Чехия, Словакия, Польша, Венгрия) объясняется другими причинами. Они просто разбогатели. Чехия и Словакия войдут в число развитых постиндустриальных стран уже в ближайшую пятилетку. Скорее всего, до конца следующего десятилетия за ними последуют Польша и Венгрия.
Успех восточноевропейских стран привёл к тому, что они перестали стесняться своих националистических, шовинистических, самодержавных и культурно консервативных взглядов, вынесенных ими из межвоенной эпохи и лишь замороженных в годы русского господства.
Раньше их приходилось скрывать и подавлять во имя вступления в НАТО и ЕС, получения помощи от развитых стран Европы. А теперь такая нужда отпала, и вновь зацвёл старый добрый восточноевропейский национализм.
Но есть и хорошие вести.
Волна евроскептицизма явно начала спадать. Противники евроинтеграции уже не бьют новые рекорды народной поддержки.
Но самое главное заключается в том, что евроскептики отказались от своего главного лозунга: выхода своих стран из ЕС.
Об этом уже не говорят даже совершенно безумные М. Лё Пен и М. Сальвини. Они теперь всё больше ратуют за переделку ЕС на свой вкус изнутри.
Причина таких изменений лежит на поверхности. Это мрачная сага о выходе Британии из ЕС,
решение о котором приняли сами британцы на референдуме 23 июня 2016 г. Даже ещё не выйдя из Союза, Британия создала себе столько тяжелейших проблем, что её опыт стал ночным кошмаром европейцев.
Есть только одна страна ЕС, где безумная идея выхода всё ещё пользуется популярностью. Это сама Британия – больной человек Европы.

ЧИСТО АНГЛИЙСКОЕ БЕЗУМИЕ
Консервативное правительство Терезы Мэй (2016-2019) пыталось одновременно решить две задачи: 1) выполнить волю народа и вывести страну из ЕС; 2) сделать это самым безболезненным для Британии способом. Этим целям служил достигнутый ею с руководством ЕС проект соглашения о выходе.
Предполагался некий переходный период. На это время страна оставалась в таможенном союзе с ЕС, сохранялось свободное перемещение рабочей силы между Британией и Союзом, Британия обязывалась подчиняться всем правовым хозяйственным нормам ЕС и признавать решения европейских судов. При этом её представителей уже не было бы ни в одном из органов ЕС.
А тем временем должны были бы идти бесконечные (вечные) переговоры об окончательном выходе.
Но это соглашение провалили противники Т. Мэй как справа, так и слева.
Фанатики выхода из правого крыла правящей Консервативной партии назвали такой статус Британии «вассальным» и даже «колониальным» и отказались поддержать проект. Они предпочитают выйти из ЕС вовсе без соглашения с мгновенным разрывом большинства хозяйственных связей. Они прекрасно понимают размах катастрофы, которая разразится в этом случае, но почему-то твёрдо уверены, что в конечном счёте стране от этого будет лучше.
Но Т. Мэй отказались поддержать и оппозиционные лейбористы. Одни – по циничным политическим соображениям: катастрофический выход облегчит их приход к власти.
Другие – поскольку превратились в фанатичных противников выхода, требовавших переголосовать этот вопрос на новом референдуме. Их нисколько не заботило то обстоятельство, что повторный референдум по одному и тому же вопросу подорвёт основу основ английского общества – веру народа в демократию. В итоге Т. Мэй вынуждена была уйти в отставку, вопрос о выходе повис в воздухе, а британцы попытались выразить свои противоречивые чувства на выборах в Европарламент.
Явка была очень низкой: 36%.
Британцы сурово обошлись с партиями, замотавшими вопрос о выходе: как с правящими консерваторами, которые получили всего 8%, так и с оппозиционными лейбористами (13%).
Среди проголосовавших оказалось немало сторонников выхода. Они отдали свои голоса националистической Партии выхода Британии из ЕС, которая получила 30%. Ради выхода националисты готовы на любую катастрофу.
Если прибавить сюда голоса, поданные ещё за одну мелкую партию с такими же взглядами, то окажется, что фанатичными сторонниками выхода из ЕС являются примерно 35% проголосовавших.
2-е место заняли Либеральные демократы во главе с 76-летним Винсентом Кэйблом. Это столь же фанатичные противники выхода Британии из ЕС и сторонники проведения повторного референдума. Они получили 19% голосов.
Схожую позицию занимают Зелёные, набравшие 11%. Если прибавить голоса мелких партий с такими же взглядами, то получится, что яростными противниками выхода являются 40% проголосовавших.
Очевидно, что нация раско-лота. Сейчас все ждут избрания нового вождя консерваторов и премьер-министра. От того, кто займёт этот пост, зависит очень многое. Нельзя исключать ни вариант с катастрофически жёстким выходом, ни зависание страны в полной прострации на долгие годы.
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Прочитано 374 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту