Сахара: полная перезагрузка мозга

A A A

marocc aПродолжение рассказа Натальи Рыбаковой о путешествии в Марокко.

Путь через пустыню
После Тамнугальта нас ждала Сахара. Мне пустыня больше всего понравилась: это полная перезагрузка мозга. Мы брели в никуда, не думая ни о чём. Как сказал наш гид, пустыня сильно меняет людей.
На условленном месте на дороге наш микроавтобус встретился с караваном: 6 погонщиков вели по три одногорбых верблюда – дромадера.Сахара – это перемежающаяся каменная пустыня и песчаная. Камень не крупный, по нему легко идти. Дюны невысокие. Мы были на Большой дюне (считается самой большой в Сахаре), она размером приблизительно с 3–5-этажный дом. Дюна – это песчаная гряда, а отдельная горка называется барханом.

marocc2

Всего мы провели в пустыне 4 дня. За день проходили километров двадцать. Ночевали в палатках, каждую ночь на новом месте.
Первые два дня в пустыне солнце было за облаками, идти было терпимо. Но дул неприятный ветер, как позёмка из песка, который набивается в глаза. На третий день облака рассеялись, и жарило +41°С. Ночью же всё время было около +10°С.
Нам заранее сказали всем запастись чалмами. Она в пустыне жизненно необходима, в кепочке там делать нечего.
Что такое чалма: шестиметровый кусок тончайшей хлопковой ткани закрывает и голову, и шею. Не потеешь, т. к. ткань очень тонкая. У меня обнаружилась неожиданная способность заматывать чалму, и я по утрам наматывала её некоторым нашим девушкам.
Первый день до обеда мы шли часа три, но через час я уже не выдержала, слезла с верблюда. Тело болит, как после езды на велосипеде с узким сиденьем. Пешком идти не тяжелее. На второй день пешеходов прибавилось, потому что половина группы отсидела себе мягкие места.

marocc8
Верблюды
Ехать верхом на верблюде необычно: сидишь на высоте около двух метров. И качает постоянно, приходится держаться, чтобы не упасть. Голова верблюда, как перископ, наблюдать за ним очень интересно. Действительно, гордое, красивое животное.
Как взбираться на верблюда: погонщик садится сбоку от верблюда на одно колено. Ты одной ногой опираешься на его колено, другую ногу перекидываешь – и уже верхом. На верблюдах сёдла со специальными рукоятками. Поверх седла кладётся два одеяла. Груз распределяется в две корзины из синтетической нити, переброшенные через седло. Один верблюд может нести не больше 150 кг.
Поэтому мы с собой взяли только необходимое в пустыне, остальное оставили в турагентстве, в ближайшем городе. Одна фототехника сколько весила!
marocc3

У верблюда, когда он сидит, на передних ногах согнуты два сустава. Он встаёт и сначала разгибает один сустав – тебя откидывает назад. Потом задние ноги выпрямляет – ты съезжаешь вперёд. Потом, наконец, выпрямляет нижний сустав. А садится в обратной последовательности, и тебя опять бросает вперёд-назад.
Идут по ровной местности верблюды очень хорошо. Причём верблюд верблюду рознь: на одном раскачивает сильно, на другом нет.
Верблюд идёт небыстро, со скоростью погонщика, который держит верёвку, связывающую трёх верблюдов. Вообще, в караванах, которые шли через пустыню, люди шли пешком, а на верблюдах грузы перевозили.
Верблюдов берберы очень любят и берегут. Какой-то верблюд поранил ногу, ему тут же её подвязали, поклажу всю сняли.
Вечером берберы немедленно снимали с верблюдов корзины, сёдла. Поили их только один раз, когда мы на третий день подошли к колодцу, но не всех. Только берберам известно, по какому признаку они определяли, кого пора поить, а кого нет. Одного верблюда им пришлось от колодца отгонять.

marocc4
Погонщики
Среди наших погонщиков был мальчишка лет 12-ти, Лахсан. Как нам рассказали, его отец разозлил верблюда, и верблюд сломал ему ногу. Теперь вместо отца работает сын. Мы с ним за поездку очень сдружились. Возглавлял наш караван седой бородатый бербер Али.
Когда я слезла с верблюда, шла рядом с Али. Смотрю – дедушка поднимает чёрные камни. Большую часть выкидывает, некоторые, изредка, в сумку кладёт.
Я набрала по своему разумению красивых чёрненьких камушков, показала ему. Он посмотрел и все повыкидывал. Что же, думаю, он ищет?
Оказалось – осколки железных метеоритов. Они часто падают в Сахаре, как нам сказали. У Али на пальце было кольцо с магнитом для проверки, магнитится или нет. Потом этими осколками торгуют.
К нам погонщики относились очень доброжелательно и уважительно. Просто каждый занимался своим делом: берберы вели караван, мы фотографировали. Берберы получают от турагентства совсем мало, и мы в конце скинулись, отблагодарили их от себя.
С нами шла машина сопровождения: джип вёз наши палатки, шатёр. В нём ехали три человека, которые всё это расставляли и готовили для нас еду. Утром –традиционно сладкий чай, лепёшки, масло, вида 4 вкусных местных джемов.
Днём – что-то вроде яичницы с овощами, бобами и салат из помидорчиков, сладкого перца, оливок. Готовили нам на газе, пока он не кончился, потом на тамарисковых дровах. Спали мы в палатках по двое. Рядом ставили шатёр – столовую.
Утром мы углублялись в пустыню, а в обед выбредали к месту, куда мог подъехать джип. Как правило, это было место с раскидистым тамариском, под которым стелили ковры, приносили еду, чай. Мы обедали, часа полтора спали на этих коврах, а потом снова шли в пустыню.
В пустыне сотовой связи не было вообще. Как местные ориентировались, где должны встретиться наш караван и джип, европейскому уму непостижимо. У берберов нет никаких GPS-ов, никаких карт, но они знают, куда идут. 


Сквозь пески
По барханам верблюдов стараются не водить, стараются обойти высокий песок. Потому что там, где выдувает песок, по нему идёшь и не проваливаешься. А есть места, где ноги вязнут по колено. Один день мы шли по пересохшему руслу реки.
Очень неприятно подниматься или спускаться на дюну на верблюде, потому что крен сильный, приходится изо всех сил держаться, чтобы не упасть.
Взбираться пешком на бархан даже трёхметровой высоты – тяжкий труд, язык через плечо, как говорится.
В пустыне мы ждали закат, рассвет, фотографировали верблюдов и барханы. Песок утром имеет необычайно красивый золотистый оттенок.
Растительность, конечно, в Сахаре очень скудная. Я только нацелилась сфотографировать цветочек, как верблюд его сожрал. Тамариски попадались редко, но деревья бывали огромные. Нас пугали скорпионами, но мы ни одного и не встретили. Скарабеев видели много. Обычно туристы ездят вокруг Большой Дюны. Мы ночевали там одну ночь: за каждым барханом разбит туристический лагерь.
Наша группа побывала в действительно пустынных местах, где за все 4 дня не было никого, кроме нашего каравана.

marocc5
Эс-сувейра
После пустыни мы ночевали в горах в городке Таулин, где выращивают шафран, а потом отправились на побережье Атлантики в Эс-сувейру. По побережью ехать пришлось долго. Заехали в Агадир, накупили всего и устроили пикник с шампанским. Эс-сувейра – курортный город с большим пляжем. У нас был очень красивый, своеобразный отель в центре медины. Вещи из микроавтобуса в отель тащили грузчики на тележках, потому что по узким улочкам медины машина не проедет.
Интересная деталь: раковина в ванной отеля выложена мелкой плиткой, как мозаика. Раковины не глубокие, но умываться очень удобно, ничего не выплёскивается
Мы приехали ближе к вечеру, погуляли по городу. А подъём был в 5 утра, потому что наш руководитель запланировал утреннюю съёмку.
Никого на улицах в такую рань, конечно, не было. Мы пришли в небольшой порт как раз тогда, когда рыбаки грузили сети и ловушки для омаров.
marocc6

Фотографировали красивый рассвет с голубыми лодками, на которых рыбаки уходят в море. Чайки в порту почти ручные: можно подходить близко-близко, кажется, будут из рук еду брать. Когда рассвело, пошли обратно. Город уже оживился.
На выходе из порта увидели рыбный базар. Продают рыбу необыкновенных форм и расцветок. Наши девушки накупили свежей рыбы, креветок и всякой всячины, и в кафе нам её приготовили. Морепродукты обошлись на каждого в 30 дирхамов, а кафе – в 40. Но в дополнение к нами купленной рыбе нам подали свежевыжатый сок, кус-кус. За прекрасный обед заплатили всего по 280 рублей.
marocc7

Потом все разбрелись по городу покупать сувениры. Я купила берберский синий коврик и магнитики. Народ набрал заварочные чайнички, бабуши – туфли с длинными носами.
Вечером прямо на крыше нашего отеля поставили столы. Мы сидели над городом, отмечали день рождения одного из членов группы и завершение нашего путешествия.

Прочитано 1364 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту