Самое читаемое в номере

Двоевластие в Мьянме

A A A

Рассказывает эксперт «Улицы Московской», кандидат исторических наук Михаил Зелёв.


В 54-миллионной стране подходит к концу мрачное 54-летнее правление генералов.
2 марта 1962 г. генерал Не Вин совершил в Мьянме военный переворот, свергнув демократическое правительство. Его мракобесная диктатура, затянувшаяся на долгие 26 лет, привела к глубокой деградации этой страны.
Не Вин провозгласил «бирманский путь к социализму». В стране была проведена национализация, введена плановая экономика, подавлен частный сектор. Уничтожена легальная оппозиция. Введена жесточайшая цензура.
Бирманцы встали на путь самоизоляции. Иностранные компании были изгнаны из экономики. Произошла глубокая деградация производства. Развалилась транспортная инфраструктура. Процветал чёрный рынок. В итоге Мьянма превратилась в одну из самых нищих стран планеты.
Терпению народа пришёл конец в 1988 г., когда в стране вспыхнула революция. Бирманцы стали выходить на многосоттысячные марши протеста. Начались забастовки, митинги, бунты. Не Вин и его преемники ответили на народное возмущение террором. В 1988 г. от рук правящего режима погибли до 10 тысяч человек.
Тогда-то над Мьянмой и взошла политическая звезда Аун Сан Су Чжи.

myanma


Дочь героя бирманского национально-освободительного движения и создателя бирманской армии Аун Сана, убитого в 1947 г., большую часть правления Не Вина провела в Англии и США, где получила хорошее образование и вела жизнь профессорской жены. В 1988 г. она приехала в Янгон к больной матери, где её и застала революция.
Аун Сан Су Чжи решила остаться на родине и отдать все свои таланты демократическому движению. Будучи последовательницей концепции Махатмы Гандхи и глубоко верующей буддисткой, она избрала исключительно ненасильственную тактику, создав и возглавив Национальную лигу за демократию (НЛД).
Генералы просили её уехать, но нарвались на решительный отказ. В результате в сентябре 1988 г. она оказалась под домашним арестом. В таком положении она проведёт 15 из предстоящих 22 лет.
Тем временем народные протесты заставляли диктатуру идти на уступки. Новый диктатор Со Маун (1988-1992) назначил на 27 мая 1990 г. демократические выборы. НЛД получила на них 58% голосов.
Результаты выборов потрясли генералов, но они решили власть оппозиции не сдавать. Парламент так и не собрался, а в 1992 г. к власти на долгие 19 лет пришёл новый военный диктатор, свирепый генерал Тан Шве (1992-2011).
Его правление, ознаменовавшееся закручиванием гаек во внутренней политике, в то же время характеризовалось отходом от идей плановой экономики. В стране была легализована частная предпринимательская деятельность.
При этом в создании частных предприятий, пользовавшихся всеми преимуществами от близости к власти, приняли участие сами генералы. По степени сращивания генералитета с экономикой Мьянму можно сравнить разве что с Египтом и Алжиром.
В Мьянму был разрешён доступ иностранным инвестором. В 2000-е годы иностранные компании стали активно разрабатывать месторождения природного газа. Он стал основной статьёй бирманского экспорта, а его потребителями – новые индустриальные Таиланд, Китай и Индия.
Именно рост добычи и экспорта газа привёл к некоторому увеличению уровня жизни в последние 15 лет. Оставаясь по-прежнему совершенно нищей страной, Мьянма тем не менее по ВВП на душу населения, рассчитанному по паритету покупательной способности (4752 долл. в 2014 г.), опережала тяжело вкалывающие новые индустриальные Пакистан и Бангладеш.
В стране постепенно развивалась местная буржуазия, тесно связанная с правящим режимом, которая была заинтересована во всё большей экономической открытости страны.
К началу активных реформ генералов подтолкнули два события.
Осенью 2007 г. в стране вспыхнула «шафрановая революция». Поразительно, но в авангарде революционного движения тогда оказалось буддистское духовенство, пользующееся особым уважением в этой глубоко религиозной стране.
Тан Шве, не задумываясь, зверски подавил протесты монахов. От рук правительства погибло 138 человек. Кровавое подавление привело к резкому ужесточению экономических санкций против Мьянмы со стороны многих развитых стран.
В конце апреля – начале мая 2008 г. на Нижнюю Мьянму обрушилась буря «Наргис», унёсшая жизни 200 тыс. человек. Разрушения носили колоссальный характер. Режим Тан Шве вынужден был обратиться за зарубежной помощью.
В 2011 г. Тан Шве передал власть своему преемнику-реформатору Тейн Сейну. Годом ранее была освобождена из-под домашнего ареста Аун Сан Су Чжи. В стране начались политические и экономические реформы.
Были освобождены политические заключённые, разрешена деятельность оппозиционных партий и профсоюзов, ослаблена цензура, разрешены забастовки. Были сняты многие ограничения на деятельность иностранных инвесторов и обмен валюты.
Начался отход Мьянмы от односторонней ориентации на Китай. Были налажены дружеские отношения с Вашингтоном. Были резко ослаблены санкции.
В то же время падение цен на энергоносители крайне болезненно сказывалось на уровне жизни бирманцев. Только за последний год кьят обесценился по отношению к доллару на 16%
8 ноября 2015 г. в стране были проведены новые демократические парламентские выборы, на которых 57% голосов завоевала НЛД. Казалось бы, диктатура полностью уходит в прошлое. Но это не так. Генералы не спешат полностью отдавать власть. Они приняли конституцию, которая сохраняет за ними важнейшие рычаги управления.
Во-первых, в каждой из палат парламента за военными зарезервировано 25% мест. Во-вторых, без согласия армии нельзя поменять конституцию. В-третьих, министры обороны и внутренних дел, а также один из двух вице-президентов назначаются военными.
В-четвёртых, генералы постарались не допустить на пост президента, который возглавляет правительство страны, Аун Сан Су Чжи. Специально под неё была придумана статья конституции, запрещающая занимать этот пост гражданам, чей супруг или дети являются иностранными подданными. (Дети Аун Сан Су Чжи – граждане Англии).
70-летняя Аун Сан Су Чжи заявила, что будет стоять «над президентом». НЛД выдвинула на пост главы государства и правительства 69-летнего Тхин Чжо, который 15 марта был назначен парламентом новым президентом. Официальная передача власти намечена на 1 апреля.
Тхин Чжо родился в Янгоне в семье известного бирманского писателя Мин Ту Вуна. Он – одноклассник Аун Сан Су Чжи. Получил образование статистика в Янгонском университете. Изучал информационно-компьютерные технологии в Англии и Японии.
При Не Вине и Со Мауне занимал важные посты в министерствах промышленности и планирования и финансов. После прихода к власти Тан Шве в 1992 г. Тхин Чжо разочаровался в режиме и ушёл с государственной службы. Перейдя в оппозицию, он стал одним из ближайших сподвижников своей бывшей одноклассницы. Провёл несколько месяцев в тюрьме.
По Нейпьидо сейчас ходят слухи, что в новом правительстве Аун Сан Су Чжи займёт пост министра иностранных дел.
Каковы перспективы этой гигантской страны?
В отличие от России, Алжира, Ирана, Нигерии, Конго и Колумбии, у Мьянмы есть определённые, хотя и небольшие, шансы перейти на рельсы экспортно-ориентированной индустриализации. Зависимость от экспорта сырья здесь не приобрела ещё таких эпических масштабов, как в перечисленных выше странах. По данным ВТО, в 2014 г. на долю минерального сырья и энергоносителей пришлось 43% бирманского экспорта, а на долю продукции обрабатывающей промышленности – 29%.
Промышленный экспорт представлен продукцией наиболее низкотехнологичных отраслей – текстильной и деревообрабатывающей. Многие тайские текстильные компании энергично переносят сейчас своё производство в Мьянму, привлечённые дешевизной бирманской рабочей силы.
Не забудем, что Мьянма находится в очень динамично развивающемся регионе планеты, где глубоко укоренились идеи экспортно-ориентированной индустриализации. На наших глазах в 2014 г. совершила свой давно подготавливавшийся разворот к этой модели соседняя  сырьевая Индонезия.
Но в Мьянме существует огромное количество острейших препятствий для такого разворота. Практически отсутствует система профессионально-технического образования. Развалена средняя школа. Высшая школа находится в зачаточном состоянии.
В стране практически нет асфальтированных дорог за пределами крупных городов. Железные дороги, построенные англичанами в позапрошлом веке, почти полностью развалились. 80% населения Мьянмы не имеет доступа к электричеству.
Никому пока неизвестно, какова будет экономическая политика нового правительства. Пока все программные документы НЛД и речи её вождей сводятся к укреплению демократии и примирению с национальными меньшинствами. Об экономических планах Аун Сан Су Чжи мы можем только догадываться.
Не будем сбрасывать со счетов, что пришедшей к власти НЛД придётся преодолевать вязкое сопротивление могущественных генералов, прочно вросших в экономику страны. Аун Сан Су Чжи постоянно призывает к национальному примирению, что, безусловно, успокаивает генералов, но не сулит каких-то быстрых и энергичных экономических реформ.
Наконец, не будем забывать, что Мьянма – это империя. На территориях с преобладанием собственно бирманцев живёт лишь 71% населения страны. Остальная часть территории этого государства – это колонии, где живут шоны, моны, карены, араканцы, качины, кая.
Многие из них исповедуют не буддизм, а христианство или ислам. Часть из этих угнетаемых народов ведёт затяжные национально-освободительные войны.
Например, у шонов действует многотысячная повстанческая армия, способная совершать марш-броски по джунглям длиной в сотни километров. Экономической базой повстанческих движений служат доходы от торговли героином. Правительство слабо контролирует национальные окраины.
В случае серьёзных уступок НЛД национальным меньшинствам реакционный генералитет всегда может попробовать сыграть на оскорблённых имперских чувствах бирманцев.
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Прочитано 745 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту