Высокая цена раннего материнства

A A A

Латинская Америка проигрывает битву с подростковой беременностью. Почему там столь высок уровень раннего материнства?

«Моё тело стало по-настоящему большим», – Радаисис Мартинес Нуньес была потрясена, когда в 15 лет узнала, что понесла. Пока она вспоминает, по кухне мечется её голый двухлетний сын. Бабушка быстро уносит внука.
Сейчас Мартинес 18 лет, и она так и не вернулась в школу. Она надеется вернуться, но её тело опять меняется. Она на восьмом месяце беременности от другого мужчины. (Отец её сына, говорит она, погиб в автокатастрофе, гоняя на мотоцикле).
Мартинес живёт в Эстебании, маленьком аграрном городке на южном побережье Доминиканской Республики, известном как «городок красавиц». Две пятых родильниц здесь подростки. Это самый высокий уровень среди общин этой страны, которая, в свою очередь, занимает 1-е место по подростковому материнству за пределами Африки.
И это не потому, что в Эстебании красивые женщины, говорит местная медицинская сестра. Она обвиняет во всём отсутствие полового воспитания и «распущенную среду». На улицах устраивают пьяные сборища взрослые и юнцы.
«Матери сегодня с одним мужчиной, а на следующий день – с другим. Это не может не сказаться на детях», – говорит сестра.
Почти треть латиноамериканок может обзавестись ребёнком в возрасте до 20 лет. Это самый высокий уровень подросткового материнства в мире, за исключением гораздо более бедной Африки южнее Сахары.
В Латинской Америке необычайно высокий уровень рождаемости среди подростков (он определяется как число новорождённых на 1000 женщин возрасте от 15 до 19 лет).
В Восточной Азии, где плодовитость и доход на душу населения примерно равны латиноамериканским показателям, уровень подростковой рождаемости гораздо ниже.
Латинская Америка – единственный регион, где растёт рождаемость среди девочек в возрасте до 15 лет. В Эквадоре уровень рождаемости среди тех, кто моложе 15 лет, с 1990 г. по 2012 г. утроился.
Правительства стран региона начинают понимать, что это является проблемой. Большинство из них в последнее десятилетие приняли национальные программы сокращения беременности среди подростков.
Однако пока прогресс мало заметен. В прошлом году три агентства ООН, включая Панамериканскую организацию здравоохранения, пришли к выводу, что за последние 30 лет «уровень рождаемости среди подростков упал незначительно».
Преждевременное материнство плохо для матерей, для детей и в целом для общества. Смерть при родах среди девочек в возрасте до 16 лет в 4 раза выше, чем среди тех, кто старше 20.
Юные матери меньше обращаются за предродовой помощью. В результате увеличивается вероятность рождения ребёнка с низким весом и последующими проблемами в обучении.
В Латинской Америке женщины выходят замуж позже, чем в Африке и Южной Азии. Это значит, что непропорционально много матерей-подростков обречены на судьбу матерей-одиночек.
В Мексике, где медианный возраст выхода замуж равен 27 годам, почти четверть тех, кто родил в возрасте от 15 до 19, так и остаются незамужними.
Рождение ребёнка в подростковом возрасте обычно ставит крест на карьере матери. Одно исследование, проведённое в Бразилии, показало, что это ограничивает выход женщин на рынок труда. Обычно прекращает работать бабушка, чтобы сидеть с внуками.
В Доминиканской Республике те девушки, что обзавелись детьми в подростковом возрасте, учатся в школе на два года меньше, чем их подруги. Вероятность их поступления в университет более чем в 2 раза ниже.
Ранняя беременность – свидетельство лишений. Девочки из бедных семей менее склонны учиться и с большей вероятностью становятся беременными. Правда, причинно-следственная связь здесь может быть обратной. Треть доминиканок, что бросили школу, говорят, что сделали это из-за беременности.
inopress1Латиноамериканская культура поощряет подростковую беременность, а правительства мало что делали, чтобы изменить ситуацию.
Как говорит Клэра Бриндис, профессор Калифорнийского университета в Сан-Франциско, некоторые девочки считают беременность быстрой дорогой к тому, чтобы стать взрослыми и завоевать соответствующее положение в жизни. «Мы говорим людям, чтобы они не беременели, но понеся, они получают заботу, участие и внимание», – говорит она.
Дарленис, 16-летняя мать из Эстебании, словно вторит ей. «Если ты мать, то весь мир уважает тебя», – говорит она.
Многие девочки в опасных обстоятельствах создают новые семьи, чтобы усилить собственную безопасность.
Уйти с парнем – это самый простой способ покинуть родительский дом, где тебя оскорбляют. Девочки начинают жить с бандитами, которые, если что, готовы припугнуть их семьи, говорит Карен Медина, психолог из Гондураса.
Рафаэль Кортес из Всемирного банка опрашивал юных матерей в терроризированном преступностью Сальвадоре и с удивлением обнаружил, что в половине случаев они сами стремились понести.
Однако для многих подростков беременность стала неожиданностью. Во многих школах нет полового воспитания. Противозачаточные средства трудно достать. Мартинес говорит, что в больнице в Эстебании не нашлось ничего в нужный момент. Мужчины давят на девочек, убеждая их заняться сексом, а тех никто не учит, как отказать.
Католическая церковь, влиятельная в Латинской Америке, подавляет споры о сексуальности. В Гондурасе католическая и евангелическая церкви в прошлом году выступили против использования учебников по половому образованию, хотя среди них был даже такой, где не было изображений половых органов.
Одна женщина из Эстебании, родившая в 16 лет, вспоминает, чему учили их в церкви, когда речь заходила о контроле над рождаемостью: «Они говорили, что единственный способ не забеременеть – это зажать монетку в 1 песо между колен и ни в коем случае не дать ей упасть на землю».
Подобные правила лишали правительства решимости бороться за сокращение рождаемости среди подростков. Специалисты полагают, что им следовало бы повышать качество полового воспитания, облегчать доступ к противозачаточным средствам и медицинской помощи.
Подобная политика в Британии и Соединённых Штатах привела к тому, что с 2000 г. уровень подростковой беременности упал вдвое, впрочем, в богатых странах цена материнства, измеряемая в недополученном доходе, значительно выше, чем в Латинской Америке.
Но и в Латинскую Америку проникает передовая практика. В одной из школ бедного района Боготы – столицы Колумбии – введено «сексуально-гражданское» воспитание, во время которого ученики старших классов рассказывают более молодым о сексе.
В результате число беременностей среди её 4000 учеников упало с 70 в год до нуля. Такого рода программы можно было бы ввести и в других школах.
Правительства латиноамериканских стран говорят, что пытаются снизить уровень беременности среди подростков. В последние 15 лет некоторые из них обнародовали программы в этой области. Но часто они нацелены на города, а не на деревню, где проблема острее всего. Нередко правительства вообще ничего не делают для реализации собственных планов.
Президенты Аргентины и Чили пообещали внедрить в школьную программу половое воспитание. В Аргентине это было сделано менее чем в половине провинций, а о половом воспитании в государственных школах Чили вообще ничего не слышали.
Мексика представила стратегию в 2015 г., но потом её реализацию неоднократно перепоручали то одному ведомству, то другому.
Венесуэльская программа, представленная в 2013 г., вообще не внедрялась в жизнь. Экономика этой страны рухнула, и правительство перестало предоставлять бесплатные противозачаточные средства. Сейчас, чтобы купить упаковку презервативов, требуется выложить больше средней недельной зарплаты.
Но есть и исключения. Одно из самых значительных падений уровня подросткового материнства за последние 30 лет наблюдается в Гаити, расположенной на том же острове, что и Доминиканская Республика.
Это самая бедная страна региона, но там самый низкий уровень рождаемости среди подростков.
Возможно, потому, что правительство там столь слабо, что ресурсы в рамках программ по борьбе с подростковой беременностью распространяются в основном через неправительственные организации. Они более компетентны и менее подвержены политическому давлению, чем правительственные ведомства.
Самое крупное падение в последние 10 лет наблюдалось в Колумбии. Возможно, это связано с тем, что окончание длительной партизанской войны открыло государству доступ на земли, ранее контролировавшиеся повстанцами, где подростковая беременность – обычное дело.
Доминиканская Республика намерена вновь попытаться снизить свой самый высокий в регионе уровень подростковой рождаемости. На этой неделе она начала реализацию программы, нацеленной, прежде всего, на деревню, а не на города.
Но произошло это слишком поздно для Мартинес. Она уже стала матерью. Её дети «уже здесь», говорит она. «Придётся работать ради них». Но, возможно, щанс есть у её более молодых соседок.
The Economist, 16 февраля 2019 г.

 

Прочитано 824 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту