Экономические проблемы украинской революции

A A A

ukraina aТретья за последнюю четверть века украинская революция идёт уже более полугода.  «Улица Московская» предлагает вниманию читателей обзор её экономических проблем, который подготовил кандидат исторических наук Михаил Зелёв.

Почему в ЕС, а не в сторону России?
Самым главным и самым очевидным итогом первого полугодия революции стал исторический выбор Украины в пользу евроинтеграции.
Долгие два десятилетия балансирования между ЕС и Россией закончились. Жребий брошен. 21 марта 2014 г. была подписана политическая часть соглашения об ассоциированном членстве Украины в ЕС.
Сегодня будет подписано соглашение о свободной торговле. Все опросы общественного мнения на Украине показывают бесспорное лидерство сторонников евроинтеграции над сторонниками интеграции с Россией.
Политика России в отношении Украины за последние полгода превратила прорусскую часть украинской элиты в политических карликов по всей стране, за исключением восставших Донецкой и Луганской областей. Это отчётливо показали прошедшие 25 мая президентские выборы.
Фундаментальный сдвиг в сторону евроинтеграции отразила и географическая структура украинского экспорта. Если в 2012 г. в Россию шло 25% национального экспорта, а в ЕС – 24%, то в I квартале 2014 г. на долю России пришлось 19%, а на долю ЕС – 34%.
Революция, начинавшаяся с лозунгов евроинтеграции, свою главную задачу решила.
Победа сторонников евроинтеграции над приверженцами интеграции с Россией не является случайностью. За, казалось бы, простым выбором интеграционной группировки скрываются фундаментальные вопросы экономического и социально-политического развития Украины.
По сути дела, речь шла о выборе между модернизацией страны, постепенным сокращением её катастрофического отставания от развитых обществ, с одной стороны, и консервацией её отсталости, постепенным скатыванием её в нищету, с другой.
Первый выбор олицетворяет интеграция с развитыми странами Европы с мощнейшим научно-техническим, индустриальным потенциалом, передовыми образцами общественного и политического устройства.
Второй выбор – это интеграция с Россией, деградирующим по всем параметрам обществом, специализирующимся в мировой экономике на поставках минерального сырья, энергоносителей и продуктов их первичной переработки.
В современном мире модернизация возможна лишь как экспортно-ориентированная индустриализация. Первыми агентами прогресса в её случае являются индустриальные ТНК из развитых стран, приходящие в развивающуюся страну, чтобы снизить издержки своего производства.
Они приносят с собою не только капитал, но и передовые технологии, конструкторские разработки, культуру труда. Так начинается процесс модернизации.

ukraina
Могла ли Россия стать для Украины источником прямых инвестиций?
В принципе, да. Такие финансовые возможности у русского капитала есть, но только за ними не стоят ни передовые технологии, ни передовые конструкторские разработки, ни передовая культура труда. Ничего подобного в России просто нет. Она сама нуждается в глубокой модернизации.
Наплыв русского капитала означал бы лишь переход предприятий от одних неэффективных собственников к другим. Импульс модернизации украинской промышленности могли дать только промышленные компании из развитых, прежде всего европейских, стран.
Привлекательна ли Украина для переноса туда промышленного производства ТНК из развитых стран?
Потенциально, да. Она, как и другие страны Восточной Европы, сочетает в себе преимущества дешевизны и высокого качества рабочей силы и географической близости к такому колоссальному рынку сбыта, как ЕС. В окрестностях развитых стран Европы только в Марокко рабочая сила дешевле, чем на Украине.
У западных границ Украины – в Польше, Словакии, Венгрии, Румынии, Чехии, Болгарии – разворачивается грандиозный процесс индустриализации, основанный на использовании тех преимуществ, которыми обладает и Украина.
Особенно впечатляет пример Польши, которая в 1992 г. и по размерам, и по структуре экономики являлась практически двойником Украины. Тогда ВВП на душу населения, рассчитанный по паритету покупательной способности, в обеих странах был одинаков (5 тыс. дол.). Это равнялось примерно 1/3 испанского показателя. С тех пор Польша пережила грандиозный экономический подъём и трансформацию экономики. В прошлом году в индустриальной прогрессирующей Польше ВВП на душу населения перевалил через отметку в 21 тыс. дол. Это примерно 3/4 испанского показателя.
На Украине, последние 20 лет занимавшейся проеданием советского промышленного наследия, этот показатель остался на уровне 7 тыс. дол.
Украинцы прекрасно видят это и хотят, чтобы в их стране тоже началась индустриализация, тоже появилась конкурентоспособная на мировом рынке промышленность.
Но для того, чтобы туда началось паломничество иностранных инвесторов, необходимы колоссальные усилия по созданию привлекательного инвестиционного климата, модернизации инфраструктуры, снижению энергоёмкости, унификации законодательства с ЕС, обеспечению независимости судов, повышению качества государственного управления, развитию профессионального образования, подавлению коррупции, внедрению европейских технических стандартов и, естественно, уничтожению торговых барьеров с ЕС.
Именно проблему создания этих базовых условий и призвано решить подписание соглашения об ассоциированном членстве и свободной торговле.
По сути дела, это соглашение представляет собою широкую программу модернизации Украины. О том, что предстоит сделать Украине, даёт представление опубликованный в прошлую среду проект «дорожной карты» по реализации этих соглашений. Из крупных сфер экономической, политической и общественной жизни он не затрагивает только здравоохранение.
Чтобы вступить в ЕС, Украине придётся реформировать практически всё – от конституционного устройства до образования. Предполагаются глубочайшие преобразования государственной службы, полиции, прокуратуры, органов безопасности. Планируется решительная борьба с коррупцией, особенно в сфере государственных строительных подрядов.
Разработана программа радикальных мер по улучшению делового и инвестиционного климата, включая борьбу с корпоративным рейдерством и реформу налогового администрирования.
Планируется устранение технических барьеров во взаимной торговле, внедрение европейских технических стандартов. Предполагается возможность синхронизации энергетических систем ЕС, Украины и Молдавии.
Планируется подтягивание Украины к европейским нормам в области оборота сельскохозяйственных земель, кадастра и качества сельскохозяйственной продукции. Предполагаются интеграция Украины в европейскую транспортную систему и реформа угольного сектора.
Особое внимание уделяется преобразованиям на Юге и Востоке Украины, где традиционно сильнее всего были антиевропейские настроения. При этом «дорожная карта» предполагает крайне напряжённый темп реформ.
Требует ли подобной колоссальной трансформации интеграция с Россией?
Ни в малейшей степени. Вступление в ЕАЭС – это лёгкий и безболезненный шаг, не требующий никаких модернизационных усилий.
Россия была готова резко снизить цены на газ, что позволило бы избежать болезненной борьбы за снижение энергоёмкости украинской экономики. Россия была готова поддержать заказами устаревшие предприятия украинского машиностроения, что позволило бы избежать их модернизации и продлило бы их дряхлое существование.
Россия не собиралась донимать Украину требованиями соблюдения демократических норм и независимости судов, строительства дорог и искоренения коррупции.
Интеграция с Россией проста и легка, как дорога вниз. Она обещала тихую консервацию отсталости, потерю конкурентоспособности и медленное скатывание в нищету.
Украинская нация оказалась достаточно взрослой, чтобы понять все печальные последствия выбора в пользу интеграции с Россией и решительно отвергнуть его.
Существует немало мифов о том, что будто бы евроинтеграция Украины автоматически нарушит кооперационные связи этой страны с Россией. Это не соответствует реальности.
Соглашение о свободной торговле с ЕС никак не противоречит участию Украины в зоне свободной торговли СНГ. Точно так же, например, свободная торговля Сербии с ЕС ни в малейшей степени не мешает её беспошлинной торговле с Россией, соглашение о которой прекрасно действует ещё с 2000 г. Необходимо просто соблюдать договор о зоне свободной торговли СНГ и постепенно отказываться от заложенных в нём ограничений

ukraina2
Со сторонниками подобных мифов трудно спорить из-за крайней противоречивости их заявлений. Так, например, известный противник евроинтеграции Украины Владимир Путин выступил 28 января 2014 г. в Брюсселе с призывом создать зону свободной торговли между ЕС и Таможенным союзом России, Белоруссии и Казахстана. То есть, по сути дела, он предложил России сделать именно тот шаг, который сейчас делает Украина.
Но уже 6 июня 2014 г. он заявил во Франции, что соглашение о свободной торговле между Украиной и ЕС создаст угрозу наплыва в Россию через Украину беспошлинных товаров из ЕС, а это нанесёт ущерб экономике России. И призвал в связи с этим фактически отказаться от свободной торговли с Украиной, введя импортные пошлины для украинских товаров.
При этом Путин сделал вид, что забыл о существовании на русско-украинской границе русских таможенных постов, чьей прямой обязанностью является отделение беспошлинных украинских товаров от облагаемых пошлинами товаров из ЕС.
Из уст сторонников подобных мифов слышны и более странные заявления. Высказывается предположение, например, что приток прямых иностранных инвестиций на Украину приведёт к резкому увеличению беспошлинного экспорта с Украины в Россию сложных промышленных товаров, что подорвёт конкурентоспособность русских промышленных товаров на внутреннем рынке России.
Другими словами, Москва проявляет озабоченность перспективой повышения конкурентоспособности промышленности Украины в результате её модернизации. Идея, что наиболее правильным ответом на это могла бы стать модернизация русской промышленности, правящим в России консерваторам, просто не приходит в голову. 
Лучше, по их мнению, ввести пошлины на ввоз украинских товаров, разрушив тем самым режим свободной торговли между двумя странами. Похоже, что такое решение уже принято в Кремле. Так что разрыв кооперационных связей между Россией и Украиной вполне возможен. Но виной тому не евроинтеграция Украины.
Украина, в свою очередь, тоже инициировала разрыв кооперационных цепочек в военной сфере. Весною был запрещён экспорт в Россию продукции военного назначения, а в июне президент Петро Порошенко запретил и экспорт продукции двойного назначения.
Иное решение просто не было бы понято украинским обществом в условиях, когда украинские солдаты гибнут в Донбассе от пуль, выпущенных из оружия, сделанного в России. Как видим, опять причиной разрыва кооперационных связей является не соглашение о свободной торговле с ЕС.
Любопытно сравнить Украину и Россию по ряду параметров.
Может ли научить грамотной промышленной политике Украину, у которой доля в экспорте машин, транспортных средств и оборудования составляет 13%, Россия, у которой аналогичный показатель равен 3%?
Думаю, что нет. Россия скорее научит антипромышленной политике.
Может ли научить грамотной политике в области образования Украину, у которой доля государственных расходов на образование в ВВП составляет 6,2%, Россия, у которой аналогичный показатель равен 4,1%?
Думаю, что нет. Россия скорее научит, как разваливать систему образования.
Может ли научить грамотной политике в области здравоохранения Украину, где средняя ожидаемая продолжительность жизни, по данным ВОЗ, равна 71 году, Россия, в которой жизнь самая короткая в Европе (70 лет)?
Думаю, что нет. Россия скорее научит тому, как разваливать систему здравоохранения.
Может ли научить демократии Украину Россия, где на национальном уровне на выборах власть последний (и единственный в истории) раз менялась 23 года назад, в 1991 г., когда консерватор Борис Ельцин разбил коммуниста Миколу Рыжкова?
Думаю, что нет. Россия скорее хороший учитель деспотии и подавления демократических свобод.
Может ли научить высоким нравственным принципам и духовности Украину, где на 100 тысяч населения приходится 4,3 умышленных убийства в год, Россия, где число умышленных убийств самое большое в Европе (9,2 на 100 тысяч населения)?
Думаю, что нет. Скорее Россия научит обратному.
Может ли научить грамотной социальной политике Украину, где коэффициент Джини в 2009 г., по данным Всемирного банка, равнялся 0,26, Россия, где аналогичный показатель составил 0,4?
Думаю, что нет. Россия скорее научит, как ускорить эрозию социальной ткани и социальной солидарности.
Выбор украинцев в пользу евроинтеграции был обусловлен ещё и очевидной притягательностью социальной и политической модели ЕС по сравнению с русской. Россия много поучает других, но забывает смотреться в зеркало сама.
В реальности привлекательность интеграции с Россией на Украине закономерно невелика, за исключением отдельных областей и групп населения. И в перспективе будет продолжать падать, хотя это падение не будет линейным.
Остаётся понять, почему Украина так долго созревала для чёткого выбора в пользу евроинтеграции?
Почему столько лет Украина предпочитала балансировать между Россией и ЕС?
Что не позволило ей быстро устремиться за своим польским экономическим двойником?
Ответом будут различия в социальной структуре. Польша была сложившейся единой нацией, спаянной традициями национально-освободительной борьбы, обладавшей чётко выраженным повсеместным стремлением убежать от советской социально-экономической и политической модели. И готовой ради этого вынести все трудности переходного периода.
Ничего подобного не было у Украины в начале 1990-х годов. Значительную часть её населения составляло русское этническое меньшинство, традиционно ориентировавшееся на Россию. Страшной обузой для Украины были русские Крым и Севастополь.
Значительная часть общества ностальгировала по советскому образу жизни и не испытывала никакого желания решительно пройти через тяжёлую экономическую перестройку. В итоге, в стране долгое время господствовал настрой на проедание доставшихся в наследство от СССР производственных мощностей, на отказ от глубоких реформ, от евроинтеграции.
Потребовалось дойти до практически полного износа старых металлургических, химических и машиностроительных производств, дождаться смены целого поколения, пройти через эйфорию и горечь разочарования Оранжевой революцией, почувствовать все прелести правления коррумпированных правительств, осознать невозможность вырваться из бедности другими способами, выработать чувство гражданской ответственности, провести длительную работу по осмыслению объективных национальных и классовых интересов, чтобы наконец-то сплотиться вокруг европейской идеи, почувствовать себя готовыми пройти трудный путь модернизации.
Что происходит в экономике Украины?
Сейчас украинская экономика находится в состоянии предсказуемого трансформационного кризиса, усиливаемого восстанием в Донбассе и свёртыванием экспорта в Россию. Два года кризиса в украинской обрабатывающей промышленности (2012-2013) переросли в обвал в начале 2014 г.
За первые 4 месяца этого года объём производства в обрабатывающей промышленности упал по сравнению с тем же периодом прошлого года на 7,2%. В металлургии падение составило 9,3%, а в машиностроении – 17,3%.
В этом году премьер-министр Арсенiй Яценюк прогнозирует падение ВВП на 5%.
Какие меры предпринимает правительство в этих тяжелейших условиях?
Прежде всего, отметим, что революция смела такое важное препятствие на пути модернизации, как насквозь коррумпированное семейство бывшего президента Вiктора Януковича. По оценкам экспертов, эта замечательная семья присваивала ежегодно в среднем 16 млрд. дол., т. е. 11% украинского ВВП.
Уничтожение такого мощного источника коррупции, бесспорно, позитивно скажется на украинской экономике. Но если на верхнем уровне власти коррупция уничтожена, то на среднем и нижнем этажах она остаётся острейшей проблемой, подрывающей конкурентоспособность экономики.
Выход из этой ситуации хорошо известен: демократия с регулярной сменяемостью партий у власти, независимые суды и прокуратура, прозрачность работы государственного аппарата для общества, снижение административных барьеров.
Правительство начало глубокую реформу по упрощению налогового администрирования. При этом с 1 июля вводится прогрессивная шкала подоходного налога.
Если раньше все граждане платили подоходный налог по ставке либо в 15, либо в 17%, то теперь максимальная ставка увеличена до 30%.
Такой шаг можно только приветствовать, поскольку он решает не только проблему финансирования государственных расходов, но и позволяет более равномерно распределить тяжесть реформ между богатыми и бедными и снизить социальные противоречия в обществе.
Как заявил А. Яценюк, «1,7% богатых украинцев должны уплатить налоги для того, чтобы 98% простых украинцев ощутили – пришло время социальной справедливости».
Значительно повышены акцизы на табак и алкоголь.
В то же время многие шаги в области налогообложения определяются тактическими задачами пополнения казны. Власти подняли акциз на бензин, отказались от предусмотренного правительством Николая Азарова снижения НДС с 20 до 17% и налога на прибыль с 18 до 17%.
Правительство запустило целый ряд крайне болезненных мер, призванных сократить государственные расходы. Сокращены дотации угольной промышленности. Сокращаются государственный аппарат и расходы на его содержание.
Предполагается уволить 10% чиновников (это примерно 24 тысячи человек). При этом правительство начало массовую распродажу государственных дач, санаториев, автомобилей и прочей не нужной для выполнения управленческих функций собственности
Одной из самых болезненных мер властей стал постепенный отказ от субсидирования газо- и теплоснабжения населения. До сих пор эти услуги оказывались населению по ценам ниже себестоимости.
С 1 мая 2014 г. тарифы на газ выросли на 56%, а с 1 июля тарифы на теплоснабжение повышаются на 40%. И это только начало.
При этом правительство сохраняет субсидии для бедных. Предполагается, что они будут распространяться примерно на 30% населения страны.
При этом А. Яценюк заморозил минимальную зарплату и пенсии на уровне начала года. Но при этом инфляция с января по май
2014 г. составила 10,5%, что естественно  означает падение уровня жизни широких народных масс.
Правительство не препятствовало естественной в сложившихся условиях девальвации гривны. С начала года гривна по отношению к евро девальвировалась на 29%. Это способствовало тому, что ситуация с торговым балансом Украины неожиданно улучшилась.
Импорт падал более быстрыми темпами, чем экспорт, что привело к тому, что в I квартале 2014 г. впервые с 2004 г. было зафиксировано положительное сальдо. Дешёвая гривна в сочетании с другими болезненными реформами со временем будет способствовать подъёму украинской экономики.
Девальвация гривны, с другой стороны, приводит к неизбежному удорожанию стоимости импортного газа. Для украинской экономики – это критически важный вопрос. Отсюда  такой отчаянный торг правительства А. Яценюка по ценам на газ с Россией.
Вообще, тема газа приобрела столь важное значение для Украины из-за крайне высокой энергоёмкости украинской экономики. Как отметил глава Национального банка Польши Марек Белька, «на Украине массово и попусту тратится энергия.
Украинская экономика, с точки зрения газа, исключительно расточительна. Мы в Польше используем 13 млрд. кубометров газа в год, а Украина – 50 млрд. кубометров, при том, что их экономика в 4 раза меньше нашей».
Стратегическое решение проблемы заключается в последовательном снижении энергоёмкости экономики Украины и в диверсификации поставок газа. Всё это требует значительных инвестиций на протяжении многих лет.
Перспективным является использование дешёвого сжиженного газа из Катара и Алжира, но для этого нужно построить хотя бы один  завод на побережье по регазификации мощностью в 12 млрд. куб. м в год.
Правительство Н. Азарова собиралось строить такой завод в Iллiчiвську. Но всё так и осталось на словах. Так что сейчас Украине приходится платить за многолетнее откладывание реформ.
Поразительно, но при таком колоссальном падении производства на Украине сохраняется удивительно низкий уровень безработицы – всего 9%. Это говорит о том, что пока структурная перестройка промышленности, ведущая к повышению производительности труда, ещё практически не началась. Предприятия сохраняют неэффективную занятость.
В Польше даже сейчас безработица составляет 13%, а в 2002-2004 гг., накануне вступления в ЕС, она достигала пика в 20%.
Как ни странно, но именно резкий рост безработицы на Украине станет первым позитивным сигналом, свидетельствующим о начале болезненной модернизации обрабатывающей промышленности. Говорить же о переломе можно будет лишь тогда, когда в страну пойдёт мощный поток прямых иностранных инвестиций.
Но до этого ещё годы и годы тяжёлой работы по модернизации страны.
Чем ещё ЕС может помочь Украине?
Во-первых, Украине срочно необходим новый «план Маршалла». Те примерно 30 млрд. дол., что обещаны стране МВФ и ЕС, никакого серьёзного значения для модернизации Украины иметь не будут. Они просто уйдут на оплату газа и прежних долгов.
Для того чтобы по-настоящему помочь Украине, необходимы гораздо более крупные суммы.
За время последнего кризиса Греция только от ЕС получила 197 млрд. евро (268 млрд. дол.) помощи. Никаких экономических препятствий для выделения похожих сумм для Украины не существует. Препятствия носят чисто политический характер.
Даже половина от этой суммы могла бы резко ускорить модернизацию транспортной и энергетической инфраструктуры страны, позволить резко снизить энергоёмкость украинской экономики, двинуть вперёд развитие профессионально-технического образования, школ и университетов, повысить технический уровень сельского хозяйства, сильно облегчить перестройку национальной обрабатывающей промышленности.
Естественно, что использование этих средств должно находиться под жесточайшим контролем ЕС.
Пока надежды на такую помощь носят призрачный характер. Если она не будет оказана, то подтягивание Украины под требования ЕС займёт очень много времени.
Во-вторых, необходимо срочно предоставить Украине статус кандидата на вступление в ЕС, который уже имеют Турция и Сербия, и разработать чёткое расписание подготовки Украины к вступлению в Союз не позднее 2030 г.
Только столь близкая перспектива полноценного членства может, с одной стороны, мобилизовать украинское общество на ускоренную модернизацию и связанные с нею лишения, а с другой, стимулировать приток прямых иностранных инвестиций в обрабатывающую промышленность, фактически, под гарантии ЕС.
ЕС уже признал за Украиной право стать своим полноценным членом. Это закреплено в знаменитом 31-м пункте принятой ещё прежним созывом Европарламента 17 апреля 2014 г. резолюции «О странах Восточного партнёрства и, в частности, о дестабилизации в Восточной Украине».
Напомню, что для вступления в ЕС необходимо соответствовать 7 копенгагенским критериям 1993 г.: а) быть европейской страной; б) иметь демократический политический режим; в) обеспечивать верховенство закона; г) соблюдать права человека; д) соблюдать права этнических и религиозных меньшинств; е) иметь рыночную экономику, способную успешно конкурировать на рынке ЕС; ё) привести национальное законодательство в соответствие с правовыми нормами ЕС.
В-третьих, мощным символическим стимулом для украинского общества стало бы введение безвизового режима с ЕС. Это позволило бы не только воодушевить украинцев, но и облегчить непосредственное знакомство широких слоёв украинского общества с обычной повседневной жизнью как в развитых странах ЕС, так и в успешно развивающихся новых индустриальных странах Союза, устранив некоторые материальные и организационные барьеры.
По данным одного из опросов 2012 г., 77% украинцев никогда не покидали пределы своей страны. 36% украинцев никогда не выезжали даже за пределы своей области. Такое положение связано, естественно, с бедностью украинцев.
Отмена визового режима с ЕС оказала бы мощное воспитательное воздействие на украинское общество. Пока точные сроки такого решения неизвестны. Перспектива отмены виз связывается с 2015 или 2016 г.
Может ли провалиться евроинтеграция?
Полный провал невозможен, но перспектива многочисленных остановок, замедлений темпа, временных срывов бесспорна.
«Исторический путь – не тротуар Невского проспекта», – говорил Николай Чернышевский.
Будет всё.
Будут взрывы социального протеста.
Будут всплески евроскептицизма.
Будут ошибки правительств.
Будут ожесточённые политические склоки.
Будет бешеное сопротивление со стороны России, которое обладает удивительной способностью только сплачивать украинское общество вокруг идеи евроинтеграции.
Будет безразличие и вялость со стороны самого ЕС.
Украина будет падать и больно ударяться. Но после каждого такого падения украинское общество будет вставать и продолжать движение в ЕС, потому что альтернативой этому являются только нищета, отсталость, деградация, произвол, безвременье.
Это у России есть возможность не развиваться и не проиграть при этом в уровне жизни, паразитируя на природных ресурсах Сибири.
Но у Украины Сибири нет. Ледяной ветер нищеты, дующий в спину украинскому обществу, – вот главная гарантия от провала евроинтеграции.
Не забудем ещё об одном факторе, который облегчит модернизацию Украины.
«Исторический путь – не тротуар Невского проспекта». Но и не целина.
Украина выбирается на широкую столбовую дорогу истории, по которой уже прошла добрая дюжина одних только европейских стран. Идти по проторённому пути легко. Можно учиться на чужих ошибках.
«Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину её собственного будущего», – говорил Карл Маркс.
Важно только не выдавать желаемое за действительное, а беспристрастно изучать объективные законы общественного развития и использовать их в интересах своей страны.
* * *
Украина на бурной и сложной переправе. Украина бежит от архаики к современности, от отсталости к прогрессу, от бедности к достатку, от бесправия к достоинству, от безысходности к возможности полной реализации общественного потенциала.
Вообразим невероятное: русское общество взялось за ум и начало модернизацию. Тогда ему предстоит воспользоваться той же переправой, что и Украине.
Благословим Украину!

Прочитано 1168 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту