Самое читаемое в номере

Тем временем в Москве

A A A

Русские подозрения в отношении Америки являются самосбывающимся пророчеством.

Белый дом был украшен красным флагом с серпом и молотом. А внутри советская делегация во главе с Михаилом Горбачёвым пела «Подмосковные вечера», празднуя подписание эпохального соглашения об уничтожении целого класса ядерных вооружений, годами угрожавшего Европе. На дворе стояло 8 декабря 1987 г.
На следующий день публика, среди которой был и напористый предприниматель Дональд Трамп, собралась на завтрак в государственном департаменте, чтобы послушать речь Горбачёва.
«Две мировые войны и изнурительная холодная война вместе с малыми войнами, унёсшими и до сих пор уносящими миллионы жизней, более чем достаточная плата за авантюризм, амбициозность, пренебрежение к интересам и нравам других, за нежелание и неумение считаться с реалиями, с законным правом всех народов на свой выбор, своё место под солнцем», – сказал советский вождь.
 «Как далеко мы ушли от времён напряжённости», – думал тогда про себя Джордж Шульц, государственный секретарь в правительстве Рейгана.
Но ни русские, ни американские военачальники и руководители разведывательных служб не разделяли праздничного настроя. Русские генералы, посвятившие всю свою жизнь борьбе с Америкой, чувствовали себя преданными.
Американские бойцы холодной войны опасались, что Горбачёв пытается задушить их своей добротой и заманить в ловушку. 30 лет спустя взгляды реваншистов окончательно восторжествовали.
Хотя фактически РСМД размывался на протяжении многих лет, его слом стал символом недоверия, которое теперь господствует в американо-русских отношениях.
«Проблема в том, что вы [Америка] слишком долго играли роль победителя», – говорит Евгений Бужинский, отставной генерал, служивший в Генеральном штабе. «Путин не Горбачёв», – добавляет он.
Если Белый дом рассматривает расторжение РСМД как признание действительности, как признание неспособности договора удержать Россию и Китай, а вместе с ними и ряд других государств от разработки запрещённых ракет, то Кремль видит в этом проявление торжества Америки и подтверждение справедливости врождённого недоверия Путина к ней.
«Советский Союз – вовсе не слабая, бедная страна, которой можно помыкать», – говорил Владимир Крючков, глава советской разведки, своим американским коллегам в 1987 г. Путин – ученик Крючкова – сделал это утверждение основой своей политики.
Ещё до того, как Фиона Хилл, знаток России, вошла в Совет национальной безопасности, она писала, что для Путина «мало что изменилось в этой парадигме. Да, коммунизм ушёл, а Советский Союз распался, но, с его точки зрения, Россия-то никуда не делась. И в мире по-прежнему всё решает военная мощь».
Путин видит в договорах, подобных РСМД, не торжество доброй воли двух стран, а свидетельство относительной слабости России, которую он пытается исправить.
Как бывший сотрудник КГБ, утверждает Хилл, он просто одержим идеей безопасности и ведёт постоянную борьбу с угрозами, которые, с его точки зрения, проистекают исключительно от Америки.
Там, где Америка видит воинственность России, будь то положение на Украине, в Сирии или вмешательство в президентские выборы, Путин видит способ сдерживания Америки и сохранения за Россией неограниченной свободы рук в зоне своего влияния.
Проблема в том, утверждает Хилл, что американским политикам трудно постичь, что Россия даже после окончания соперничества эпохи холодной войны видит в Соединённых Штатах угрозу. Это ведёт к спирали непонимания, которая и уничтожила РСМД.
Россия долго мошенничала с выполнением своих обязательств, но разрыдалась, когда Америка решила приостановить действие договора, и теперь представляет этот шаг как подтверждение неуважения Америки к созданной после окончания холодной войны архитектуре безопасности.
Мало кто из западных политиков надеется на улучшение отношений с Путиным. Бывший сотрудник КГБ предпочитает тайные действия и ложные выпады прямому противостоянию.
Сюда относятся такие секретные операции, как распространение дезинформации, электронные преступления или использование наёмников. Всё это замаскировано под действие частных лиц.
Как сказал один высокопоставленный американский чиновник, задача не в том, чтобы победить Путина, а в том, чтобы управлять противостоянием и «профессионализировать» отношения. Возможно, правительство надеется, что демонтаж договора позволит перейти к более искреннему разговору о проблемах безопасности.
Однако пока мало что указывает на намерение Путина двигаться вперёд. Напротив, Кремль использует решение Америки в своих пропагандистских целях.
Русские военные стратеги говорят, что России следует готовиться к размещению новых американских ракет в Европе и планировать свой ответ на это.
Если Америка будет продолжать в том же духе, то «нам придётся подумать о ракетах не только в Калининграде, но и на Чукотке, откуда можно достать до Сиэттла», говорит Бужинский.
Появление ядерных ракет в Восточной Европе, добавляет он, станет спусковым крючком для нового кубинского ракетного кризиса.
«А там, как говорят наши офицеры, наступит время подумать не об ответном, а о предупредительном ударе».
В самом деле, Россия и Америка прошли длинный путь со времён Горбачёва и Рейгана.
The Economist, 9 февраля 2019 года.

 

Прочитано 741 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту