Крым наш?

A A A

crimea aНа этот раз на просьбу главного редактора «Улицы Московской» Валентина Мануйлова поддержать своим текстом наше издание откликнулся бывший профессор МГИМО Андрей Зубов: «Вот полная версия статьи «Крым наш?», которая частично была опубликована в «Ведомостях» 2 октября».
Андрей Зубов, историк, политолог, религовед, был уволен из МГИМО 4 марта 2014 г. за то, что публично в прессе выразил несогласие
с внешнеполитическим курсом России, сравнив аннексию Крыма с аншлюсом Австрии, которую в 1938 г. произвела нацистская Германия.
11 апреля решение об увольнении было отменено. В итоге Андрей Зубов оставил МГИМО после того, как 30 июня у него закончился контракт.

Когда на юго-востоке Украины каждый день гибнут люди, а общее число жертв исчисляется тысячами, когда сбиваются самолеты, разрушаются и выгорают города и поселки, когда в невыносимых условиях жизни оказались миллионы людей Донбасса, редко вспоминают, что началом этой трагедии был Крым, занятый РФ бескровно и лишь с небольшими насилиями.
Тогда, в начале марта, русское общество и народ Крыма ликовали, а глава российского государства г-н Путин произнес высокопарные слова о крымском корабле, навсегда вернувшемся в русскую гавань. «Крым всегда был и вот вновь стал российским» – слова эти повторялись бесчисленное число раз, почти как заклинание.
Но аннексия чужой провинции даже под самыми благовидными предлогами никогда не проходит тихо и спокойно. Так или иначе, но между захватчиком и потерпевшим возникает конфликт, который порой длится десятилетиями и стоит миллионов жизней. Вспомним спор между Германией и Францией за Эльзас, между Австрией и Сербией за Боснию…
Донбасс – прямое продолжение крымской политики РФ. Только результат оказался иным, намного более кровавым. Но стоило ли начинать в Крыму, вот в чем вопрос.
crimea2

Если действительно Крым всегда был «нашим», российским, и был коварно украден Украиной «как мешок картошки», если земля Крыма веками обильно поливалась русским потом и кровью, тогда – дело ясное – несправедливость следовало исправить.
Вероятно, надо было использовать иные методы, обойтись без игры в вежливых зеленых человечков и добиваться восстановления справедливости в международных инстанциях.
Так Шотландия недавно поставила вопрос о выходе из Великобритании, Каталония давно уже добивается выхода из Испании.
Крым также мог поставить вопрос о выходе из Украины. Это долгий процесс, и результат, как мы узнали на примере референдума в Шотландии, не предрешен, но без подобных долгих и скучных международных процедур землю не переделяют в XXI в. Не принято: слишком много мир пережил от «быстрых решений» в первой половине века ХХ.
Конечно, если бы в Крыму развернулся геноцид русского народа, тогда бы вступила в действие резолюция 2625 ООН от 1970 г. о праве народов на самоопределение в условиях, угрожающих их выживанию.
Но геноцида в Крыму, когда он был в составе Украины, не было. Никто русских жителей Крыма не убивал, не выселял в места, не приспособленные для жизни, не препятствовал сохранению семей, рождению детей.
То есть никаких действий, подпадающих под определение «геноцид», в Крыму в 1954-2014 гг. не совершалось. Это уж точно. Были некоторые проблемы с русским языком в официальной сфере. Но между лингвистической дискриминацией, да и то мягкой, и геноцидом дистанция «огромного размера».
Но если отделение Крыма от Украины и присоединение к РФ нельзя объяснить геноцидом, то, быть может, есть безусловные исторические аргументы? Аргументов исторического плана, в сущности, три. 1) Крым был русским всегда; 2) Крым полит русской кровью во многих войнах; 3) Крым передан Украине незаконно.
Попробуем разобрать эти аргументы.
В древности и средневековье Крымским полуостровом владели многие государства, и на его земле сменялись многие народы.
Но России тогда еще просто не было, а русы и славяне  если и появлялись в Крыму, то в очень небольших количествах.
Да, в XI в. на Тамани (ныне Кубань) существовало Тьмутараканское княжество, в котором правили Рюриковичи. Оно владело, по всей видимости, какой-то частью восточного Крыма и находилось в вассальной зависимости от Константинополя.
Но если и углублять права в ХI в., то они свидетельствуют скорее в пользу Киева, нежели Москвы. Ведь в XI в. Москвы не было и в помине (первое упоминание – середина XII в.), а Киев был «матерью городов русских», и верховный престол Рюриковичей был именно в Киеве.
Потом Крымом владела Римская Империя (Византия), потом монголы, потом Золотая орда. Южное побережье Константинополь передал во второй половине XIII в. генуэзцам, и ими был создано Готское капитанство.
Летом 1475 г. Османская империя покорила Крым. В степной части полуострова и в Приазовье османы сохранили вассальное им Крымское ханство под властью рода Гиреев, южное побережье включили непосредственно в свои владения.
Население Крыма в то время было очень пестрым: там оставалось немало греков, итальянцев, армян, евреев, славян, половцев, потомков хазар, готов и даже варягов.
Степное население было преимущественно монголоидным, горное и приморское – европеоидным по расовым признакам. Языком межнационального общения постепенно стал своеобразный крымско-татарский язык – половецкий в своей основе, как полагают многие филологи, но с множеством заимствований из турецкого, греческого и итальянского.
На полуострове бок о бок жили мусульмане, христиане различных деноминаций, иудеи. Но русским этот удивительный крымский мир не был до апреля 1783 г.
Присоединен к Российской Империи Крым был  без соблюдения международных правовых процедур. Захват Крымского ханства Россией был коварным и кровавым.
Коренное население Крыма из-за эмиграции в единоверную Турцию и из-за жестокостей новой власти уменьшилось в 5 раз в конце XVIII столетия.
Христиан Крыма князь Потемкин, так понявший полученное Россией право на защиту единоверцев в Крыму по Кучук-Кайнарджийскому договору с Турцией 1774 г., насильственно переселял на пустынные земли северного Причерноморья. Многие из них не желали покидать родные земли и переходили в ислам, дабы избежать депортации.
crimeaЕще в 1930-е гг. во многих крымско-татарских поселениях были два кладбища – действующее мусульманское и закрытое христианское. И старики объясняли молодым, что заботиться надо об обоих, так как и на христианском похоронены «наши предки».
Русское правление в Крыму отнюдь не было для коренного населения благодеянием. Мусульманские джамааты (общины) лишились собственности на воду и землю, которая перешла к русским дворянам или государству. Из владельцев коренные жители стали арендаторами.
Лучше всего качество правления оценить можно по движению населения. Когда в стране жить хорошо и привольно, иммигрируют в нее, а не бегут из неё. Из Крыма за 100 лет русской власти, от Екатерины II до Александра II включительно, выехало около 900 тысяч местных мусульман.
На место мусульман приезжали христиане Османской империи – греки, болгары, армяне. Приезжали из России и прямо из Германии и Австрии немецкие колонисты. Украинских хлеборобов и великорусских мужиков переселяли  на опустевшие земли их помещики. В Крыму в 1795 г. татары составляли 87,6% населения, а в 1897 г. – 35,6%,
в 1920 г. – 25,0%, в 1939 г. – 19,4%.
Кстати, очень похожая ситуация была и в Абхазии, и на Кавказском побережье нынешней РФ: в XIX в. мусульманское население, страдая от исповедного гнета и несвободы, массово уезжало в Османскую империю и замещалось разноплеменным христианским, частично приезжавшим из турецких  Анатолии и Балкан, частично из других провинций Российской империи.
При этом надо ясно понять, что Российская Империя XVIII-XIX веков и нынешняя РФ – это не одно и тоже государство. Ведь в Империю входила не только территория нынешней РФ, но и большая часть территории всего послесоветского пространства – и Украина, и Белоруссия, и Казахстан, и Кавказ, и Балтийские государства, и даже Польша и Финляндия.
И все народы равно осваивали землю Крыма, равно поливали ее своим потом и кровью. Разве мало было во время Крымской войны 1853-1856 гг. в русской армии украинцев, белорусов, грузин, ост-зейских немцев, поляков?
Значит, не только великорусской кровью политы редуты Севастополя.
Российская империя была страной многих народов, и нынешняя РФ не может претендовать на какие-либо земли на том основании, что когда-то они были частью империи Романовых.
Большевики отказались от преемства с Российской Империей, объявили, что «строят новое государство рабочих и крестьян», разделили завоеванное ими пространство былой России на несколько формально независимых государств, объединившихся, якобы, в добровольный союз.
Границы между этими государствами они меняли многократно, создавали новые, уничтожали старые. РСФСР выделила из своего состава Казахстан и Киргизию, позднее – Карелию, передала Белоруссии Витебскую и Могилевскую области. Потом Карелию опять включила в свой состав, а Крым, наоборот, в 1954 г. передала Украине.
Все эти манипуляции формально обставлялись вполне законно, но, понятно, фактически совершенно не учитывали волю населявших землю людей. И передача Крыма Украине не более и не менее законна, чем все остальные действия большевиков на пространствах покоренной ими страны.
Но существенны не эти территориальные манипуляции большивоков, а иное: границы республик СССР, сколь бы условными  они ни были, подтвердили международные договоры уже после распада СССР и провозглашения независимости РФ, Украины и других послесоветских государств в декабре 1991 г.
Именно эти договоры – Беловежское соглашение, Большой договор РФ с Украиной 1997 г. – признанные во всем мире, сделали границы незыблемыми и оставили Крым в Украине.
Что же до формального числа лет владения, то Российская Империя, как и Османская, – это иной мир (но даже в этом ином мире Османская империя владела Крымом три века, а Российская – 134 года), РСФСР же, продолжателем которой объявила себя нынешняя РФ, владела Крымом с ноября 1920 г. по май 1954 г., то есть 33,5 года, а Украинская ССР и нынешняя Украина – 60 лет (с 1954 г. по 2014 г.).
Так что из всех стран, владевших Крымом на протяжении истории, РСФСР-РФ владела им меньше всего.
Но за время этого короткого владения власть РСФСР совершила в Крыму множество преступлений и против коренного крымско-татарского народа, и против всех иных народов полуострова, включая и русских.
Захватив в ноябре 1920 г. Крым, большевики тут же устроили кровавую резню не ушедших с генералом Врангелем белогвардейцев и сочувствовавших белым гражданских лиц. Тогда погибло около 60 тысяч человек.
Спровоцированный большевиками голод 1921-1922 г. стоил жизни еще около 80 тысяч человек, на этот раз в значительной части – крымских татар. Коллективизация привела к гибели и насильственной депортации еще нескольких десятков тысяч людей всех национальностей.
 В августе 1941 г. из Крыма были насильственно выселена 61 тысяча немцев, в январе-феврале 1942 г. – 400 итальянцев, потомков средневековых генуэзцев. В мае-августе 1944 г. из Крыма были выселены все крымские татары (195 тысяч человек), греки (14300), болгары (12100), армяне (10000), турки и персы (3500).
Почти половина переселяемых погибла в пути или умерла из-за невыносимых условий в местах нового заселения. Это был настоящий геноцид, во многом похожий на османский геноцид армян в 1915 г. И он был совершен, когда «Крым был наш». Ужасно, но факт.
Население Крыма сократилось в три раза. В 1939 г. на полуострове жил 1 млн. 126  тысяч человек, в сентябре 1944 г. – 379 тысяч. И среди оставшихся – только русские, украинцы (21%), белорусы. Крым стал снова заселяться. И в опустевшие дома вселяли ветеранов войны, демобилизовавшихся офицеров советской армии, НКВД, политработников.
Состав населения Крыма драматически изменился. Все исторические этнические группы исчезли на полуострове. Только в 1980-е годы началось возвращение выживших изгнанников, их детей и внуков.
Но дома их были заселены другими людьми, земли принадлежали иным владельцам. Как и повсюду, между заселенцами и возвращенцами возникли жестокие конфликты. Можно только удивляться, что в этих обстоятельствах почти половина крымских татар и некоторое число изгнанников из иных  народов нашло в себе силы вернуться на родную, ставшую столь горькой землю.
И вот теперь – «Крым наш». И из-за этого «нашего Крыма» идет война на Украине, а Россия стремительно превращается в страну изгоя.
Есть ли выход?
Да, выход есть. Но он требует отказа от необоснованных претензий на владение чужой землей и возвращения к той единственной воле, которая в конечном счете и определяет судьбу земли, той воли, которой так мало интересовались и русские цари, и большевицкие генсеки, и которая и ныне очень часто становится только игрушкой в руках политиков.
Воля эта – воля людей, живущих на земле. После всего того, что произошло за эти весну и лето, мы не можем просто вернуться к status quo ante bellum.
Крым нельзя просто вернуть Украине, как украденный мешок картошки. Ведь речь идет не столько о земле, сколько о людях.
В Крыму был референдум в марте, но и формы проведения референдума, и результаты его, и политический контекст, в котором он осуществлялся, более чем сомнительны. Да и с точки зрения электоральной теории результаты крымского референдума невозможны. Таких цифр просто не бывает.
Но безусловный факт, что значительная часть жителей Крыма хотела в марте 2014 г., чтобы их республика стала частью РФ. Но какая часть?
Чтобы узнать действительную волю народа Крыма, нужен новый референдум под строгим и респектабельным международным контролем, не скоропалительный, но тщательно и неспешно подготовленный.
В нем должны иметь право принять участие все те, кто жили в Крыму на момент начала конфликта, то есть на 27 февраля 2014 г. Но этим ограничиться нельзя.
Все потомки насильно выселенных в 1941-1944 гг. жителей Крыма, а возможно, и тех, кто были выселены в 1929-1933 гг., где бы они ни жили, если они пожелают, должны иметь возможность принять участие в этом референдуме. Равно как и позднее, при любом исходе, им должно быть дано право на репатриацию и оказана соответствующая поддержка, как финансовая, так и правовая.
И дети тех, кто вселились под кров крымских домов в конце 1940-х, и потомки тех, кто лишились отеческого крова из-за произвола власти РСФСР, должны быть равны в определении своей судьбы.
На время подготовки и проведения плебисцита Крым, как это было с плебисцитарными территориями Версальского мира, должен быть поставлен под фактический международный контроль ООН.  В международно-правовом аспекте Крым должен продолжать считаться территорией Украины.
И вариантов ответа на плебисците должно быть три:
1) Вы хотите, что бы Крым оставался частью Украины,
2) перешел к России,
3) или Вы желаете жить в независимом Крымском государстве.
Так в 1955 г. решил свою судьбу Саар, так только что решила свою судьбу Шотландия.
Это будет честный подход. И в вершину угла поставлены будут не геополитические интересы держав, не истерические претензии разноплеменных националистов, но воля простых людей, их  право самим избирать свою судьбу.
Андрей Зубов, доктор исторических наук,
ответственный редактор двухтомника
«История России. XX век»
(1 том: 1894-1939 и 2 том: 1939-2007)

Прочитано 1348 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту