Самое читаемое в номере

«Можно ехать и пьяным…»

A A A

tozkiy aзаявил один из участников разговора, который произошел 3 марта с. г. в присутствии 10 человек при включенных диктофонах в перерыве судебного заседания по делу о ДТП с участием Олега Тоцкого.

 Рашид Шарипов (отец погибшего мотоциклиста, оценивший свой моральный ущерб в 10 млн. руб.): …Если бы он ехал за рулём пьяный, то это нарушение закона, да. Но он никогда не пил.
Представитель потерпевшей стороны: Можно ехать и пьяным, но правила не нарушать.
Марта Дыбнова (адвокат Олега Тоцкого): Если вы едете пьяным, это уже нарушение правил.
Представитель потерпевшей стороны: Ну и что?
Марта Дыбнова: Как ну и что?
Представитель потерпевшей стороны: Минуточку. Вот это «ну и что?» не более… Это просто «ну и что», и всё.
Марта Дыбнова: Как это так?
Представитель потерпевшей стороны:  Минуточку. Я так считаю. За это меня лишат прав. Но я могу правила и не нарушать.
Принадлежность голоса не определена: А можно и не лишать. Гаишники не остановят, вот и всё.
Представитель потерпевшей стороны: Ну и всё, проехал я. Пол Пензы так ездит – без прав.
Олег Тоцкий: То есть Вы считаете, что превышение скорости – это просто нарушение ПДД? Ну нарушил, заплатил штраф и всё? А я тогда что нарушил?
Представитель потерпевшей стороны: Вы нарушили? А вы его не пропустили.
Олег Тоцкий: В смысле? Как я мог предусмотреть, если у него скорость была такой, на которую нельзя отреагировать?
Представитель потерпевшей стороны: В прямом смысле. Вы его не пропустили, Вы ему не уступили, а Вы обязаны были пропустить.
Олег Тоцкий: Если бы у него скорость была 60 км/ч, и если бы я при 60 км/ч его не пропустил, я бы нарушил…
Представитель потерпевшей стороны: Дело в том, что это Ваша самонадеянность, ни больше, ни меньше. Это Ваша самонадеянность. Преступление это неосторожное. А если бы было это умышленно, то Вас судили бы по другой статье, ни больше, ни меньше.
Олег Тоцкий: Он, значит, нарушил скорость и совершил административное нарушение, а я повернул – и я нарушил закон, да?
Представитель потерпевшей стороны: Он ехал по своей полосе, а Вы выехали на его сторону. Вы такого права не имели. Вы были обязаны пропустить.
Олег Тоцкий: Что ж я тогда вообще не имею права поворачивать на светофоре?
Представитель потерпевшей стороны: Можете, если убедитесь в том, что Вам никто не мешает.
Олег Тоцкий: А я и убедился… Я законопослушный гражданин, водитель, я соблюдаю  правила дорожного движения, я езжу 60, и все ездят 60. Я подъехал к перекрестку, говорю: ну все же 60 ездят, есть же ограничение, оттуда же не будут лететь под 150. Я говорю: нормально, 200 метров, 10 раз развернусь. И поворачиваю. В чём мое нарушение, скажите?
Представитель потерпевшей стороны: Ваша самонадеянность.
Олег Тоцкий: В смысле? Какая самонадеянность?
Представитель потерпевшей стороны: В прямом смысле.
Олег Тоцкий: А-а, я понял. Вы считаете, что моя самонадеянность в том, что я, глупый, должен был предполагать, что он едет не 60, а больше?
Представитель потерпевшей стороны: Вы должны были предполагать то, что Вы успеете закончить манёвр.
Олег Тоцкий: Я успел бы, если бы он ехал 60. Эксперты есть, которых не мы заказывали, а следователь. И они говорят, что Тоцкий в этом месте бы, если бы скорость была у мотоциклиста 60, три раза бы развернулся и уехал, и проблем не было бы.
Представитель потерпевшей стороны: Вы не пропустили его.
Евгений Малышев: А как Вы считаете, какая у него скорость была? На ваш взгляд? В материалах дела есть 160, 80, 120…
Представитель потерпевшей стороны: Такого нет…
Евгений Малышев: В экспертизах есть, я сам видел. Там есть. Разные скорости.
Представитель потерпевшей стороны: Дело в том, что 160, 170, 180 – это всё чьё-то мнение, ничем не подтверждено… Но вот давайте теперь отвлечемся в сторону: здесь, да везде, не ездят 60. Вы ездите 60?
Евгений Малышев: Нет, не езжу.
Представитель потерпевшей стороны: Как нормальный человек и т. д. (смеется)
Евгений Малышев: Но я не езжу больше 80. Как нормальный человек.
Представитель потерпевшей стороны: Я тоже. Стараюсь. Потому что штрафы замучили.
Евгений Малышев: А я не потому, что штрафы замучили. Я понимаю опасность высокой скорости…
И я читал это дело, да и следователь Харьков мне лично говорил, что, по словам свидетелей, скорость мотоцикла была более 100 км/ч. И водители, которых он обогнал, подтверждают это.
Представитель потерпевшей стороны: Они что – мерили?..  Там и другие показания есть, говорящие вот о чём… Что этот мотоцикл может ехать и 160. Может. Но это должен быть  не старенький мотоцикл, а новый – это первая история. И вторая история – чтобы развить такую скорость, ему нужно не менее 3 км. Он слабенький сам по себе…

tozkiy
Евгений Малышев: Я читал эти мнения, их в Интернете очень много. Но я знакомился (и Вы, наверное, тоже) с показаниями людей, которые ехали на машинах, со скоростью 70… Наверняка не 60, как и мы с вами ездим, да? И мотоцикл их обогнал, как они говорят, в один миг. И лично я этим показаниям верю. Мотоцикл их обогнал быстро. И если Руслан (Руслан Яхин – пассажир мотоцикла, пострадавший в результате ДТП и предъявивший иск на сумму 1 млн. руб.) говорит, что дорога была ночная, свободная, поэтому они ехали тихо… Зная, как ездят мотоциклисты, я понимаю, что по ночной свободной дороге нельзя ехать тихо… Извиняюсь, я даже цитату помню: «Поэтому мы ехали со скоростью потока»… Ну не ездят они так. И Вы это тоже знаете.
Представитель потерпевшей стороны: Трагедия в том, что я еду по своей полосе. Я еду. Кто мне должен мешать? Почему я должен думать, что кто-то мне должен дорогу пересечь, помеху мне создать? Почему я должен об этом думать? Я еду по своей полосе, еду под зеленый свет.
Евгений Малышев: На любой скорости?
Представитель потерпевшей стороны: На любой скорости.
Евгений Малышев: Сто двадцать?
Представитель потерпевшей стороны: Сто двадцать… Двести!
Евгений Малышев: По городу?
Представитель потерпевшей стороны: По городу.
Евгений Малышев: А если там пешеход помешает?
Представитель потерпевшей стороны: Это уже другая тема. Это уже если бы да кабы.
Евгений Малышев: Подождите. Если мы по этой логике думаем, то я вот размышляю как водитель. Если, например, я превышаю скорость и еду там 80, 120. Я отвечаю за своё нарушение сам (я же сам принял это решение) или тот пешеход, который мне попадётся под колёса? Или тот водитель, который будет разворачиваться? И когда я, находясь в своей машине, вдавливаю педаль газа под 120 в городе, я даю себе отчёт, что я совершаю нарушение, и что, если что-то случится, я за него буду отвечать. Моя логика такая. Именно поэтому я и не езжу со скоростью выше 80 км/ч.
Представитель потерпевшей стороны: Совершенно верно. Совершенно верно. Так вот другая сторона тоже должна это понимать. Не требовать того, что «мне наплевать, соблюдает он или не соблюдает ПДД», и что ему дела нет… Он едет с превышением, а я ему дорогу перегорожу… Принцип простой везде и всюду: tozkiy2у меня горит зеленый, и любой человек, выезжая и пересекая дорогу, обязан убедиться в безопасности маневра. Обязан. А не самонадеянно… Предвидеть то, что это может иметь. Убедись, что ты… А здесь больше комментировать, я считаю, нечего. Остальное – это просто  риторика, и всё.
Евгений Малышев: Но если эта скорость была завышенная, и у человека, в том числе у Тоцкого, не было шансов увидеть его?
Представитель потерпевшей стороны: Он видел три фары вдали. Он их видел. Об этом у вас в газете написано.
Евгений Малышев: Три вдали. Да.
Представитель потерпевшей стороны: Он их видел. А раз ты видел… Это  решит суд.
Евгений Малышев: И от этого решения суда зависит, как в дальнейшем будут ездить мотоциклисты по Пензе. Если суд решит, что ваша логика верна, то мотоциклисты смогут ездить с любой скоростью.
Представитель потерпевшей стороны: Они как ездили, так и будут ездить.
Евгений Малышев: Тоже правильно… Я что хочу сказать-то… Вы можете высказать свою точку зрения в нашей газете. Я этой темой занимаюсь не потому, что стою на стороне Тоцкого… Мы пытаемся в дальнейшем предотвратить такие же происшествия на территории г. Пензы. Потому что если вашей логикой руководствоваться, то мотоциклисты могут ездить с любой скоростью, но по главной дороге. И им под колеса может попасться и автомобиль, и человек, и даже ребенок, который перебегает дорогу. И если он выживет после этого столкновения, а мотоциклист нет, то он будет виноват, его за это надо будет сажать, и они обязаны будут выплачивать  моральный ущерб 10 млн. руб. родственникам погибшего мотоциклиста.
Представитель потерпевшей стороны: Да.
Евгений Малышев: Это та логика, которую Вы сейчас отстаиваете.
Представитель потерпевшей стороны: Это я не отстаиваю. Так закон сформулирован.
Евгений Малышев: Значит, вот такой у нас закон. Об этом я и пишу. Не о том, что Марат плохой, что он нарушил. А о том, что в будущем мы будем жить вот так... Поэтому, мне кажется, очень важно установить, с какой всё-таки скоростью шёл мотоцикл.
Представитель потерпевшей стороны: Да это, по большому счёту, и не важно.
Евгений Малышев: А я считаю, что важно.
Представитель потерпевшей стороны: Считайте. Я считаю, что у нас сейчас лето. Убедите меня в том, что сейчас зима. Убедить сможете?.. Я так считаю, Вы так считаете. Это Ваше право… Мне тоже, кстати, мотоциклисты не нравятся на дорогах, я их боюсь грешным делом. Потому что они, так сказать, шустрят. Если где-то встанешь там в поток, посмотрел по зеркалам – нет никого, все нормально. Раз – просвистел! Поэтому я не больно хорошо к ним отношусь. Но вот так.

Прочитано 1418 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту