Испания в тисках бюджетной экономии

A A A

28 апреля в 46-миллионной Испании пройдут всеобщие выборы. Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.


На первый взгляд, кризис в еврозоне, длившийся 10 лет, наконец-то закончился. Её экономика растёт на 1,1% в год, а безработица упала до докризисного значения в 7%.
Но подробное знакомство с положением дел в отдельных странах оставляет куда менее радужное впечатление.
Самое тяжёлое положение наблюдается в двух южноевропейских гигантах: Италии и Испании.
В Италии безработица равна 10% (до кризиса – 5%). При этом темпы роста ВВП упали до 0. Страна находится на грани третьей за время кризиса рецессии.
В Испании безработица вообще равна 14% (до кризиса – 7%). В этих условиях не так уж и впечатляет рост ВВП в 2,4%.
Всё это результат безумной, антинаучной политики бюджетной экономии, которую проводят страны еврозоны с 2010 г. За это время отношение суммарных бюджетных расходов всех её членов к ВВП упало с 50% до 47%.
Власти стран еврозоны не стимулируют рост совокупного спроса ради выхода из кризиса, а намеренно его подавляют во имя слепой верности маастрихтским критериям и собственным нелепым экономическим доктринам.
Самое интересное – это то, что сейчас в целом по еврозоне суммарный бюджетный дефицит её членов равен всего 1% её ВВП. То есть они могли бы спокойно нарастить дефицитное финансирование экономики ещё на 250 млрд евро в год и при этом не выйти за рамки маастрихтских критериев по бюджетному дефициту.
Но мы слишком многого хотим от этих фанатиков,
давно выбросивших на свалку учебники по макроэкономике.

ИСПАНИЯ МЕЖДУ КЕЙНСИАНЦАМИ И ФИСКАЛЬНЫМИ ЯСТРЕБАМИ
Испания – это страна, которой пришлось познакомиться с бюджетной экономией в её самых варварских формах. Организатором и вдохновителем этой политики было консервативное правительство Мариано Рахоя Брея (2011-2018).
Я очень высоко ценю политику испанских консерваторов из Народной партии в области либерализации рынка труда. Но то, что они сделали в области фискальной политики, стало катастрофой для Испании.
С 2012 г. по 2017 г. они снизили бюджетные расходы с 48% до 41% ВВП. Консерваторы резали по живому, что привело к сохранению массовой безработицы, стагнации на низком уровне доходов широких слоёв населения и торможению экономического роста.
А ведь будут ещё и долгосрочные последствия, связанные с влиянием политики урезания расходов на качество человеческого капитала и, следовательно, на конкурентоспособность национальной экономики.
spain pedro

Педро Санчес Перес-Кастехон


Пришедшее в прошлом году к власти социалистическое правительство меньшинства во главе с 47-летним Педро Санчесом Пересом-Кастехоном попыталось исправить этот безумный курс. Начался пересмотр политики урезания социальных расходов.
Но основным средством перераспределения доходов и стимулирования потребительского спроса для правящей Социалистической рабочей партии является резкое (на 22%) повышение минимальной зарплаты. Именно этот лозунг стал главным в предвыборной кампании социалистов.


КОНСЕРВАТОРЫ ПРАВЕЮТ
Предложения социалистов вызывают яростную критику со стороны оппозиционных консерваторов, которые заметно поправели при своём новом вожде 38-летнем Пабло Касадо Бланко.
П. Касадо Бланко родился в Центральной Испании. Его отец – врач, а мама – преподаватель в университете. Семья владеет офтальмологической клиникой.
Новый вождь консерваторов пришёл в политику в 2003 г., ещё будучи студентом, а в 2007 г. был избран в региональную Ассамблею Мадрида.
spain blanco

Пабло Касадо Бланко


По образованию юрист. Его обвиняют в том, что, будучи депутатом, он получил степени бакалавра и магистра в двух столичных университетах, ни разу не посетив занятий, не подготовив квалификационных работ и не держа экзаменов. Дипломы молодой депутат получил по звонку губернатора-консерватора.
В 2009 г. П. Касадо Бланко был вынужден уйти в отставку с поста депутата. Больше он никак не пострадал.
В 2009-2011 годах П. Касадо Бланко работал помощником у отставного консервативного премьер-министра Хосе Аснара Лопеса.
В 2011 г. избран в Конгресс депутатов, а год назад стал новым вождём Народной партии.
По своим взглядам П. Касадо Бланко гораздо правее М. Рахоя Брея. Он благочестивый католик. Боготворит традиционные семейные ценности. Сторонник идей о второстепенной роли женщины в обществе. Яростный борец с абортами.
Бесконечно предан идее единой и неделимой Испании и страстно ненавидит каталонских сепаратистов. Преклоняется перед памятью Франсиско Франко-и-Баамонде и выступает против перезахоронения диктатора, чей прах покоится в Долине павших под Мадридом. Яростный борец с нелегальной иммиграцией.
П. Касадо Бланко безоговорочно поддерживает идею нерушимого союза Испании с США.
Он последовательный сторонник снижения налогов на богатых и дальнейшего урезания бюджетных расходов.


КАТАЛОНСКИЙ ВОПРОС
Объективно сейчас самой удачной коалицией для Испании был бы союз социалистов с либералами (Граждане). Такое правительство могло бы отойти от безумств бюджетной экономии консерваторов и в то же время провести целый ряд столь важных для повышения конкурентоспособности испанской экономики структурных реформ (продолжение либерализации рынка труда, реформа образования, пенсионная реформа).
Увы, либералы решительно отказываются от коалиции с социалистами. И рассорил их каталонский вопрос.
Причиной резкого обострения каталонского сепаратизма в последние годы стало стечение двух обстоятельств.
Во-первых, затяжной экономический кризис, который особенно больно ударил именно по Каталонии. Здесь наблюдался очень высокий уровень безработицы (в 2013 г. – 24%). Это способствовало резкому  росту общественного недовольства.
Во-вторых, отказ Мадрида расширить автономию региона.
Социалистическое правительство Хосе Родригеса Сапатеро (2004-2011) мудро попыталось предоставить Каталонии особый статус. Предполагалось усиление в регионе роли каталонского языка и создание отдельной судебной системы. Каталония признавалась отдельной нацией. Но Конституционный суд в 2010 г. признал эти решения незаконными.
После этого провала Барселона попыталась добиться хотя бы расширения своей финансовой автономии. Богатая Каталония, являющаяся регионом-донором, хотела оставлять больше налоговых поступлений у себя.
Но пришедшие в 2011 г. к власти в стране консерваторы отказались идти на какие-либо уступки и по этому вопросу.
Это привело к настоящему нервному срыву у многих каталонских политиков и их переходу на позиции гибельного для  региона радикального сепаратизма.
Отрицательную роль сыграли и особенности избирательной системы региона. Большинство его жителей даже на пике кризиса трезво выступали за сохранение Каталонии в составе Испании, понимая все катастрофические последствия обретения независимости. В частности, такие настроения преобладали в Барселоне.
Но избирательная система устроена так, что перераспределяет места в пользу меньшинства, состоящего из самых ярых сепаратистов, живущих в районах к северу от региональной столицы. В результате в региональном парламенте всем теперь за-правляют сепаратисты, хотя в каталонском обществе они находятся в меньшинстве.
Испанские социалисты выступают за разрешение кризиса путём расширения автономии Каталонии. Естественно, они категорически против самой идеи независимости региона.
Но для либералов, смыкающихся консерваторами с их жёсткой позицией по каталонскому вопросу, социалисты с их уступками – предатели идеи единства Испании. И это  убивает светлую перспективу социал-либеральной коалиции.


ДВЕ КРАЙНОСТИ
Непримиримая  позиция либералов бросает социалистов в объятия коммунистов из партии Мы можем.
Коммунисты – опасные партнёры. Если к власти придёт социал-коммунистическое правительство, то о либерализации рынка труда, школьной и пенсионной реформе можно будет забыть. Неизвестно, каких ещё уступок потребуют коммунисты от социалистов во внутренней и внешней политике.
Но у испанских коммунистов есть и свои достоинства. Они не страдают безумным евроскептицизмом. (В Испании вообще евро-скептицизм не в моде. Эта страна предана идее европейского единства).
Яростная борьба коммунистов против бюджетной экономии на руку социалистам. Такой альянс способен изменить фискальную политику страны в правильном направлении и, наконец-то, покончить с кризисом.
Другая возможная крайность в случае провала идеи социал-либеральной коалиции – это альянс консерваторов, либералов и националистов (Голос).
Испанские националисты тоже не замечены в оголтелом евроскептицизме. Они одержимы идеями борьбы за единство нации, за централизацию, за усиление роли католической церкви, за защиту семейных ценностей, за сохранение наследия диктатуры Ф. Франко-и-Баамонде, против иммигрантов из Африки и феминисток.
Консервативно-либерально-националистическая коалиция позволит провести структурные реформы, но одновременно приведёт к новому витку безумной бюджетной экономии и затягиванию кризиса. А ещё возможен новый кризис в отношениях с каталонцами.
Трудно решить, какая из двух крайностей лучше.
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Прочитано 652 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту