Северный Судан: наша родина – революция

A A A

После военного переворота 11 апреля восставший народ Северного Судана отказался уходить с улиц.Генералы вынуждены идти на новые уступки народу. Рассказывает обозреватель «УМ» Михаил Зелёв.


Правление генерала-лейтенанта Ахмеда Авада, пришедшего к власти 11 апреля после свержения диктатора Омара эль-Башира (1989-2019), продлилось всего сутки.
Прежде всего, А. Авад не устраивал восставший народ. Он был слишком близок к ненавистному
О. эль-Баширу. В совместном заявлении Суданской ассоциации профессионалов и Суданской коммунистической партии говорилось, что новая власть – это правительство «тех же самых лиц и сущностей, против которых восстал наш великий народ».
Северные суданцы отказались подчиняться режиму чрезвычайного положения и комендантскому часу и, несмотря ни на какие уговоры военных, остались на улицах, требуя скорейшей передачи власти гражданскому правительству. Солдаты и офицеры стрелять в народ не хотят.
С другой стороны, фигура
А. Авада была крайне неудобна с точки зрения международного положения страны. Он, как и О. эль-Башир, причастен к систематической резне нило-сахарских земледельческих племён в Дарфуре в 2003-2008 годах, расцениваемой Международным уголовным судом как геноцид. С таким правителем Северный Судан не мог рассчитывать на улучшение отношений с развитыми странами, в котором отчаянно нуждается эта страна.
Захватившие власть генералы, посовещавшись, выдвинули 12 апреля из своей среды нового вождя. Им стал генеральный инспектор вооружённых сил генерал-лейтенант Абдель-Фатта эль-Бурхан.
У него самая незапятнанная репутация среди северосуданских генералов.
А.-Ф. эль-Бурхан – выходец из пограничных войск. Командовал ими. Был военным атташе в Пекине. Преподавал в военном училище. Был начальником штаба сухопутных войск. В резне в Дарфуре не участвовал, зато причастен к организации карательных операций в Южном Судане.
Что касается А. Авада, то он 14 апреля тихо ушёл в отставку со всех постов.
13 апреля новый правитель отменил комендантский час и подтвердил освобождение всех политических узников. Был отправлен в отставку ненавистный шеф тайной полиции Сала эль-Гош, руководивший подавлением протестов.
Однако восставшие требовали большего: немедленной передачи власти гражданскому правительству. Ни о каком 2-летнем «переходном периоде» они и слышать не хотели.
14 апреля власти объявили, что согласны отдать в новом правительстве все министерские посты кандидатам, которые будут названы восставшим народом. Речь в том числе шла и о должности премьер-министра. За собой генералы оставляют только посты министров обороны и внутренних дел.
15 апреля генералы пошли на новые уступки народу. Было объявлено, что в состав нового правительства не войдёт ни один бывший член Национального конгресса – правящей партии в эпоху диктатуры О. эль-Башира. Тем, кто состоял в партии, запрещается баллотироваться на будущих выборах. Было заявлено о намерении властей избавиться от всех «символов» свергнутого режима.
В этот же день к давлению на режим подключился Африканский Союз (бывшая Организация африканского единства). Он потребовал от А.-Ф. эль-Бурхана в 15-дневный срок передать власть гражданскому правительству, пригрозив исключением Северного Судана из своих рядов.
Но не надо пугаться. Африканский Союз не против диктатуры. Он лишь против столь откровенной диктатуры.
Если диктатура мимикрирует под демократию, а диктатор регулярно переизбирается на потешных выборах – а так происходит в большинстве африканских государств, то Африканский Союз это устраивает.
Так что никаких военных хунт. В Африке всё должно быть прилично.
А тем временем в стране арестованы уже почти 200 высокопоставленных деятелей режима О. эль-Башира (бывшие премьер-министр, вице-президенты, министры, губернаторы, высшие партийные функционеры, а также члены семьи диктатора).
17 апреля О. эль-Башира перевели из президентского дворца, где он находился под домашним арестом, в знаменитую хартумскую тюрьму Кобар, где он раньше держал в заточении своих политических противников.
Тюрьма Кобар – жуткое место. Там нет ни водопровода, ни кондиционеров. За 30 лет своего правления диктатор так и не удосужился реформировать тюремную систему. Ему и в голову не приходило, что когда-нибудь самому придётся воспользоваться её услугами.
Пока новые власти не собираются передавать О. эль-Башира Международному уголовному суду, который выдал ордер на арест диктатора ещё в 2008 г. по обвинению в преступлениях против человечества в Дарфуре. Генералы обещают его судить в самом Северном Судане.
А тем временем Вашингтон дал понять, что готов снять с Северного Судана клеймо страны, поддерживающей международный террор, в случае «коренных изменений» в политике Хартума.
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Прочитано 408 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту