Скорая помощь в преддверии кризиса

A A A

skoraya a«Улица Московская» вновь поднимает тему работы городской станции скорой медицинской помощи. Предыдущая публикация на эту тему «Здравоохранение: взгляд изнутри» была в нашем издании в выпуске от 25 июля. Тогда речь шла о том, что в начале лета на ГБУЗ «Городская станция скорой медицинской помощи» в Пензе по различным объективным причинам фактически работающих на выездах людей было вдвое меньше, чем положено. Люди перерабатывали в 2-2,5 раза больше нормы.  «УМ» обращает внимание наших читателей на то, что скорая помощь в России работает по новым правилам с мая 2014 г. Что изменилось в ее работе с той поры? «УМ» вновь обратилась к нашему эксперту, врачу скорой помощи.

С введением нового приказа минздрава стало только тяжелее, констатировал эксперт. Самое главное – с переходом на эффективные контракты упала зарплата.
Судя по публикациям в специализированных изданиях, в «Медицинской газете» в частности, эффективные контракты призваны увеличить и стабилизировать зарплату медицинских работников. Но зарплата стала меньше. Об этом сообщали и в областное министерство, и федеральному министру Скворцовой.
Руководство объясняет, что якобы с переходом на обязательное медицинское страхование скорая помощь перешла на подушевое финансирование. С одного застрахованного человека (около 500 тыс. чел. в Пензе) поступает 54 рубля: это зарплата на весь персонал. На сельское застрахованное население выделяется ещё меньше – 34 руб.
Бригады-призраки
С 1 октября 2014 г. к пензенской городской станции скорой помощи присоединили районные. Теперь городская скорая обслуживает Пензенский район, Чемодановку, Бессоновку, Грабово, Богословку.
В Богословке бригаду сократили совсем, пункта скорой помощи там больше нет. Село передано на обслуживание подстанции № 6 ГБУЗ «Городская станция скорой медицинской помощи». skorayaПланировалось, что персонал будет уволен по сокращению и тут же принят в штат пензенской скорой помощи. Но людям это невыгодно и неинтересно.
Насколько известно эксперту «УМ», из всех сотрудников только один пришёл оформляться на работу. А чтобы укомплектовать бригаду, нужно 4 смены людей, работать сутки через трое. (Впрочем полностью укомплектованы бригады скорой помощи практически никогда не бывают.) Машину тоже в Пензу по какой-то причине не передали.
Теперь на вызовы из Богословки, примерно в 12 км от дальнего Арбекова, отправляются бригады из города по общей очереди.
Из Бессоновки в штат ГБУЗ «Городская станция скорой медицинской помощи» перешли 3 бригады. Две из них базируются в Грабово. Одна должна базироваться в Пензе, на усиление обслуживающей непосредственно город службы скорой помощи – ведь объём работ вырос.
Но этой третьей бригады просто не существует в природе, потому что нет машины, она давно сломалась, а новой никто не купил, и сотрудников на эту бригаду нет.
В районах давно катастрофически не хватает сотрудников. Даже у тех двух бригад, которые базируются в Грабово, бывает некем заполнять смену.
Сам перевод районных скорых в ГБУЗ «Городская станция скорой медицинской помощи» выглядел катастрофой.
Насколько известно нашему эксперту, машины из центральной районной больницы (куда раньше относились пункты скорой помощи) пришли пустые. Якобы, оборудование покупалось из других фондов, числилось на ЦРБ, поэтому там и осталось.
Накануне 1 октября, до позднего вечера, на ходу, бегом, из всех возможных и невозможных резервов эти машины комплектовали. А в машине скорой помощи должны быть хотя бы электрокардиограф, тонометр, ящик с медикаментами, кислородный ингалятор, дефибриллятор.
Город оголяем
Подстанция в Кондоле, в 70 км от Пензы, также поставлена на баланс ГБУЗ «Городская станция скорой медицинской помощи», это теперь подстанция № 8.
Кто-нибудь подумал, как они практически будут работать, удивляется наш эксперт.
У районов лицензии на наркосодержащие препараты давно нет. Значит, получать их и списывать бригады будут ездить в Пензу. А ездить придётся, вероятно, по нескольку раз за смену. Потому что ампулы с наркотическими веществами выдают по одной штуке на бригаду. Израсходовали – обязаны тут же приехать и списать. Пока этого не сделали, бригаду не имеют права направить на следующий вызов.
Расходоваться же подобные препараты могут достаточно часто. Например, погодные условия меняются – идёт волна сердечных и сосудистых больных: инфаркты, сердечные астмы, отёки лёгких, плюс обезболивание на сильных травмах. Сейчас и реланиум списывается как наркотический препарат. А судороги – достаточно частый повод для вызовов.
В остальных присоединённых районах, кроме Богословки, подстанции скорой помощи остались. Но если раньше ответственность за необслуженные адреса лежала на них как на самостоятельных структурах, то теперь ответственность за задержку и необслуженные адреса лежит на ГБУЗ «Городская станция скорой медицинской помощи». При том что автопарк давно требует обновления.
Бывает, что в ремонте стоят обе машины Пензенского района (пункт базирования на базе Пензенской ЦРБ на ул. Сухумской обслуживает с. Засечное, город-Спутник и пр.).
То есть ни одной бригады на Пензенском районе нет. И так как Пенза теперь ответственна за обслуживание адресов помимо города, машины из общей очереди отправляются и в Золотарёвку, и в Засечное.
Засечное, по словам эксперта, уже дальним вызовом не считается. Машины скорой помощи из Пензы ездят и в Елань, и в Казеевку, и в Лебедёвку.
В самой Пензе автопарк тоже никуда не годится: по 5-6 машин в сутки стоят. Чаще всего бывает так: чуть подлатали, она до вечера проездила, а вечером снова в ремонт до утра – бригада выключена. Такого безобразия, по словам эксперта, никогда раньше не было.
Город оголяем, констатировал эксперт: «У нас и так на Пензу не хватает людей, и так задержки адресов были. А теперь будет ещё больше. Люди звонят, жалуются, что невозможно столько ждать.
Диспетчеры, как могут, объясняют: вы не думайте, что у нас кто-то стоит – людей не хватает. А говорить это, кстати, запрещают. Служба скорой помощи должна обеспечить своевременный выезд. Кем только обеспечить его?»
Зарплата – единственный стимул
Почему не хватает медицинских кадров на скорой? Потому что работа тяжёлая и неблагодарная.
Молодёжь пришла в тот период, когда после выхода майских указов Путина в
2013 г. поднимали зарплату. Высокая зарплата была единственным стимулом.
По словам эксперта, получали её недол-го, меньше года. Администрация, конечно, объясняет, что снижение зарплат никак не связано с переходом на эффективные контракты. Дескать, то повышение было необоснованное, выбрали бюджет вперёд.
Зарплата значительно уменьшилась и люди больше не хотят работать в экстремальном режиме, с огромной перенагрузкой, фактически за гроши.
По действующему с мая приказу Минздрава, помимо скорой, должна быть создана неотложная помощь: для не представляющих угрозу жизни случаев.
По словам нашего эксперта, если вначале на неотложку передавалось хотя бы 20 адресов в день, то сейчас максимум 10. Неот-ложка не функционирует из-за объективных якобы причин: отдельной службы нет, на участках тоже катастрофически не хватает врачей, транспорта нет, денег на бензин нет.
Пензенская скорая называется ГБУЗ «Городская станция скорой медицинской помощи». Однако вызовы со значительной части области идут через эту службу и уже оттуда распределяются по районам и контролируются. Помимо присоединённых, это и Сурск, и Лопатино, и Мокшан, и Городище, и Чаадаевка.
Почему пензенской службе скорой помощи не повысят статус и, соответственно, зарплату?
Если работать на ставку (одно дежурство через трое суток, 7-8 дежурств в месяц), то получать практически нечего: 9-10 тысяч рублей: в зависимости от нормочасов в месяц. Люди вынуждены перерабатывать, чтобы хоть что-то получить. Но в итоге и с переработкой получается ненамного больше.
«С присоединением территорий работа идёт на износ. Часть бригад рассылается по районам, эти вызовы по длительности, естественно, дольше, чем городские. А те, которые остаются на городе, должны работать с ещё большей нагрузкой.
Работать в таком режиме за такие деньги желающих очень мало. В коллективе опять идут волнения. Многие уже пишут заявления, чтобы работать исключительно на ставку. По крайней мере, тогда есть возможность подработать в более спокойных условиях.
Многие уходят совсем: «За такие деньги мы можем в тепле в стационаре работать». Письма написали, проверки работают, но пока ничего не изменилось».
«Это крик души не только мой. В минздраве то ли не хотят ничего видеть, то ли сверху видно плохо. С каждым новшеством – новые проблемы. Чем больше реформ, тем хуже и работникам, и населению.
Люди работают на пределе физических возможностей. Устали, медикаменты поменять надо, в туалет даже некогда сходить. Чтобы не удлинять время доезда, приходиться обслуживать по 5-6 адресов, не выходя из машины.
Молодые, здоровые дорабатываются до гипертонических кризов в конце дня, до аритмий.
В Пензе пока вопиющих случаев не было – ценой запредельной нагрузки на людей. Но так долго продолжаться не может».

Прочитано 2643 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту