Самое читаемое в номере

Мутный поток

A A A

Суд по делу Пола Манафорта привлёк внимание к сомнительной вашингтонской практике – грязному бизнесу лоббирования интересов иностранных правительств.

В иных обстоятельствах на проблемы с законом Нисара Чаудхури, 71-летнего пакистанца, живущего в Мэриленде, никто бы не обратил внимания.
Но президента Пакистано-американской лиги, пытавшегося оказывать политическое влияние в Вашингтоне в пользу правительства Пакистана, признали виновным по очень редкому обвинению: он не зарегистрировался в качестве иностранного агента.
Это то самое преступление, в котором 14 сентября признал себя виновным и Пол Манафорт, обесчещенный бывший руководитель предвыборного штаба Дональда Трампа.
На другом суде в августе он был признан виновным по восьми пунктам обвинения в финансовых преступлениях. Внимание многих сосредоточено на том, что Манафорт может рассказать Роберту Мюллеру, особому прокурору, расследующему возможный сговор кандидата в президенты Трампа с Россией. По этому поводу существует много домыслов, но точно никто ничего не знает.
Однако преступления Манафорта проливают свет на деятельность незарегистрированных лоббистов интересов иностранных держав – самую грязную часть этой мутной индустрии.
Схема, которую подробно описал в своих показаниях Манафорт, такова: за более чем 10 лет в Америку были закачаны 11 млн долл. для финансирования лоббистской деятельности в пользу Виктора Януковича, прорусского бывшего премьер-министра Украины.
Манафорт распространял в Вашингтоне сведения, порочащие Юлию Тимошенко, политическую соперницу Януковича, и заключил соглашение с «хапсбургской группой», в которую входили три бывших главы европейских государств, ради лоббирования интересов украинского правительства.
Один из участников группы вёл лоббистскую деятельность прямо в Овальном кабинете, где беседовал с Бараком Обамой и Джо Байденом.
Число подобного рода незарегистрированных лоббистов интересов иностранных держав доподлинно неизвестно. По подсчётам наблюдающего за этими процессами Центра ответственной политики, с 2017 г. иностранные правительства официально потратили на лоббист-скую деятельность в Америке 532 млн долл.
Специалисты предполагают, что размер незадекларированных расходов, по меньшей мере, в два раза больше. «Я в шутку сравниваю это с мышами. На одну увиденную вами мышь в вашем доме приходится пять, которых вы не видели», – говорит Бен Фримэн, директор Инициативы по прозрачности иностранного влияния в Институте внешней политики.
Основой противодействия тайному иностранному влиянию на американскую политику является Акт о регистрации иностранных агентов (АРИА). Этот устаревший закон был принят в 1938 г. для борьбы с нацистской пропагандой. Там, например, упоминаются пишущие машинки, копировальная бумага и копировальные прессы – технология снятия копий, которую использовал ещё Джордж Вашингтон.
Хуже того, его формулировки очень расплывчаты, так что при желании любую безобидную деятельность можно признать незаконной. Большую часть существования АРИА его игнорировали, поскольку его применение требует массы писанины, да и Министерство юстиции особо не заботила эта сторона политической жизни. С 1966 по 2015 годы, в связи с нарушением этого закона, было заведено всего 7 уголовных дел.
Но Мюллер вновь вернул его на свет божий, обвинив в его нарушении Манафорта, Рика Гэйтса (заместителя предвыборного штаба Трампа) и Майкла Флинна (недолго работавшего советником президента по национальной безопасности). После этого число зарегистрированных иностранных агентов почти удвоилось: с 550 в 2016 г. до примерно 920 в этом году.


Украинские сточные воды
Открытое лоббирование интересов иностранных держав редко бывает столь наглым, как авантюра Манафорта. Чаще всего оно старается не выходить за рамки тех ниш, что оставлены ему АРИА. Одна из них предназначена для людей, «добропорядочно занимающихся религиозной, преподавательской или научной деятельностью».
Как отделить добропорядочную научную деятельность от политической, в законе не говорится. Поэтому многие учреждения выбирают именно эту линию поведения.
Институты Кунцзы – учреждённые при многих университетах по всему свету центры по изучению китайского языка, находящиеся под опекой министерства образования Китая, – часто критикуются как проводники влияния Пекина.
В мае закрылся финансировавшийся Южной Кореей мозговой трест при Университете Джона Хопкинса: южнокорейское правительство просто прекратило его финансирование после того, как ему не удалось уволить его директора за то, что он высказывал точку зрения, отличную от официальной.
Мозговые тресты также служат рычагами влияния. Такие известные мозговые тресты, как Институт Брукингса и Центр стратегических и международных исследований, были поставлены в неловкое положение, когда достоянием общественности стало то обстоятельство, что они принимали от иностранных правительств миллионы долларов в обмен на публикацию псевдообъективных исследований на важные для тех темы.
Неявные лоббисты, в отличие от явных, стараются надевать на себя маску серьёзности. Например, фонд «Аравия» – недавно основанный мозговой трест, на чьи исследования любят ссылаться американские средства массовой информации, – как полагают, близок к правительству Саудовской Аравии. Али Шихаби, его основатель, утверждает, что этот мозговой трест финансируется группой саудовских граждан и что «мы не участвуем в лоббистской деятельности».
Ещё одним мозговым трестом является Национальный совет по американо-арабским отношениям, в штате которого числится научный сотрудник по проблемам международных отношений Фахад Назер. Он писал для известных мозговых трестов и газет.
А по данным министерства юстиции, Назер в ноябре 2006 г. работал платным советником в посольстве Саудовской Аравии, получая зарплату в 7000 долл. в месяц. Мозговой трест, где сейчас работает Назер, отказался это комментировать.
Сам Назер говорит, что соблюдает все нормы закона, а выступая в средствах массовой информации, он из осторожности не упоминает о своём сотрудничестве с саудов-ским посольством.
Министерство юстиции предпочитает преследовать не мозговые тресты, а финансируемые иностранными правительствами агентства новостей. После затяжной битвы, в ноябре 2017 года вынуждена была зарегистрироваться в качестве иностранного агента финансируемая русским правительством телевизионная сеть RT.
18 сентября  The Wall Street Journal сообщила, что министерство юстиции велело Синьхуа и CGTN – двум китайским средствам массовой информации – зарегистрироваться в качестве ино-странных агентов.
Однако остаётся загадкой, на каком основании RT заставляют регистрироваться иностранным агентом, а BBC, которая финансируется за счёт средств налогоплательщиков, нет.
Так что решение о том, кто и что является предметом регулирования АРИА, остаётся на усмотрение юристов правительства.
В 1983 г., например, министерство юстиции признало три фильма, продвигаемых в прокат Канадским национальным советом по кинематографии, в которых говорилось об угрозе кислотных дождей и ядерной войны, «политической пропагандой».
Но что бы ни говорили о несоразмерности прокурорской дубины Мюллера, очевидно, что Манафорт – это не несчастная жертва плохого закона.
Его схема была бы в центре внимания любого законодательства о борьбе с иностранным влиянием. Он осуждён также за кучу скучных преступлений в области уклонения от уплаты налогов.
Если в результате этого некоторые из многочисленных вашингтонских «стратегических советников» быстренько зарегистрируются как иностранные лоббисты, это станет хорошим итогом этого дела.
Однако в эпоху компьютерных роботов, пишущих в Twitter, защитить американскую политику и выборы от иностранного влияния можно, только полностью переписав АРИА. Новый закон должен уделить больше внимания компьютерам, а не копировальной бумаге.
The Economist, 22.09.2018 г.

 

Прочитано 326 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту