Из речи президента Западной Германии Рихарда фон Вайцзеккера в Бундестаге 8 мая 1985 года

A A A

 

I.
Многие народы вспоминают сегодня тот день, в который кончилась в Европе Вторая мировая война. Каждый народ связывает с этим разные чувства в зависимости от того, что он испытывал.
Победа или поражение, освобождение от бесправия и чужеземного господства или переход к новой зависимости, раздел, возникновение новых союзов, огромные изменения в соотношении сил – дата 8 мая 1945 года имеет решающее историческое значение для Европы.
Мы, немцы, отмечаем этот день между собой. И это необходимо. Мы сами должны найти нужный подход. И нам не поможет, если мы будем щадить свои чувства или если другие их будут щадить. У нас достаточно сил, чтобы смотреть правде в глаза, не приукрашивая ничего и не впадая в односторонность.
8 мая для нас, прежде всего, день воспоминания о том, что людям пришлось выстрадать. Одновременно эта дата является поводом для того, чтобы задуматься над ходом нашей истории. Чем честнее мы отнесёмся к этому дню, тем свободнее мы будем для того, чтобы с чувством ответственности предстать перед его последствиями.
8 мая для нас, немцев, не праздник. Но всё же с каждым днём нам становилось всё яснее, и об этом мы все вместе должны сегодня заявить, что 8 мая было днём освобождения. Этот день освободил всех нас от человеконенавистнической системы национал-социалистической тирании.
Однако, несмотря на освобождение, никто не забудет, сколь тяжёлые страдания только начинались или ещё предстояли для многих людей после 8 мая. Но нам нельзя считать конец войны причиной, обусловившей бегство, изгнание, неволю.
Причиной является скорее начало войны и начало той тирании, которая привела к войне. Мы не должны рассматривать 8 мая 1945 года в отрыве от 30 января 1933 года. У нас действительно нет оснований быть сегодня среди тех, кто празднует победу. Но у нас есть все основания считать 8 мая 1945 года конечной точкой ложного пути немецкой истории, зародившей надежду на лучшее будущее.


II.
8 мая – день воспоминания.
Вспоминать – это значит думать о былом так честно и так чистосердечно, чтобы вобрать его в себя. Это требует от нас высокого уровня правдивости.
Сегодня мы со скорбью чтим память всех жертв войны и тирании.
Мы чтим в особенности память шести миллионов евреев, убитых в немецких концентрационных лагерях.
Мы чтим память всех народов, пострадавших в войне, и, прежде всего, память неисчислимых жертв среди граждан Советского Союза и Польши.
Как немцы, мы со скорбью чтим память своих соотечественников, погибших на солдатской службе, во время бомбёжек на Родине, в плену, в ходе изгнания.
Мы чтим память убитых цыган, гомосексуалистов, душевнобольных, людей, которым пришлось поплатиться жизнью за свои религиозные или политические убеждения.
Мы чтим память расстрелянных заложников.
Мы чтим память жертв из рядов Сопротивления во всех оккупированных нами государствах.
Как немцы мы чтим память жертв из рядов немецкого движения Сопротивления – гражданского, военного, религиозномотивированного, сопротивления в рабочих и профсоюзных кругах, сопротивления коммунистов.
Мы чтим память тех, кто, хотя и не участвовал активно в Сопротивлении, но всё же предпочёл умереть, нежели покривить совестью.


III.
Начало тирании характеризовалось безграничной ненавистью Гитлера к нашим еврейским согражданам. Гитлер никогда не скрывал её перед общественностью, а сделал целый народ инструментом этой ненависти.
Ещё за день до своей смерти 30 апреля 1945 года он написал следующие слова в конце своего так называемого завещания: «Прежде всего, я обязываю руководство нации и подчинённых к тщательному соблюдению расовых законов и к беспощадному сопротивлению отравителю всех народов мира – международному еврейству».
Конечно, вряд ли какому-либо государству на протяжении своей истории удалось остаться невиновным в том, что касается его участия в войнах и актах насилия. Однако геноцида, подобного совершённому против евреев, история не знала. Участвовали в совершении преступлений немногие.
Эти преступления скрывались от глаз общественности. Однако каждый немец мог быть свидетелем того, что приходилось претерпевать еврейским согражданам: от холодного равнодушия и скрытой нетерпимости до открытой ненависти.
Кто же мог ни о чём не подозревать, видя горящие синагоги, погромы, стигматизацию евреев шестиконечной звездой, лишение их прав, постоянное оскорбление человеческого достоинства?
Кто присматривался и прислушивался, кто хотел знать, тот не мог не замечать депортационных эшелонов. Быть может, людям недоставало фантазии, чтобы представить себе методы и размеры истребления.
Однако на самом деле – в добавление к самим преступлениям – слишком многие старались не замечать происходящего, в их числе и люди моего поколения, которые были молодыми и не были причастными ни к планированию, ни к исполнению того, что происходило.
Существовали самые разные способы заглушать свою совесть, чувствовать себя непричастным, не замечать, молчать.
Когда по окончании войны выявилась вся не поддающаяся описанию действительность массового уничтожения, слишком многие из нас ссылались на то, что они ничего не знали или даже ни о чём не подозревали.
Такого не бывает, чтобы целый народ был виновным или невиновным. Вина, как и невиновность, носит личный, а не коллективный характер.
Бывает вскрытая и невскрытая вина человека. Бывает вина, в которой человек признаётся или которую он отрицает. Каждый человек, переживший то время в полном сознании, должен сегодня самого себя расспросить о своей причастности.
Подавляющее большинство нашего сегодняшнего населения было в то время либо в детском возрасте, либо вообще ещё не родилось. Они не могут признавать свою вину в том, чего они вообще не совершали. Ни один понимающий человек не будет ожидать от них, чтобы они ходили в одеянии кающихся грешников на том лишь основании, что они немцы.
Но им досталось тяжёлое наследие от предков. Все мы – будь мы виновны или нет, будь мы стары или молоды – должны признать прошлое. Его последствия затрагивают и призывают к ответу нас всех.
Младшие и старшие должны и могут помогать друг другу осмыслить жизненную необходимость сохранения в живой памяти того, что было. Дело не в преодолении прошлого. Такое вообще невозможно. Ведь былого задним числом не изменишь и не превратишь в небылое.
Но кто закрывает глаза на прошлое, тот остаётся слепым в настоящем. Кто не хочет вспоминать о бесчеловечности, тот подвергается опасности вновь заразиться.
Еврейский народ помнит и всегда будет помнить события прошлого. К чему мы стремимся – это примирение между людьми. Именно поэтому мы должны понять, что примирения вообще не бывает без воспоминания. Память о миллионах жертв вошла в плоть и кровь каждого еврея в мире, не только потому, что люди не могут забыть такого ужаса, но и потому, что воспоминание является частью иудейской веры.
«Желание забыть продлевает ссылку, а тайна искупления кроется в воспоминании».
Для нас важно иметь в самих себе мемориал мыслей и чувств.


IV.
Гитлер первым применил силу. Начало Второй мировой войны будет и впредь связано с именем Германии. В ходе этой войны национал-социалистический режим подвергал многие народы мукам и издевательствам.
Под конец оставался лишь один народ, который можно было ещё подвергнуть угнетению, мучениям и издевательствам: сам немецкий народ.
Гитлер не раз говорил: «Если уж немецкий народ не в состоянии одержать победу в этой войне, тогда пусть он погибнет». Вначале другие народы становились жертвами исходившей от Германии войны, а затем мы сами стали жертвами своей собственной войны.


IX.
У нас новое поколение взяло на себя политическую ответственность. Молодое поколение не отвечает за события прошлого. Но оно отвечает за то, какой урок будет извлечён из него историей. Мы, старшие, не обязаны осуществлять мечты молодёжи, а обязаны быть правдивыми.
Мы должны помочь молодому поколению понять жизненную необходимость сохранения воспоминаний. Мы хотим им помочь трезво и объективно относиться к исторической правде, не ища спасения в утопических идеях, но и не впадая в нравственное высокомерие.
Из собственной истории мы знаем, на что человек способен. Поэтому нам нельзя мнить  себе, что мы теперь стали другими, лучшими людьми. Нет такого человека и нет такой страны, которые обладали бы окончательно достигнутым моральным совершенством! Мы извлекли урок как люди, мы как люди остаёмся в опасности. Но у нас есть силы снова и снова преодолевать опасности.
Гитлер постоянно прибегал к разжиганию предрассудков, вражды и ненависти.
Просьба к молодёжи такова:
Не позволяйте заражать себя враждой и ненавистью
• к другим людям,
• к русским и американцам,
• к евреям или туркам,
• к альтернативным или консервативным силам,
• к чёрным или белым.
Учитесь жить друг с другом, а не друг против друга.

Прочитано 1204 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту