Украина: долгая дорога в степях

A A A

21 апреля в 42-миллионной Украине пройдёт 2-й тур президентских выборов. Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

ДВЕ РЕВОЛЮЦИИ
Идёт шестой год революции достоинства на Украине. Самое время разобраться, почему по своей динамике она так отличается от оранжевой революции (2004-2010).
Давайте вспомним. Первая половина оранжевой революции (2004-2007) пришлась на экономически самый благопо-
лучный период в истории независимой Украины.
И тем не менее уже в марте 2006 г. украинцы на парламентских выборах отправили революционеров на скамьи оппозиции и посадили в кресло премьер-министра вождя контрреволюции Виктора Януковича.
Через год с помощью сомнительных
манипуляций революционный лагерь добился новых выборов и вернул себе власть.
Но в 2010 г., в условиях тяжёлого экономического кризиса, вновь сформировавшееся контрреволюционное большинство избрало Виктора Януковича президентом. Он незаконно назначил премьер-министром Николая Азарова.
А 30 сентября 2010 г. был совершён контр-революционный переворот: Верховный суд признал незаконным главное завоевание революции – конституционную реформу 2004 г., ограничивавшую власть президента. Оранжевая революция потерпела поражение.
Революция достоинства развивается совсем иначе.
Украина сейчас находится в гораздо худшем экономическом положении, чем в 2010 г. Я уже не говорю о 2006 г. Однако 31 марта в 1-м туре президентских выборов ни один кандидат от контрреволюционного лагеря даже не смог выйти во 2-й тур.
Юрий Бойко (Оппозиционная платформа) – прямой наследник Виктора Януковича (2010-2014) – набрал всего 11% голосов и занял 4-е место. Он лидировал только в Донецкой и Луганской областях, а в Харьковской, Днепропетровской, Запорожской, Одесской, Николаевской и Херсонской был лишь на 2-м месте.
Ещё один представитель евроскептического лагеря – националист Олег Ляшко (Радикальная партия) – набрал всего лишь 5% голосов и оказался на 7-м месте.
Чем же вызвана такая разница в динамике революционных процессов?
Ответ на этот вопрос надо искать не на Украине, а в изменении позиции русских консерваторов по отношению к ней между двумя революциями.
Во время оранжевой революции они в высшей степени уважительно относились к суверенитету Украины. Это позволило в результате естественных внутренних социальных процессов сформироваться контрреволюционному большинству, которое и положило конец революции.
Однако в 2014 г. русские консерваторы, по меньшей мере, не стали препятствовать изъятию из украинской политической жизни нескольких миллионов избирателей Востока.
Вот это изъятие оказалось важнее самой революции. Оно изменило всё, став катализатором грандиозных социальных преобразований. Не будь этого изъятия, революция достоинства закончилась бы столь же бесславно, как и оранжевая, а на нынешних выборах побеждал бы Ю. Бойко или какой-нибудь другой птенец гнезда В. Януковича.
Во-первых, без этих нескольких миллионов глубоко реакционных избирателей-евроскептиков Востока на Украине невозможно сколотить контрреволюционное большинство. Эта прописная истина была широко известна ещё до революции.
В-вторых, это изъятие вызвало грандиозный патриотический подъём в остальной части Украины, который глубоко перепахал социально-политические настроения на Юге, Юго-Востоке и Северо-Востоке и сделал эти регионы настроенными преимущественно революционно и проевропейски.
Лучше всего об этом написал замечательный русский писатель Захар Прилепин в своей статье «Тот, в котором надо угадать себя», опубликованной 16 февраля 2015 г. в «Известиях».
Вот маленькая цитата из этого блестящего произведения: «Сколько угодно можно кричать про то, что скоро вся Украина будет сидеть на шестке подо Львовом, а Порошенко повесят свои же, – Украину это только смешит: боли она не чувствует, страха не имеет, бедности не пугается».
Конечно, украинцы недовольны своими властями, но они ищут теперь им замену не в лагере реакции и контрреволюции, а всё в том же революционном лагере евроэнтузиастов.
Украинские революционеры высоко ценят вклад русских консерваторов в эти фундаментальные перемены.
Так, например, в интервью CNN 30 сентября 2018 г. украинский президент Пётр Порошенко дал необычайно высокую оценку деятельности русского консервативного президента Владимира Путина: «В 2013 году число украинцев, поддерживавших евроатлантическую интеграцию – вступление в НАТО, – равнялось 16%. Сейчас – более 54%. Кто добился этого? Путин.
В 2013 году доля украинцев, поддерживавших европейскую интеграцию – вхождение в ЕС, – была 33%. Сейчас – 74%. Кто это сделал? Путин.
Так что спасибо, господин Путин, за то, что Вы сделали мою страну намного более европейской, в большей степени готовой
защищать европейские и трансатлантические ценности. Я абсолютно уверен, что Украина никогда не вернётся в Российскую империю».
Правда, Украина заплатила за этот рывок очень высокую цену. На войне погибли более 3 тыс. мирных жителей и более 4 тыс. защитников Украины. Беженцами внутри Украины стали почти 1,5 млн человек. Ещё почти 1 млн человек бежал в Россию.
Возможна ли теперь победа на Украине евроскептических, реакционных, контрреволюционных сил?
Думаю, да. Точка невозврата Украиной ещё не пройдена. Для того чтобы этого добиться, надо, не выдвигая никаких дополнительных условий, просто вернуть в украинское политическое поле те несколько миллионов контрреволюционно настроенных избирателей Востока.
Тогда патриотический подъём постепенно угаснет. На первое место в общественном сознании выйдет тема экономической катастрофы. Украинцы отшатнутся от революционного лагеря, и на выборах 2024 г. к власти, торжествуя, придёт какой-нибудь наследник В. Януковича.
Украинские революционеры прекрасно понимают это. Поэтому они обращаются к русским консерваторам с одной единственной немой, но горячей мольбой: ни в коем случае не меняйте политический курс России в отношении Украины на протяжении ещё хотя бы лет сорока, чтобы дать ей возможность построить сильное новое индустриальное государство, глубоко интегрированное в НАТО и ЕС.
Но русских консерваторов и просить не надо. Они и так ни на шаг не сдвинутся со своей позиции. Поэтому, пока внешняя политика России находится в их надёжных руках, я совершенно спокоен за судьбу Украины.
Как говорил в таких случаях великий немецкий поэт Йохан фон Гёте: «Я – часть той силы, что вечно хочет зла, но вечно совершает благо».

НА ДНЕ
А пока украинская экономика находится в тисках жесточайшего структурного кризиса. В 2012 г. доля продукции машиностроения в украинском экспорте равнялась 19%. Это было самое высокое значение за всю историю независимой Украины.
Всего за 4 года (2012-2016) она рухнула до 11%. Сказались и потеря русского рынка для украинских товаров (в частности для военного экспорта), и прекращение поставок дешёвого газа. Обнажилась подлинная и весьма неприглядная картина конкуренто-способности украинского машиностроения.
С тех пор вот уже 3 года (2016-2018) этот показатель держится на 11% отметке. Украинское машиностроение, а вместе с ним и вся украинская экономика, лежит на дне. (Для сравнения, в России с 1998 г. по 2018 г. доля в экспорте продукции машиностроения упала с 11 до 6%.)
Последний самолёт на Украине был произведён в 2015 г.
Производство автомобилей в 2018 г., по сравнению с 2008 г., упало в 73 раза. В прошлом году Украина произвела всего 5792 машины (данные Международной организации автомобилестроителей).
Производство стали в 2018 г. упало в 2 раза по сравнению с 2007 г. За 11 лет Украина скатилась по этому показателю с 8-го на 13-е место в мире, пропустив вперёд Турцию, Бразилию, Иран, Италию и Тайвань (данные Мировой металлургической ассоциации).
Темпы роста ВВП на Украине составляют всего 3,5%. Это очень мало. Достаточно напомнить, что в Словакии они равны 3,6%, в Румынии – 4,1%, в Польше – 4,9%, а в Венгрии – 5,1%.
Другими словами, Украина не нагоняет, а всё больше отстаёт от четырёх своих соседок по ЕС. К тому же это всего лишь восстановительный рост, и качество его сомнительно.
Украина вновь отброшена в нищету. По данным МВФ, если в 2007 г. по ВВП на душу населения, рассчитанному по паритету покупательной способности, Украина отставала от Израиля (самой бедной из развитых стран) в 3,19 раза, то в 2018 г. – уже в 4,09 раза.
Впрочем, не правы те, кто сравнивают нынешнее положение Украины с 1990-ми годами. Тогда было гораздо хуже. В 1998 г., например, Украина отставала от Израиля в 5,26 раза.
В этой ситуации может показаться странным, что на Украине уровень безработицы равен всего 9%. Это очень мало для такого тяжёлого структурного кризиса. В Польше, например, ещё в 2003 г. безработица равнялась 20%, а сейчас равна 6%.
Ларчик открывается просто. Значительная часть излишней рабочей силы отправляется на заработки за рубеж, прежде всего в ЕС. По оценке властей, постоянно за рубежом работают порядка 3 млн украинцев. И это только начало.
Об отрицательных последствиях этого явления сказано немало. Я же хочу напомнить о положительных.
Во-первых, массовая трудовая эмиграция снижает уровень социальной напряжённости.
Во-вторых, снижается нагрузка на систему социального страхования Украины.
В-третьих, переводы трудовых эмигрантов своим семьям повышают уровень их доходов и тем самым также играют на снижение социальной напряжённости.
В-четвёртых, если судить по опыту Польши и других стран Восточной Европы, как только экономическое положение на Украине начнёт улучшаться, в страну вернутся многие из трудовых эмигрантов, принося с собою бесценный передовой социальный опыт, который позволит ускорить модернизацию страны.
А пока Украина остаётся на предпоследнем месте в Европе по средней ожидаемой продолжительности жизни (71 год), опережая лишь Россию (в Швейцарии – 83 года, в Испании – 82, в Германии – 81, в США – 79, в Китае – 76, в России – 70 лет [данные ВОЗ за 2015 год]).
По уровню безнравственности и бездуховности среди европейских стран Украина уступает лишь России. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, в 2014 г. (более свежих данных нет) на Украине было совершено 6,34 умышленных убийств на 100 тысяч населения (в 2016 г. в Норвегии было совершено 0,51 убийства; в Китае – 0,62; в Испании – 0,63; в Германии – 1,18; в США – 5,35; в России – 10,82 убийства).
Что же тормозит экспортоориентированную индустриализацию на Украине? Остановлюсь лишь на трёх, на мой взгляд, самых важных социально-экономических причинах: войне, экономической политике и олигархии.

ВОЙНА
Национально-освободительная война тяжёлым бременем ложится на плечи украин-ского общества.
Украина вынуждена содержать 3-ю по численности армию в Европе (204 тыс.) после России (900 тыс.) и Турции (355 тыс.). Для сравнения, численность немецкой армии составляет всего 178 тыс. военнослужащих.
Доля военных расходов в ВВП Украины составила в 2017 г., по данным Стокгольм-ского международного института исследования проблем мира, 3,4% (у России – 4,3%; у США – 3,1%; у Турции – 2,2%; у Китая – 1,9%; у Германии – 1,2%).
Но война является ещё и отпугивающим фактором для иностранных инвесторов, которые пока не спешат строить на Украине заводы, несмотря на все её преимущества, связанные с географической близостью к такому ёмкому рынку сбыта, как развитые страны Европы, и дешевизной рабочей силы.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
Украинские правительство и центральный банк проводят очень жёсткую, антинаучную, тормозящую экономическое развитие фискальную и денежно-кредитную политику.
В измученной экономическим кризисом стране бюджетный дефицит равен небывало низкому значению в 1,4% ВВП.
Среди крупных новых индустриальных стран первого и второго эшелонов более жёсткая фискальная политика проводится лишь в благополучной Польше (0,5%).
В остальных, гораздо более успешно развивающихся странах, чем Украина, бюджетный дефицит значительно выше (в Турции – 1,5%; в Индонезии – 1,76%; в Таиланде – 2,5%; в Мексике – 2,9%; на Филиппинах – 3%; в Индии – 3,42%; в Малайзии, Марокко и Вьетнаме – 3,7%; в Китае – 4,2%).
Если инфляция на Украине равна вполне приемлемым 8% в год, то основная процентная ставка равна головокружительным 18%.
В 2016-2017 годах Украина пережила всплеск инфляции. Тогда цены росли на 13% в год. Центральный банк тогда поднял ставку с 12,5 до 18%. Но зачем же её держать на таком уровне сейчас, когда инфляция так сильно упала?
Всё это удушение экономики во многом результат безжалостного давления МВФ. Украина не может порвать с этой организацией, поскольку сильно зависит от её кредитов. Естественно, что они идут не на развитие, а на поддержание штанов и выплату старых долгов.
Увы, Украина вынуждена считаться с тем, что в МВФ сейчас всем заправляют носители антинаучных идей бюджетной экономии и жёсткой монетарной политики в условиях кризиса.
Хотя, конечно, не может не радовать то обстоятельство, что с 2016 г. по 2017 г. отношение государственного долга к ВВП сократилось с 81% до 71%.
Но больше всего удивляет другое. МВФ крайне эффективно выкручивает руки Украине, когда речь идёт о фискальной и денежно-кредитной политике, об отмене субсидирования тарифов на газ для населения и выколачивании долгов.
Но эта организация становится крайне беспомощной, когда надо заставить укра-инцев заниматься такими действительно полезными вещами, как демонополизация, приватизация, введение свободной куплипродажи земли и прочие структурные реформы.
Не только у меня закрадывается подозрение, что МВФ пасует именно в тех случаях, когда речь заходит о шагах, напрямую бьющих по украинским олигархам.

ОЛИГАРХИ
Это, пожалуй, главная проблема Украины. Ей приходится преодолевать наследие не только плановой, но и олигархической экономики.
В Польше есть 7 долларовых миллиардеров. Но их имена ничего не скажут даже большинству самих поляков. Они сидят тихо, занимаются предпринимательством и не лезут в политику.
Другое дело Украина, где в эпоху Леонида Кучмы (1994-2005) произошла тихая доверительная раздача государственной собственности в нужные руки. Ринат Ахметов, Виктор Пинчук (зять Л. Кучмы), Игорь Коломойский, Дмитрий Фирташ, Пётр Порошенко – эти имена гремят на весь мир. Последний по совместительству ещё и занимает должность президента. А есть ещё Константин Жеваго, Юрий Косюк, Геннадий Боголюбов, Вадим Новинский.
Увы, революция не смогла покончить с их влиянием. Напротив, многие олигархи, устрашённые попыткой В. Януковича в последний предреволюционный год взять под свой контроль всё народное хозяйство, решительно встали на сторону революции и укрепили своё положение после её победы.
Чем опасна олигархия для страны?
Олигархия – это монополизм. К примеру, 79% добычи газа приходятся на долю крайне неэффективной государственной компании Нафтогаз Украины. Не будь этой монополии, Украина давно могла бы полностью обеспечить сама себя газом, утверждают специалисты.
Олигархия – это тесное сращивание бизнеса и государства.
Олигархия – это полный контроль монополистической буржуазии над самыми популярными телеканалами, формирующими политические настроения в обществе.
Олигархия – это финансирование крупным капиталом практически всех ведущих политических партий и их вождей.
Олигархия – это отказ от столь необходимых стране экономических реформ (в частности от приватизации многочисленных государственных компаний и создания свободного рынка земли, без чего Украина не может рассчитывать на значительный приток иностранных инвестиций).
Памятны два эпизода в украинской политической жизни, демонстрирующие всемогущество олигархии.
Первый связан с назначением в 2016 г. Юрия Луценко генеральным прокурором. Эта должность по определению требует независимости от власти. Но Ю. Луценко не просто ближайший сподвижник президента П. Порошенко.
Он ещё и не имел права по существовавшим тогда законам занимать эту должность. На глазах у потрясённого человечества Верховная рада стремительно исправила законы, чтобы в кресло прокурора мог сесть нужный человек.
Второй пример – это недавнее позорное решение Верховного суда о признании неконституционной статьи Уголовного кодекса о незаконном обогащении чиновников.
Оно принималось по представлению большой группы депутатов как от правящей коалиции, так и от оппозиции и, как полагают знатоки, не без давления со стороны президента. А ведь эта статья была одним из главных завоеваний революции.
Я не знаю, когда и как Украина избавится от олигархии – этого мрачного наследия эпохи Л. Кучмы. Думаю, что стране придётся ещё очень долго отхаркивать его с кровью.

ВТОРОЙ ТУР
Неудивительно, что во 2-й тур вышли два кандидата от олигархии – действующий президент и олигарх 53-летний Пётр Порошенко (Солидарность, 15%) и представитель соперничающего олигарха И. Коломойского 41-летний Владимир Зеленский (Слуга народа, 30%).
Гениальность предвыборной кампании В. Зеленского заключается в том, что ему удалось преподнести себя избирателям как яростного противника олигархии.
В итоге он стал любимцем мелкой буржуазии, которая настроена проевропейски, революционно и люто ненавидит олигархов. Мелкая буржуазия – потенциально мощная антиолигархическая сила, но она до сих пор не в состоянии самоорганизоваться и выступить самостоятельно.
porohПётр Порошенко

Мощным, ранее невиданным в мировой практике средством обработки именно этой части избирателей стали 3 сезона гениального сказочного сериала «Слуга народа». В нём В. Зеленский сыграл главную роль.
Это сага о киевском учителе истории Василии Голобородько, ставшем президентом Украины. Он совершил много подвигов: разгромил олигархов, покончил с коррупцией, провёл все необходимые реформы, объединил, казалось, безнадёжно раздробленную страну, походя выплатил внешний долг, привлёк иностранные инвестиции, запустил стремительный экономический рост и вывел Украину в «большую двадцатку».
Что и говорить, сериал точно попал в ожидания мелкой буржуазии, что вылилось в массовую поддержку ею кандидатуры В. Зеленского. Избиратели голосовали не за ставленника И. Коломойского, а за блистательный кинообраз Василия Голобородько.
Важно помнить, что окончательно конфигурация власти на Украине станет известна только после парламентских выборов 27 октября.
Украина, как и Франция, полупрезидентская республика. Победитель президентских выборов будет человеком № 1 в стране лишь в том случае, если его партия станет старшим партнёром по коалиции.
Но если во Франции парламентские выборы проходят через месяц после президентских, что обеспечивает лёгкую победу партии только что избранного президента, то на Украине они разнесены на полгода. А за это время многое может измениться в настроениях общества.
Если партия президента станет младшим партнёром по коалиции, то человеком № 1 будет премьер-министр, представляющий старшего партнёра, а президент будет находиться на вторых ролях. Вспомним 2007-2010 годы, когда президентом был Виктор Ющенко (2005-2010), а реальная власть находилась в руках премьер-министра Юлии Тимошенко.
zelenВладимир Зеленский

Президент вообще может оказаться в оппозиции. Тогда в его руках останутся лишь внешняя политика, оборона, разведка, назначение губернаторов. Вспомним 2006-2007 годы, когда президент В. Ющенко находился в оппозиции премьер-министру В. Януковичу.
Опросы прочат победу В. Зеленскому. Но кто бы ни стал президентом, принципиально ничего не изменится. Украина ещё долго останется бедной олигархической страной, которая медленно движется по пути экспортоориентированной индустриализации, по пути модернизации и прогресса, по пути в НАТО и ЕС.

КРОТ ИСТОРИИ
Я общаюсь со многими людьми, и все говорят мне (одни – с досадой и разочарованием, другие – со злорадством), что Украина развивается очень медленно.
А я смотрю с изумлением и на тех, и на других: а откуда вообще взялась идея, что развитие такой сложной и запущенной страны будет проходить легко и гладко?
Когда мы говорим о модернизации Украины, счёт должен идти не на годы, а на десятилетия и поколения.
Как известно, крот истории роет медленно. Но роет хорошо.
Главное – это то, что Украина движется правильным прогрессивным курсом.
Вообразим невероятное: русское общество взялось за ум и начало модернизацию. Тогда ему придётся воспользоваться той же дорогой, что и Украине.
Благословим Украину.
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Прочитано 457 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту