Дело Павловой: молчание ягнят

A A A

pavlova aВ судебное заседание по уголовному делу Марины Павловой не явилось 15 свидетелей из 20. Все они играли за баскетбольный клуб, в котором она была главным тренером (сначала «Спартак-Педуниверситет», потом – «Юность»).

Явка провалена
Столь низкая явка свидетелей может объясняться рядом причин. Самая простая: игроки «Юности» сильно заняты.
Самая невероятная:  с ними кто-то заблаговременно встретился и настойчиво порекомендовал не ходить в суд. Дескать, правосудие разберётся и без ваших показаний.
Между тем показания игроков баскетбольного клуба крайне важны. Ведь только они могут сказать, на что ушёл 21 млн. руб., якобы похищенный Мариной Павловой. Она-то утверждает, что платила с этих денег «серую» зарплату своим игрокам.
За последние 5 лет через баскетбольный клуб Марины Павловой прошло порядка
50 человек: девушки и молодые женщины  до 35 лет. Некоторые из игроков ещё не достигли совершеннолетия.
pavlovaОчевидно, Ленинский районный суд г. Пензы планировал выслушать большинство из них. Планировалось допрашивать по 10 человек в день.
Судебные слушания для первой двадцатки назначили на 27 и 29 октября. Однако в первый день явилось 3 свидетеля, а во второй – два.
Дети, которые не испугались
Дать показания по уголовному делу своего бывшего тренера осмелилась ученица 8 класса, а также 3 студентки 1 курса. Одна из них пришла, опираясь на клюшку: последствия баскетбольной травмы.
К сожалению, они не смогли сказать чего-то конкретного по «серым» зарплатам: в эпоху Марины Павловой они играли в младшем составе, где не платили больших денег.
Одна из девочек призналась, что получала 600 руб. в месяц, другая – в районе 1700 руб.
Девочка, которую пригласили из г. Ногинска Московской области, получала 8 тыс. руб. А вот девочка из Кузнецка не получала вообще ничего: «так как я ещё маленькая».
Все эти небольшие суммы проводились официально, без «серых» схем. Дескать, такие зарплаты соответствовали представлениям чиновников о том, сколько должен получать баскетболист.
Из показаний допрошенных девочек следует, что на большие деньги никто из них не претендовал. Ведь это было начало их спортивной карьеры. А играть в столь юном возрасте за баскетбольный клуб Марины Павловой – большая удача, хорошая школа и 12 тренировок в неделю.
Свидетели подтвердили, что клуб обеспечивал их формой, обувью, всеми необходимыми медикаментами, а также оплачивал регулярные поездки для участия в соревнованиях за пределами Пензенской области. Сюда входили дорога, проживание в гостинице и питание, в том числе во время нахождения в пути.
«Мы ездили очень много раз, я сейчас даже не смогу посчитать».
«У нас было очень много игр в сезоне. Мы могли уехать на неделю, а потом через 2 недели опять выезд».
«Мы могли 2-3 раза в месяц уезжать за пределы области. Но могли и месяц дома сидеть».
Одна из свидетельниц показала, что младшую команду возили на соревнования в Сербию. Это также делалось за счёт баскетбольного клуба.
Для продвижения своих игроков Марина Павлова нанимала даже сербского тренера, который некоторое  время работал с ними в Пензе.
Все эти показания стали первыми лучами, которые наконец-то пролили свет на то, как были израсходованы бюджетные субсидии в размере 21 млн. руб.
Показания Полины Мартыновой
Самыми информативными стали показания 26-летней Полины Мартыновой, которая несколько лет играла за основной состав.
Полина Мартынова сообщила суду, что баскетбольный клуб оплачивал не только поездки, медикаменты и форму. Марина Павлова платила за несколько съёмных квартир, в которых проживали иногородние игроки.
Свидетель Полина Мартынова: «Почти весь основной состав – 12-15 человек – жил на съёмных квартирах. Их оплачивал клуб».
Но самое главное – свидетель Мартынова сообщила о том, как на самом деле выдавалась зарплата.
Свидетель Полина Мартынова: «Суммы зарплат были разные, и по ведомости я получала каждый год по-разному. Сначала у меня зарплата была 3 тыс. руб., а в последний год где-то 16 тыс. руб. Я не знаю, как определялась моя зарплата. Мы просто приходили и получали.
Государственный обвинитель Екатерина Хрупова: «У вас только по ведомости была зарплата? Или ещё какие-то деньги без ведомости получали?»
Свидетель Полина Мартынова: «Получали».
Государственный обвинитель Екатерина Хрупова: «Без ведомости?»
Свидетель Полина Мартынова: «Да».
Государственный обвинитель Екатерина Хрупова: «А это что такое было?»
Свидетель Полина Мартынова: «Тоже зарплата была».
Государственный обвинитель Екатерина Хрупова: «Это был весь период, что Вы играли за клуб?»
Свидетель Полина Мартынова: «Да».
Государственный обвинитель Екатерина Хрупова: «То есть Вы пришли – это уже было. А ушли – это уже оставалось. Да?»
Свидетель Полина Мартынова: «Да».
Государственный обвинитель Екатерина Хрупова: «Кто выдавал Вам эти деньги?»
Свидетель Полина Мартынова: «Марина Александровна Павлова».
Государственный обвинитель Екатерина Хрупова: «Это было систематически или разово?»
Свидетель Полина Мартынова: «Систематически. Я же говорю: мы это как зарплату получали».
Государственный обвинитель Екатерина Хрупова: «То есть по ведомости и потом без ведомости?»
Свидетель Полина Мартынова: «Да. Каждый месяц».
Государственный обвинитель Екатерина Хрупова: «А какие суммы получали?»
Свидетель Полина Мартынова: «Тоже разные. 10-15 тысяч рублей».
Государственный обвинитель Екатерина Хрупова: «За какие заслуги выдавались такие суммы?»
Свидетель Полина Мартынова: «Даже не знаю, как ответить. Это просто часть зарплаты у нас была».
Защитник Андрей Кондрашин: «Официальная и неофициальная часть зарплаты сильно отличались по суммам?»
Свидетель Полина Мартынова: «Каждый год они менялись: и официальная, и неофициальная».
Защитник Андрей Кондрашин: «Общая сумма в месяц какова?»
Свидетель Полина Мартынова: «30-35 тысяч».
Защитник Андрей Кондрашин: «А из них официальная какая?»
Свидетель Полина Мартынова: «16 тысяч».
Защитник Андрей Кондрашин: «Эти доплаты ежемесячные были?»
Свидетель Полина Мартынова: «Да».
Защитник Андрей Кондрашин: «То есть Вы сначала в бухгалтерию за официальной частью, а потом к директору за неофициальной?»
Свидетель Полина Мартынова: «Да».
Защитник Андрей Кондрашин: «Какую доплату получали остальные?»
Свидетель Полина Мартынова: «Об этом не говорилось. Говорили, что это нельзя распространять».
В заключение Полина Мартынова пояснила, что даже официальная зарплата выдавалась странным образом. Иногда приходилось расписываться в ведомости, половина которой была прикрыта чистым листом бумаги. Причём тайну из этого делала не Марина Павлова, а главный бухгалтер клуба Дрёмина. А Павлова вообще не присутствовала при выдаче официальных зарплат.
Защитник Андрей Кондрашин: «А Павлова выдавала неофициальную часть до или после?»
Свидетель Полина Мартынова: «После… Нам говорили, что в контрактах прописано, что нельзя распространяться о суммах зарплат даже внутри команды».
Правосудие ждёт
10 и 12 ноября Ленинский районный суд г. Пензы планирует допросить остальных игроков баскетбольного клуба. Если они, конечно, придут.
Говорят, что в противном случае придётся оглашать их показания из имеющихся материалов уголовного дела.
Стоит заметить, что после возбуждения уголовного дела в отношении Марины Павловой многие игроки покинули Пензу. Сегодня порядка 15 человек играют за клубы Красноярска, Новосибирска, Ростова и Санкт-Петербурга. Их тоже необходимо допрашивать.
«УМ» не известно, что эти девушки могут сказать в суде. И будут ли вообще говорить.
Впрочем, клубы, за которые они сейчас играют, уже должны сказать Пензенской области спасибо за то, что она на протяжении нескольких лет ставила на ноги и кормила из своего бюджета этих перспективных игроков.

Прочитано 1444 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту