История задержания майора Китова

A A A

Задержание часто становится кульминацией детективного сюжета. 5 февраля для майора полиции Павла Китова с его задержания началась другая жизнь.

5 февраля возле торгового центра «Зима», что в Арбекове, на ул. Ульяновской, 23а, сотрудники Оперативно-розыскной части собственной безопасности Управления МВД РФ по Пензенской области произвели силовое задержание майора полиции Павла Китова.
Продержав его на асфальте лицом вниз 30 минут, а затем столько же на капоте, его доставили в здание на ул. Некрасова, 15, где расположен офис ОРЧ.
Около 7 часов его опрашивали, осуществляя время от времени меры физического и морально-психологического воздействия.
7 февраля Павла Китова госпитализировали в 6-ю городскую больницу с закрытой черепно-мозговой травмой и ушибами грудной клетки.
12 февраля майора Павла Китова осмотрел врач-невропатолог клиники «Эскулап» и обнаружил на его теле точечные гематомы, которые вряд ли могли возникнуть в результате обычного падения человека на асфальт.
С 13 по 27 февраля Павел Китов находился на излечении в стационаре санчасти УМВД.
27 марта Павел Китов уволен со службы в органах внутренних дел и привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу о получении взятки в размере 12 тыс. рублей, что по УК РФ признано значительным размером.


kitov

Место задержания Павла Китова

А теперь всю эту историю «Улица Московская» хочет рассказать в подробностях. Ибо при знакомстве с этой историей у любого читателя наверняка возникнет вопрос: а кто же нас защищает?
* * *
Павел Китов, 34 года, образование высшее техническое и высшее юридическое, в органах внутренних дел с 2008 г.
В июле 2016 г. назначен старшим участковым уполномоченным полиции Отдела полиции № 3 (по обслуживанию Октябрьского района) УМВД по г. Пензе. В зону профессиональной ответственности майора Китова входили микрорайон Заря и прилегающий дачный массив.
Тут надо сказать, что участковый отвечает не только за то, чтобы граждане, проживающие на вверенной его попечению территории, вели себя добропорядочно (не пили, не хулиганили, не воровали), но и за то, чтобы на этой территории не было наркопритонов или тем более наркопроизводств.
То есть участковый имел право присматриваться, насколько законной деятельностью занимаются люди в том или ином гараже или в ином строении.
И вот в один из зимних дней то ли конца 2018 г., то ли начала 2019 г. майор Павел Китов обнаруживает на вверенной его попечению территории пункт приема металла.
«По дороге из новостроек в старую Зарю была огороженная территория, ворота обычно всегда были закрыты, а тут они оказались открытыми, – вспоминает Павел Китов. – Заехал посмотреть. Увидел вагончик и груду металла, припорошенного снегом».
Охранник, молодой человек, показал майору Китову телефоны руководства на стенде.
Майор Китов позвонил по указанному телефону. Трубку снял мужчина, который пояснил, что он – компаньон в бизнесе по скупке металла, что главная в бизнесе – женщина, она же генеральный директор предприятия. И заверил, что документы в порядке. Майор Китов попросил представить документы, которые подтверждают право этих людей вести деятельность на вверенной его попечению территории.
А уже в феврале или марте 2019 г. участковому уполномоченному полиции майору Китову поступает жалоба на данный пункт приема. И он вновь звонит компаньону-мужчине, чтобы опросить его. На встречу с майором Китовым компаньон-мужчина приехал с компаньоном-женщиной.
«Взял с них объяснения по поводу деятельности, – поясняет Павел Китов «Улице Московской». – По представленным документам, по лицензии увидел, что они могут заниматься заявленной деятельностью».
Но в лицензии, по словам Павла Китова, не был указан адрес пункта в его районе. И потому он попросил компаньонов «привести документы в соответствие с реальностью».
Компаньон-женщина будто бы пояснила, что уже обратилась в районную администрацию, и там ей обещали помочь.
Однажды, рассказывает Павел Китов, компаньон-женщина звонила ему, просила совета по поводу приемщика одного из ее пунктов в Октябрьском районе: можно ли узнать, за что его задержали и как его забрать.
Майор Китов выяснил, что забрали приемщика в состоянии алкогольного опьянения в общественном месте и отпустят его после уплаты административного штрафа. Об этом и сказал хозяйке металлического бизнеса.
По такой же ситуации она позвонила в ноябре 2019 г., был задержан приемщик в Железнодорожном районе. Майор Китов сказал ей то же самое: можно человека забрать, уплатив штраф.
В ноябре 2019 г., проезжая мимо приемного пункта металла, что на его территории, майор Китов увидел, что пункт открыт, то есть работает.
Хозяйка в телефонном разговоре подтвердила: да, пункт работает. И обещала привезти правильно оформленные документы.
Вскоре привезла документы. Но не на ту фирму, которая была указана в первой лицензии, а на другую.
Майор Китов спросил хозяйку, почему документы на другую организацию.
Хозяйка пояснила, что с той организацией не получилось. Все оформляет на новую фирму.
В предоставленном пакете документов, по словам Павла Китова, не хватало только договора аренды земельного участка того пункта.
Хозяйка обещала его принести.
В начале февраля 2020 г. хозяйка пункта приема металла предложила участковому уполномоченному полиции майору Павлу Китову встретиться. Полагая, что она хочет принести показать договор аренды участка, он согласился.
4 февраля Павел Китов планировал уйти в отпуск. И 4 февраля хозяйка, она же директор, позвонила ему и предложила встретиться 5 февраля.

КРИМИНАЛЬНЫЙ СЮЖЕТ
Встречу хозяйка назначила возле торгового центра «Зима». Около 15 часов майор Китов подошел к торговому центру, но, не увидев хозяйки-директора, позвонил ей.
Она ответила, что сидит в автомобиле «Нисан Альмера» у входа в торговый центр. И попросила, чтобы Китов сел в машину: «Мне надо с тобой поговорить».
«Я тебе должна, возьми», – с этой фразы, по словам Китова, хозяйка начала разговор. И протянула ему купюры правой рукой.
«Ты мне ничего не должна», – ответил Китов. И оттолкнул ее руку.
Она предприняла вторую попытку. И майор Китов вновь оттолкнул ее руку. Он подумал, что на этом денежная тема закрыта, дескать, женщина поняла, что денег он не возьмет.
Тут женщина (она же хозяйка-директор пункта приема металла) заводит разговор о том, будто она уезжает, и всей деятельностью будет заниматься ее партнер.
И неожиданно пытается вновь засунуть правой рукой деньги в левый карман куртки Китова.
По его словам, он отпускает ее руку вниз и говорит: «Прекрати».
Затем открывает дверь, выходит из машины и идет вдоль здания торгового центра «Зима». Проходит примерно 25 метров и слышит крики: «Стой! ОСБ!»
Рассказывает Павел Китов
«Не убегаю и не сопротивляюсь, – рассказывает Павел Китов. – Понимаю, прокручивая в сознании поведение женщины-директора, что эти крики могут адресоваться мне.
Чувствую толчок очень сильный, навалилось несколько человек.
Когда я, не оказывая сопротивления, уже упал лицом вниз, один из них, плотного телосложения, ударяет меня три раза головой об асфальт. Двое других резко закручивают руки назад и натягивают наручники так, что я перестаю что-либо чувствовать, руки онемели и в плечах, и в кистях.
Потом меня несколько раз ударили по спине, не знаю – руками или ногами, тело онемело. Боковым зрением успел заметить, что в этом принимал участие худощавый молодой сотрудник.
Пролежал на асфальте 30-40 минут, после меня подняли на капот, здесь еще был минут тридцать. Ждали следователя.
Он приехал, начал производить осмотр. Отстегнули наручники, спросили, что в карманах. Сказал, что личные вещи. Велели предъявить. Сначала пришлось отогревать руки.
Сказал, что могу предположить, судя по происходящему, что у меня могут оказаться деньги. Как и когда они у меня могли оказаться, не знаю.
Велели достать все из карманов. Из левого кармана достал купюры и свой сотовый телефон. Сверили по копиям серии и номера купюр: 12 тысяч рублей. Изъяли. Провели фотофиксацию».
* * *
ТРУДНАЯ И ОПАСНАЯ СЛУЖБА
Наконец Павла Китова посадили в служебный автомобиль и повезли на Некрасова, 15, в Оперативно-розыскную часть № 2 Отдела собственной безопасности УМВД России по Пензенской области.
Рассказывает Павел Китов
«Я сидел на заднем сиденье посередине. С обеих сторон от меня – по одному сотруднику.
По пути худощавый молодой человек сжатым кулаком дважды нанес мне удары слева со словами: «Не глупи, сейчас быстренько все сделаем, поедем дальше». Дальше пришлось терпеть сильную боль.
На Некрасова, 15 меня начали опрашивать по происходящему. В кабинете постоянно находились от трех до шести человек, они входили и выходили.
Говорили, что мне надо признаться в получении взятки в размере 12 тысяч. Запугивали морально и физически, сказали, что якобы договоренность у меня с директором с лета 2018 г.
Я рассказал, как на самом деле наши отношения складывались. Их это не устраивало.
В какой-то момент опроса сзади трижды ударили кулаком в голову, я отлетел и ударился головой о стол. Подняв голову, увидел худощавого молодого человека, который и ранее наносил мне удары.
Он еще ударил меня слева в область грудины, сказал: «Что молчишь, хватит придуриваться. Мы все про тебя знаем, ты давно это все «крышуешь», ей покровительствуешь.
Подписываешь объяснение быстренько, едем в Следственный Комитет, там тебя допрашивают. И на этом все. Иначе сейчас в СИЗО, даже если у тебя адвокат будет. Еще хуже будет».
Запугивали, что это все для семьи будет плохо. Я им опять объяснял, что про денежные средства разговоров с директором никогда не было, я ничего не получал. Их это не устраивало.
Один из сотрудников спросил, видимо, про ссадины на лице: «А что у тебя на лице?» Спросил в присутствии руководителя ОСБ.
Я сказал, что не знаю, попросил отвести к зеркалу. Он сказал: «А, ерунда!»
Себя я увидел только на следующий день. Не давали позвонить, сообщить супруге, где я».
* * *
Уже 6 февраля, в 01.15, Павла Китова привезли в Следственный Комитет на ул. Рахманинова.
Все это время семья Китова ничего не знала о нем. По словам его жены Екатерины, они с отцом Павла приехали в Следственный Комитет на ул. Рахманинова, ведь по процедуре задержание должно быть оформлено в СК.
Адвокат, сославшись на следователя, сообщил, что Павлу Китову вменяют взятку на сумму 12 тыс. рублей.
Ждут больше часа. Около 20 часов интересуются у следователя, почему до сих пор Китова не привезли из ОСБ.
Следователь отвечает, что выехали. Ждут еще два часа. Едут в ОСБ.
В ОСБ говорят, что давно уехали.
«До 23 часов нас гоняли, ездили туда-сюда», – говорит Екатерина.
Адвокат позвонил на горячую линию, представился и заявил, что ему не дают видеться с подзащитным, хотя с момента задержания прошло уже 7 часов.
Павел Китов потом подтвердил, что сотрудникам ОСБ кто-то позвонил. И тогда его ночью повезли в Следственный Комитет.
«Подъехал тот же автомобиль ОСБ, что стоял возле ТЦ «Зима», – рассказывает Екатерина. – И в полусогнутом положении из него вывели Павла. Он поднимает голову, и я вижу, что левая сторона уже с заплывшим глазом.
Спрашиваю: «Вы его били? Почему он в таком состоянии?»
Худощавый молодой человек отвечает с ухмылкой: «Ну как же без этого».
* * *
Разговор со следователем был перенесен на утро. То есть подозреваемого, майора полиции Павла Китова, задержанного словно он особо опасный преступник, отпустили домой, не применив в отношении него каких-либо мер пресечения типа подписки о невыезде или домашнего ареста.
Дома на теле у мужа Екатерина увидела гематомы.
Утром 6 февраля Екатерина привезла мужа в Следственный отдел, он зашел с адвокатом в кабинет следователя.
«Когда вышли, адвокат сказал, – вспоминает Екатерина, – что следователь на взводе, уголовное дело не возбуждают.
Говорю: «Как же так? Если взяли со взяткой?»
«Что-то у них там пошло не так», – поясняет адвокат. И просит, чтобы я съездила к Паше на работу и взяла грамоты».
Через 10 минут Екатерина была в опорном пункте на ул .Ульяновской, 54. Сослуживцы мужа сказали, что не стоит ей заходить в его кабинет.
В кабинете Екатерина увидела, что все перевернуто, что там трое сотрудников ОСБ. И начальник мужа, который отдал ей грамоты.
«Что здесь происходит?» – спросила Екатерина.
«Обыск проводим», – ответил один из сотрудников.
«Так ведь дело не возбуждено», – сказала Екатерина.
«Ну и что?» – услышала в ответ.
Сейф вскрыли ломом. Потом Китовы узнали, что пропали вещи – компьютерный планшет, мышка беспроводная, флешка чистая.
Обыск в служебном кабинете закончился не только изъятием служебного компьютера, беспорядком и пропавшими вещами. Павел Китов рассказывает о том, что выяснилось позже.
«Находясь в Следственном отделе, из телефонного разговора с женой узнал, что в это время сотрудники ОРЧ СБ производят обыск в моем рабочем кабинете на Ульяновской, 54. Без меня, без следователя, без санкции суда на обыск.
Следователь осматривал мое служебное помещение в этот же день, 6 февраля, но после 20.30.
Главное – я всегда сохраняю на компьютере копии документов по всем материалам. Так же поступил и с документами по пункту приема металла.
Но оказалось, что в моем компьютере отсутствуют копии документов по ООО «Вирта», а есть документы по ООО «Метснаб». В том числе и тот самый договор аренды земельного участка, который я пытался от директора получить.
Кроме того, отсутствуют объяснения директора по своей организации, хотя она в своих показаниях говорит, что приходила ко мне в опорный пункт и подписывала объяснения».

ДИАГНОЗЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ
С грамотами мужа Екатерина вернулась в Следственный Комитет на ул. Рахманинова. По ее словам, ее муж Павел Китов с адвокатом просидели там весь день. «Их не опрашивали, – говорит она, – тянули».
Павел Китов не хотел ехать в больницу, пока не даст объяснения.
Объяснение с него взяли уже вечером, но уголовного дела в этот день так и не завели.
7 февраля Павла Китова экстренно госпитализировали в 6-ю городскую больницу с закрытой черепно-мозговой травмой, сотрясением головного мозга, ушибами грудной клетки и гематомами на теле.
Как сотрудника УМВД, его через несколько дней направили к неврологу в ведомственную медсанчасть. Здесь его 13 февраля тоже госпитализировали.
Рассказывает Павел Китов: «14 февраля меня направили на КТ, где выяснилось, что у меня перелом трех ребер с левой стороны. Поскольку после стационарного и амбулаторного лечения боли в грудной клетке у меня продолжались, меня повторно направляют на КТ.
Тогда выяснилось, что два ребра не срослись. И обнаружили кисту на селезенке. Известно, что разрыв селезенки – летальный исход.
Хирург в госпитале мне сказал, что левую сторону нельзя подставлять ни под какие удары. Если при резком ударе киста лопнет – летальный исход. Велел беречь левую сторону от любых воздействий».
В январе 2020 г. Павел Китов проходил плановую диспансеризацию в медсанчасти УМВД. И никаких переломов и гематом у него на тот момент не было обнаружено.
16 дней в Следственный отдел по Октябрьскому району г. Пензы Павла Китова не вызывали. Следователь хотел допросить его 21 февраля в больнице, ибо в этот день, через 16 дней после задержания, было возбуждено уголовное дело. Но из-за карантина его туда не пустили.
Как подозреваемого Павла Китова допросили уже после выписки из больницы, 28 февраля.
13 марта на втором допросе от нового следователя он узнал о том, что ему вменяют еще четыре эпизода взяток на общую сумму 16 тысяч рублей.
Начался торг. Следователь предлагал Павлу Китову признать вину в получении взятки 12 тысяч. Тогда остальные четыре эпизода по взяткам они исключат.
Аргумент следователя (по словам Павла Китова): подумай, главное – уйти с минимальными потерями. Если не признаешь – реально сидка. Если признаешь – суд пойдет навстречу в связи с тем, что ты осознал свою вину. Мы договоримся с прокуратурой.
* * *
25 марта Павла Китова выписали с амбулаторного лечения. На следующий день он вышел на службу и пытался продлить отпуск за счет дней, когда находился на больничном. Но ему сказали, что рапорт не подпишут, ОРЧ СБ провела служебную проверку, надо к ним приехать.
27 марта Павел Китов вновь оказывается в больнице, где его находят сотрудники ОСБ. Просят ознакомиться и подписать документы.
Китов, связавшись с адвокатом, до его приезда отказывается подписывать. Сотрудники не хотят ждать, говорят, что в таком случае все оформят актом. В медсанчасти УМВД Китову открывают больничный.
30 марта заведующий терапевтическим отделением медсанчасти сообщает, что получен приказ об увольнении Китова. И на этом основании ему отказывают в медицинской помощи.
В приказе УМВД от 27 марта 2020 г. сказано, что Павел Китов уволен со службы в органах внутренних дел в соответствии с п. 9 ч. 3 ст. 82 Федерального закона № 342-ФЗ в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.
27 марта появляется постановление о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ: получение должностным лицом лично и через посредника взятки в виде денег в значительном размере за незаконные действия и бездействие.
13 апреля уголовное дело вместе с обвинительным заключением направлено прокурору Октябрьского района г. Пензы.
* * *
26 марта Павел Китов подал жалобу на имя начальника Следственного отдела по Октябрьскому району на незаконные действия сотрудников СБ, которые нанесли ему телесные повреждения.
Жалоба была отправлена по территориальности в СК по Ленинскому району, так как ОРЧ СБ находится на улице Некрасова.
На момент подготовки материала к публикации Павла Китова по его жалобе никто не вызывал и не опрашивал.
На вопрос адвоката о предпринимаемых действиях по жалобе подзащитного следователь ответил: «Какая жалоба? Он неудачно упал».
В характеристике майора полиции Китова, приобщенной к материалам дела, есть фраза: «В решении служебных вопросов настойчив и принципиален».
Видимо, именно этот путь ведет к увольнению из органов внутренних дел.
Павел Китов готов отвечать за свои действия.
Но и остальные действующие лица этой драмы должны ответить за свои.

Прочитано 1867 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту