Самое читаемое в номере

Противоположные цели

A A A

В то время, как в целом католическая церковь становится более либеральной, польская церковь не спешит следовать за ней.


Папа Франциск прибыл в Польшу на празднование католического Международного дня молодёжи (на самом деле это неделя с 25 по 31 июля), который, как ожидается, привлечёт более миллиона человек.
Краков полон флагов и подмост-ков, но у польской церкви нелегко на душе. Католицизм – господствующая религия в Польше, а политический союзник церкви – националистическая партия Закон и справедливость (ПиС) – правит страной с ноября. В то время как Франциск полагает, что, возможно, не все гомосексуалы являются нечестивцами, вожди ПиС настаивают, что любые половые отклонения являются угрозой нации. Визит папы показал, какой разрыв образовался между понтификом-реформатором и католической страной, предпринявшей антилиберальный разворот.
Культурная политика в Польше не укладывается в простую схему противостояния молодых либералов и старых консерваторов. Более двух третей молодых поляков считают себя верующими, хотя ходят в церковь реже, чем их родители. Правда, за десятилетие число молодых атеистов удвоилось, а большинство молодёжи прекрасно относится к половым отношениям до брака. Однако только каждый пятый поддерживает свободу абортов. Предубеждение против гомосексуалов тоже преодолевается с трудом.
Молодёжь более враждебно относится к беженцам, чем их родители: против их приёма выступает более 80% поляков в возрасте от 18 до 34 лет и только 52% поляков в возрасте старше 65. Они также более склонны поддерживать установление пограничного контроля между странами ЕС. Многие паломники-подростки в Кракове говорят, что боятся волны «исламизации» и «секуляризации», идущей из Западной Европы.
Польские церковники равнодушны к беженцам. Когда Франциск призвал прихожан в прошлом году принять их, один польский епископ сравнил их с «крестоносцами», добавив, что «мультикультурализм провалился». Если папа молится за открытость, то польские церковники предостерегают против «гендерной идеологии» (за этим названием скрывается терпимость к сексуальным меньшинствам) и экстракорпорального оплодотворения.
А тем временем папа Франциск стал иконой для либеральных поляков – как католиков, так и прочих. Многие надеются, что он сможет изменить церковь.
Но даже если Франциску не удастся смягчить отношение поляков к беженцам, он, может быть, поможет им начать разговаривать друг с другом.
The Economist,
30 июля 2016 г.

Прочитано 897 раз

Поиск по сайту