Теневая экономика: результаты исследования и правда жизни

A A A

В начале октября в медиа-пространстве появились результаты нового исследования Института общественных наук РАНХиГС, в котором говорилось, что «за последние два года фиксируется снижение вовлеченности населения в теневую экономику»: в 2017 г. 45,3% работающих признались социологам, что подрабатывают, в 2019 г. – 27,6%. Как сегодня обстоят дела с теневой занятостью в Пензе?
Данный материал не претендует на исследование, он подготовлен на основе бесед с некоторыми предпринимателями и работниками, все они делились своими мыслями на условиях анонимности.

Институтом общественных наук РАНХиГС были опрошены 1215 человек из 27 субъектов Российской Федерации, занятых на предприятиях различных форм собственности.
Эксперты отмечают, что сокращение на 17,7% вовлеченных в теневую экономику произошло за счет официально оформленных и неоформленных подработок (строительные, ремонтные, репетиторские и др.).
При этом, по данным того же исследования, 25 млн россиян (32,5%) заняты в теневом секторе экономики.
Более того, сегодня 72,9% наших граждан приветствуют оплату за работы или услуги «из рук в руки» (в 2017 г. – 50,8%).
* * *
Оценки нынешней ситуации в Пензе анонимными источниками перекликаются с результатами исследования предпринимательского климата, которое было проведено Институтом региональной политики в мае 2018 г. и тогда же опубликовано в газете «Улица Московская».
Напомню, что сравнивались количественные показатели социально-экономических и внутриэкономических рисков в 2007 и 2018 гг.
Девять факторов социально-экономических рисков находились в зоне положительных величин, или пониженных рисков.
Валентин Мануйлов, руководивший проектом, делал вывод: «Курс на стабильность, который реализует федеральный центр, и который находит выражение в деятельности Правительства Пензенской области, пока оправдывает себя.
Деловое сообщество в широком смысле этого слова не видит угроз в том, как работают на территории области социально-политические риски предпринимательской деятельности».
Однако в части анализа количественных показателей внутриэкономических рисков девять показателей имели рост в сторону отрицательного значения. Отмечалась тревожная тенденция в отношении фактора роста капитальных вложений в региональную экономику (значение – 5,83, а в 2007 г. было 3,4) и фактора роста потребительского спроса (значение – 5,74, а в
2007 г. было 3,5).
Фактически эксперты, принимавшие участие в исследовании 2018 г., прогнозировали сокращение капитальных вложений в региональную экономику и потребительского спроса в 1,5-2 раза.
Сегодня падение потребительского спроса отмечают все, с кем удалось поговорить.
Представители малого бизнеса в сфере торговли констатируют: «По сравнению с прошлым годом, выручка упала минимум на 10%. Люди и так меньше покупают, а вокруг сетевые магазины – конкуренция. Крупные производители отказываются отпускать товар поштучно, только коробками, ящиками. Если продукция скоропортящаяся, мы вынуждены от нее отказаться, теряем клиентов. Больше 30% от суммы зарплаты наших работников перечисляем в виде налогов и взносов».
В пензенском исследовании 2018 г. были выявлены повышенные риски по факторам масштаба теневой экономики и регионального налогового законодательства (5,58 и 5,92 соответственно), то есть увеличение теневого денежного оборота области и усиление обстоятельств, ограничивающих развитие бизнеса.
Валентин Мануйлов сравнивал: «При значении 5,58 масштаб теневой экономики в области можно оценить в 39%. Это близко масштабам теневой экономики согласно результатам исследования 2000 г. (42,7%), но это выше уровня 2007 г. (33,6%)».
Сегодня мои собеседники не видят оснований, способствующих сокращению числа граждан, занятых в теневой экономике. Регион считается депрессивным, если средняя зарплата –
20-30 тыс. руб.
По данным Пензастата, за
9 месяцев 2019 г. средняя зарплата в регионе составила 29410 рублей. По факту – гораздо меньше, по крайней мере для большинства населения (все помнят анекдот про среднюю температуру по больнице). Малый и средний бизнес вынужден экономить хотя бы на отчислениях в фонды.
Предприниматели рассказывают: «Нынешняя налоговая нагрузка и нестабильность налогового законодательства не способствуют развитию.
В 2019 г. НДС стал 20%, но мы не можем пропорционально увеличить наши цены, потому что сразу лишимся части клиентов. Чувствуешь себя в ловушке: один шаг – новые траты, второй – штрафные санкции…»
Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Пензенской области Карим Кузахметов перечисляет некоторые обстоятельства, осложняющие ведение бизнеса.
«Во-первых, внедрение онлайн-касс, в которых фискальные накопители при определенной нагрузке рассчитаны на 13 месяцев, предприниматели будут вынуждены почти ежегодно их приобретать, а стоимость накопителя может составлять половину стоимости кассы.
Во-вторых, с 1 декабря
2019 г. должна появиться на большинстве непродовольственных товаров двухмерная маркировка; в настоящий момент у всех одномерная, необходимо закупать сканирующее оборудование, производителям – наносить штрихкоды вручную или покупать оборудование для их нанесения.
В-третьих, к 2021 г. отменят единый налог на вмененный доход (ЕНВД), а альтернативы удобному и выгодному способу уплаты налогов нет; значительной части предпринимателей невыгодно использовать «упрощенку» или патент».
По поводу сокращения численности занятых в теневой экономике некоторые мои собеседники предположили, что люди «обеляются» ради получения кредитов. В том числе для погашения раннее взятых кредитов.
* * *
Банк России в июне
2019 г. разместил на сайте доклад «Ускоренный рост потребительских кредитов в структуре банковского кредитования: причины, риски и меры Банка России».
«После циклического спада в 2014–2015 годах необеспеченное потребительское кредитование в России с 2017 года ускоряется, – говорится в этом докладе. – С 2018 года наблюдается ускоренный рост долговой нагрузки населения…
В случае если доля потребительского и ипотечного кредитования в банковском секторе становится слишком высокой, при этом одновременно слишком высоким является уровень закредитованности населения, а у финансового сектора отсутствуют необходимые буферы, «схлопывание» такого пузыря может иметь негативный эффект на финансовую систему и экономику и даже приводить к рецессии…
Однако на данном этапе закредитованность населения не достигла уровня, при котором она сама могла бы выступить источником спада в экономике. При этом накопленные в финансовом секторе буферы предотвращают развитие рисков финансовой стабильности, которые в конечном итоге и являются основным каналом ухудшения экономической ситуации.
Тем не менее, для того чтобы потребительское кредитование продолжало иметь здоровый характер и оказывать положительный вклад в экономический рост, важно обеспечить рост доходов населения за счет роста экономики и производительности труда».
Исследования РАНХиГС и пензенского Института региональной политики 2018 г. выявляют болевые точки социально-экономической сферы страны и региона.
В решении проблем необходимый импульс может дать история, об одном из ее уроков в мае 2018 г. писал Валентин Мануйлов: «Опыт выживания в 90-е годы, опыт создания бизнеса в те годы говорит о том, что людей надо отпустить на волю, дать им шанс зарабатывать деньги. И позволить не платить какое-то время никаких налогов.
На мой взгляд, кардинальное решение в том, чтобы все предприятия с численностью занятых менее 20 человек и годовым оборотом менее 10 миллионов рублей перевести в категорию социального предпринимательства и самозанятости. И дать им право в течение 10 лет вовсе не платить никаких налогов.
Убежден, получим приличный экономический подъем, который будет расти по мере накопления в этом секторе денежных средств».

Прочитано 842 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту