Офтальмология: выйти из тени

A A A

Специально для читателей «Улицы Московской» рассказывает Рашид Галеев, главный врач Пензенской областной офтальмологической больницы, заслуженный врач РФ.


galeev– Рашид Сагитович, мне кажется, СМИ часто поднимают вопросы кардиологии, неврологии, онкологии, а офтальмология обойдена таким пристальным вниманием. Как Вы думаете, почему?
– Наверное, одна из причин в том, что от глазных болезней люди не умирают.
После того как наша страна пережила 90-е годы, вопрос демографии стал для России вопросом национальной безопасности. Первоочередной задачей государства стала необходимость как минимум стабилизировать численность населения нашей страны.
Поэтому национальный проект «Здоровье», модернизация здравоохранения были ориентированы прежде всего на те отрасли медицины, от уровня развития которых в большей степени зависит снижение смертности и увеличение рождаемости населения. Именно туда были направлены колоссальные государственные вливания.
Офтальмология не вошла в число таких направлений медицины.
Понять это решение, в принципе, можно. Когда на первом месте стоит вопрос о выживании, вопросы качества жизни становятся второстепенными, уходят в тень. Наверное, поэтому к нам меньше внимания, чем к той же кардиологии, неврологии или онкологии. Хотя как отрасль медицины офтальмология очень серьезна, интересна и важна.
Достаточно напомнить, что человек, лишенный зрения, как бы это жестко ни звучало, становится обузой и для себя, и для близких, и для государства. Наше зрение во многом определяет качество нашей жизни.


– Если федеральная программа модернизации обошла офтальмологию, как тогда обстоят дела с оборудованием в вашем учреждении?
– С приобретением оборудования нам помог региональный бюджет. Отдельное спасибо за это Ольге Кузьминичне Атюковой, которая в то время возглавляла областное правительство.
Она пришла к нам в 2007 г. в здание на ул. Красной, увидела наше хиленькое оборудование, которое не менялось с начала 90-х гг., и помогла изменить ситуацию. Региональный бюджет выделил областной офтальмологической больнице серьезные по тем временам деньги – порядка 50 млн рублей. Мы очень эффективно, я считаю, вложили их в диагностическое и хирургическое оборудование.
Благодаря этому больница по оснащению поднялась в статусе на уровень федерального стандарта. Мы получили лицензию на оказание высокотехнологичной медицинской помощи и вошли в государственную программу оказания ВМП. Обучили приличное количество докторов, и год от года объемы оказания ВМП в нашей больнице только увеличиваются. В 2017 г. мы уже провели около тысячи высокотехнологичных операций: 610 – по федеральным квотам и 302 – в рамках ОМС.


– Какие виды операций относятся к ВМП?
– На сегодняшний день выделено 7 групп таких операций. Но мы сделали акцент на самом сложном и перспективном направлении – витреоретинальной хирургии, т.е. хирургии сетчатки и стекловидного тела.
Еще 10-15 лет назад такие диагнозы, как возрастная макулярная дегенерация сетчатки, диабетическая ретинопатия, отслойка сетчатки, считались практически не излечимыми. Люди слепли, и врачи не могли им помочь.
На сегодняшний день эти операции растиражированы и делаются в массовом потоке. Современные технологии часто позволяют сохранить жизнеспособность сетчатки и зрительного нерва. После таких операций люди имеют возможность достойно существовать.


– Какой поток пациентов проходит через Пензенскую офтальмологическую больницу в течение года?
– Порядка 12 тысяч пациентов, и 8 тысяч из них оперируются.


– С какими проблемами обращаются чаще всего?
– Если брать хирургию, то на 1 месте, безусловно, стоит катаракта – помутнение хрусталика, которое приводит к частичной или полной потере зрения.
Надо сказать, что количество операций по поводу катаракты, выполняемых на 1 млн населения, является своеобразным индикативом уровня жизни в той или иной стране.
Цепочка тут такая. Заболевание это в подавляющем большинстве  случаев возрастное, и чем больше продолжительность жизни в стране – тем чаще оно встречается. Чем лучше развита хирургия и доступнее медпомощь – тем больше количество операции по поводу этого заболевания. В слаборазвитых странах Азии этот показатель равен приблизительно 3 тысячам на 1 млн населения. В среднеразвитых – порядка 6-7 тысяч. А в высокоразвитых странах Европы, скандинавских странах, например, количество таких операций доходит до 15 тысяч.


– А что у нас?
– Я думаю, в Пензенской области, учитывая операции в нашей больнице, больницах области, учитывая пензенцев, которые едут оперироваться за пределы региона, этот показатель приближается к 8 тысячам на 1 млн населения. Мне кажется, это неплохой коэффициент развития.
Катаракта – это вообще одна из культивируемых на сегодняшний день тем в Пензе. В хирургии катаракты мы одни из лидеров в РФ.


– Почему именно в хирургии катаракты?
– Дело в том, что мы много лет работаем над проблемой разработки искусственного хрусталика, который необходим пациентам с сочетанной патологией. Пионером в этом направлении у нас является заведующий кафедрой офтальмологии Пензенского института усовершенствования врачей Кузнецов Сергей Леонидович.
В чем состоит проблема: когда к нам приходят люди оперироваться по поводу катаракты, мы у них нередко диагностируем массу сопутствующих проблем, связанных с патологией сетчатки, которые могут обернуться различными осложнениями: отслойкой сетчатки, отеками, кровоизлияниями и т.д. Может получиться как в поговорке: одно лечим – другое калечим.
А Сергей Леонидович придумал в свое время новую модель объемозамещающего хрусталика, который имеет глобальные преимущества перед обычными искусственными хрусталиками. Он позволяет вылечить катаракту и не навредить сетчатке.
Мы сегодня имеем порядка десятка разных патентов, эти хрусталики делаются серийно на заводе в Нижнем Новгороде. Наши разработки вызывают колоссальный интерес у коллег.
Я, как практик, ежегодно получаю приглашения на мастер-классы, которые проводятся в рамках конференций по офтальмологии в формате «Живая хирургия». На этих мастер-классах я провожу операции по поводу  осложненной катаракты, показываю особенности имплантации объемозамещающего хрусталика, как уйти от осложнений, объясняю, чем этот хрусталик лучше.
Операции, которые я провожу в операционной, транслируются в режиме онлайн через Интернет. Их могут видеть как участники конференции, так и специалисты во всем мире.
Мы провели уже 3 таких мастер-класса в Самаре, один в Казани. В прошлом году – на ежегодной международной конференции в институте микрохирургии глаза им. Федорова. Эта конференция была посвящена катаракте, на ней присутствовали специалисты из 50 стран мира.
В рамках «Живой хирургии» оперировали всего 3 хирурга, демонстрируя новейшие разработки в технологии хирургии катаракты. Попасть в их число – это высшее признание профессионального сообщества, это очень почетно. Все равно что попасть в призеры на Олимпийских играх.
В этом году в сентябре в Астрахани будет проходить крупная международная конференции офтальмологов, где Сергей Кузнецов будет делать доклад о своем хрусталике, а я – опять демонстрировать операцию.


– Кроме катаракты, какие еще заболевания чаще волнуют ваших пациентов?
– На втором месте по количеству обращений стоит глаукома. Это повышение внутриглазного давления, которое, если его не лечить, приведет к неустранимой слепоте у человека. В Пензенской области  глаукома находится на 1 месте среди причин инвалидизации населения. Хотя, если это заболевание вовремя обнаружить и начать лечение, человек до глубоких лет может прожить зрячим.


– А в чем проблема? Глаукому трудно диагностировать?
– Нет. Для этого нужно всего лишь проверить внутриглазное давление. Но человек для этого должен прийти к врачу. А здесь проблема в том, что первые признаки глаукомы появляются для человека незаметно. Он не чувствует какого-то дискомфорта.
А когда нарушение зрения становится очевидным и человек обращается к врачу, глаукома часто находится уже в запущенном состоянии.
Это заболевание лечится: и консервативно (есть капли, снижающие внутриглазное давление), и хирургическим путем. Эти операции входят в группу ВМП, и мы их успешно проводим.
Но в случае с глаукомой очень важна ранняя диагностика. Еще раз повторю: в запущенном состоянии это заболевание может привести к необратимой слепоте.
Поэтому еще со времен СССР есть стандарт: все люди старше 40 лет хотя бы раз в 3 года должны проверять внутриглазное давление.


Давайте поговорим об ответственности людей за свое здоровье. Что должен делать человек, если он хочет сохранить хорошее зрение до преклонного возраста и не стать близким обузой?
– Если говорить об этом, я бы развел офтальмологические проблемы детей и взрослых.
В молодом возрасте на сегодняшний день бич – это близорукость. Чтобы она не прогрессировала, нужно несколько вещей. Первое – это правильная зрительная нагрузка.
Как раньше было в школах: 45 минут урок, 10-15 мин – перемена, чтобы отдохнул организм, в том числе и глаза. Что происходит сейчас? Как перемена – дети уткнулись в гаджеты. И тот временной промежуток, который предусмотрен для того, чтобы глаза сбросили напряжение, смотрели вдаль, дети используют для того, чтобы загнать глаза в еще большее напряжение.
Во-вторых, детям важно гулять и заниматься физической нагрузкой.
В Австралии есть институт, который изучает причины прогрессирования близорукости. Они доказали, что ребенку необходимо пребывать на свежем воздухе и на солнечном свете не менее 2 часов в день. Это нужно, чтобы в организме вырабатывались некоторые нейромедиаторы, в частности, дофамин, который стабилизирует глаз, не дает ему растягиваться, мешает близорукости прогрессировать.
Где вы сейчас видите детей на улице? Они сидят дома за гаджетами.
Дети должны заниматься спортом. Они приходят в школу, когда их мышечный корсет еще не сформирован. К концу урока мышцы спины устают, и дети начинают «писать носом», как принято говорить. Это тоже ведет к потере зрения.
В результате сейчас в школах на выпуске более 50% близоруких учеников. Когда я учился, 20% близоруких выпускников – это была катастрофа. Если ничего не поменяется, еще 20-30 лет и у нас 9 человек из 10 будут очкариками.  
Я считаю, это зрение детей – это ответственность их родителей. Качество жизни детей зависит от уровня самосознания взрослых.
Что же касается офтальмологических проблем взрослых, то многие из них, особенно заболевания сетчатки, не являются самостоятельными заболеваниями. Они являются осложнениями общих заболеваний, например, гипертонической болезни, сахарного диабета, атеросклероза и других. А что является их причиной?
Неправильное питание, излишний вес, высокий холестерин, гиподинамия, отсутствие свежего воздуха, курение, алкоголь и т. д.
То есть все опять упирается в здоровый образ жизни. Он в основе всего.
И конечно, взрослый человек, особенно после 40 лет, должен регулярно посещать офтальмолога, чтобы не пропустить ранние признаки болезней.


 – Рашид Сагитович, над решением каких проблем сейчас бьются офтальмологи мира?
– В настоящее время существуют необратимые заболевания на глазном дне, связанные с поражением нервных клеток, которые составляют суть сетчатки и зрительного нерва. В результате таких заболеваний люди остаются, как правило, слепыми.
Но на сегодняшний день есть маячок в этом направлении – это стволовые клетки. Из них могут развиваться различные клетки организма, в том числе и нервные.
Если свои нервные клетки погибли, то введение стволовых клеток в виде раствора, например, или имплантация выращенных фрагментов ткани могут спасти человека от слепоты.
Такая технология развивается пока на экспериментальном уровне, но частично уже начинает практиковаться. Применяется уже сейчас, например, при лечении ожогов роговиц.
Но перспективы этой технологии настолько обнадеживающие, что лет через 10-15 у нас вполне может появиться оружие для лечения тех больных, которых на сегодняшний день мы вылечить не можем. Так что мы ждем тиражирования этих технологий.

Прочитано 1043 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту