Самое читаемое в номере

Так говорит Обама

A A A

В бостонском журнале TheAtlantic в марте появился материал «Доктрина Обамы», который, возможно, станет ценным источником по истории внешней политики нынешнего правительства США. Это выдержки из ведшихся на протяжении нескольких лет бесед на внешнеполитические темы между журналистом Джеффри Гольдбергом и президентом Бараком Обамой.

За более чем семь лет его правления Белый дом постоянно обвиняли в слабости, мягкотелости, потакании диктаторам, сдаче американских позиций на международной арене. Но президент доказывает правильность своего понимания международного положения и роли США на мировой арене.

obama


Основы внешней политики Барака Обамы
«При всех издержках Соединённые Штаты были силой добра на мировой арене, – отмечает президент. – В отличие от сверхдержав прошлого, мы стремились не столько реализовать наши собственные интересы, сколько установить правила, выгодные всем».
Обама называет себя одновременно и реалистом, и идеалистом во внешней политике. «Я идеалист, потому что верю в необходимость продвижения таких ценностей, как демократия и права человека. И не только потому, что чем больше людей станут разделять наши ценности, тем нам будет проще, но и потому, что в результате весь мир будет лучше».
«Но я также уверен, что мир сложен, полон невзгод и трагедий. И чтобы обеспечивать интересы нашей безопасности и одновременно продвигать наши идеалы и ценности, надо иметь не только большое сердце, но и холодную голову, надо понимать, что есть случаи, когда лучшее, что мы можем сделать, это осветить прожектором что-нибудь ужасное и не надеяться на то, что мы сможем автоматически решить проблему… Бывают случаи, когда мы можем что-то сделать для невинных людей, которых убивают, а бывают случаи, когда не можем», – говорит президент.


Не применять силу ради силы
Обама обрушивается на сторонников демонстрации силы и бряцания оружием.
Он отмечает, что внешняя политика Джорджа Буша-младшего привела к катастрофической войне в Ираке.
«У меня нет иллюзий по поводу Саддама Хусейна, – говорил Обама, ещё будучи оппозиционным сенатором. – Он жестокий человек. Безжалостный человек… Но я так же знаю, что Саддам не представляет неизбежной и прямой угрозы для Соединённых Штатов или своих соседей.
Я знаю, что вторжение в Ирак без ясного понимания и без сильной международной поддержки только разожгло пожар на Ближнем Востоке, заставило арабский мир руководствоваться своими худшими, а не лучшими побуждениями…».
Идеал Барака Обамы во внешней политике – это консерватор-реалист Джордж Буш-старший и его мудрый советник по национальной безопасности Брент Скоукрофт. Они изгнали армию Саддама Хусейна из Кувейта в 1991 г., но не стали его свергать. Они умело управляли распадом Советского Союза. Они вскоре после кровавой расправы с протестующими в Пекине в июне 1989 г. возобновили деловые связи с Китаем.
«Бомбить кого-то, чтобы доказать, что ты можешь бомбить кого-то, – хуже довода в пользу применения силы придумать трудно», – говорит Обама. Он категорически против тактики «сумасшедшего Никсона» во внешней политике: смутить своих врагов, заставив их думать, что способен на неразумные действия.
«Мы сбросили на Камбоджу и Лаос больше бомб, чем на Европу во время Второй мировой войны, – говорит президент, – и, в конце концов, Никсон был вынужден вывести войска, Киссинджер отправился в Париж, мы оставили за собой беспорядок, зверства и, наконец, авторитарные режимы, которые возродились в этом аду… И это стратегия продвижения наших интересов?»
Он отмечает, что миф об эффективности жёсткого поведения на международной арене, столь популярный среди консерваторов,  является одним из элементов рейгановской мифологии.
Но персы отпустили американских заложников в 1981 г. не потому, что Рональд Рейган выглядел крутым, а потому, что ушёл ненавистный им Джеймс Картер. Авантюра Рейгана с поддержкой правых повстанцев в Никарагуа привела к тому, что сейчас там всё та же диктатура, а в кресле президента сидит всё тот же Даниэль Ортега Сааведра. Барак Обама напоминает и о полном провале рейгановской интервенции в Ливане.
Главный успех внешней политики Рейгана связан как раз с дипломатией, а не с применением силы: это использование тех возможностей, что открыл перед ним Михаил Горбачёв.
Б. Обама продолжает: «Идея, что дипломаты, технократы и бюрократы помогают обеспечивать безопасность Америки, многим кажется нелепой. Но это действительно так. И этот элемент американского влияния остальной мир воспринимает однозначно. Когда же мы вводим войска, даже если это необходимо, всегда у части зарубежных стран появляется ощущение, что нарушен суверенитет».


Провалы, успехи и вызовы
Главный провал Обамы, признаваемый самим президентом, связан как раз с той ситуацией, когда он пошёл на нарушение собственных принципов. Это война в Ливии, где свержение диктатора Муамара эль-Каддафи привело не только к распаду страны, но и к её превращению в рассадник бандитизма и базу для заплывов нелегальных иммигрантов через Средиземное море в ЕС.
Ливия убедила президента, что Ближнего Востока надо избегать. «У нас нет возможности управлять Ближним Востоком и Северной Африкой», – говорит Обама.
За годы своего правления президент сократил численность американских войск в Афганистане с более чем 70 тыс. до 9 тыс. военнослужащих. К концу его правления в Афганистане останется только 5 тысяч американских солдат.
В 2011 г. Б.Обама закончил вывод 150-тысячной группировки из Ирака. Правда, в 2014 г. ему пришлось вновь вводить 4-тысячный контингент в Ирак для борьбы с повстанцами, занявшими Мосул.
Участие в прочих войнах в Африке и на Ближнем Востоке (Сирия, Йемен, Сомали) ограничилось при Обаме воздушными ударами и военной помощью повстанцам или правительствам.
Несмотря на известную непоследовательность, Обаме всё-таки удалось резко снизить вовлечённость США в ближневосточные дела, которые в большинстве случаев никак не угрожают ни безопасности Америки и её союзников, ни нормальному функционированию мировой экономики.
Это большой шаг вперёд для американской внешней политики. И ливийский провал – это доказательство от обратного верности подхода либерального президента к внешнеполитическим вопросам.
Своими главными достижениями президент называет ядерную сделку с Ираном, создание Транстихоокеанского партнёрства и Парижское соглашение по климату, т. е. как раз усилия дипломатов, а не военных.
Главной озабоченностью Обамы во внешней политике являются проблемы изменения климата: «… изменение климата – возможная угроза всему миру, если не предпринимать никаких мер».
«Мы рискуем столкнуться со всё более сильными засухами, со всё более сильным голодом, с бегством людей с Индийского субконтинента и прибрежных районов Азии и Африки, с нехваткой ресурсов, беженцами, бедностью, болезнями. Это способно обострить любую другую проблему».


О России и Украине
Барак Обама о Путине: «Он постоянно стремился выглядеть равным нам, выглядеть работающим вместе с нами… Он понимает, что в целом положение России в мире значительно ослабло. Его вторжение в Крым и попытки поддержать Асада не сделали его [мировым] игроком.
Вы не увидите, чтобы он участвовал в составлении повестки дня встреч на высшем уровне. Не было ни одной встречи «большой двадцатки», где бы русские участвовали в определении повестки дня по какому-либо важному вопросу».
«Действия Путина на Украине – это ответ на то, что зависимое от него государство ускользает из-под его влияния, – говорит американский президент. – И он таким образом пытается удержать его под контролем. То же самое он делает в Сирии ценой падения уровня жизни в собственной стране.
Считать, что на Украине и в Сирии Россия находится в более сильной позиции, чем до вторжения на Украину или до размещения войск в Сирии, значит полностью не понимать природу власти в международных отношениях, да и мир в целом.
Подлинная власть означает, что вы можете делать то, что хотите, не прибегая к насилию. У России было гораздо больше влияния на Украине, когда можно было играть на струнах украинской клептократии, при этом формально уважая независимость страны».
«Украина, – говорит Б. Обама, – не член НАТО. Она будет уязвима для военного давления со стороны России, что бы мы ни делали… Если кто-то в этом городе [Вашингтоне] считает, что мы должны воевать с Россией из-за Крыма и Восточной Украины, пусть скажет об этом громко и внятно.
Идея, что разговаривая в жёстких выражениях или втягиваясь в военные действия, можно как-то повлиять на решения, принимаемые Россией или Китаем, противоречит всему, что мы видели за последние 50 лет».
Обама отмечает, что слабая, измотанная Россия – это угроза интересам США, правда, далеко не первого порядка. «В отличие от Китая, у них существуют проблемы с демографией и со структурой экономики, для решения которых нужно не только знать, что делать, но и целое поколение для реализации программы оздоровления…
Путь, по которому идёт Путин, не позволит дать ответ на эти вызовы. Однако в этой ситуации растёт соблазн использовать свои вооружённые силы для демонстрации собственного величия. Эту угрозу не стоит недооценивать».


О Китае
Разворот США лицом к Азии – главное содержание американской внешней политики эпохи Обамы. В этой ситуации президент так оценил перспективы американо-китайских отношений: «Я уверен, что отношения между Соединёными Штатами и Китаем наиболее критичны. Если мы поведём себя правильно, и Китай продолжит свой мирный подъём, тогда мы получим партнёра, готового разделить с нами бремя поддержания международного порядка.
Если же Китай провалится, если он не сможет поддерживать траекторию развития, которая удовлетворяла бы его население, и возродит национализм как организационный принцип, если его будут сотрясать социальные катаклизмы, и он не сможет взять ответственность за поддержание мирового порядка, если он будет рассматривать мир только с точки зрения сфер влияния, тогда мы окажемся не только перед лицом столкновения с Китаем, но и столкнёмся с трудностями в отношениях с другими странами».
Как говорит Обама, «нам больше угрожает слабый, а не сильный и успешный Китай… Нам надо быть твёрдыми, когда Китай предпринимает действия, подрывающие международные интересы… Мы способны мобилизовать большую часть Азии для изоляции Китая так, что это удивит сам Китай».
Подготовил Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Прочитано 613 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту