О незаконности ведения следствия: случай Юлии Торчак

A A A

15 июля Железнодорожный районный суд г. Пензы допросил педагога дополнительного образования Юлию Торчак, которая проходит свидетелем по «обнальному делу».

Юлия Торчак является бывшей женой одного из подсудимых.
В 2011 г. она зарегистрировала на своё имя организацию «Гранд», которая должна была продавать цифровые носители и оргтехнику.
Из протокола допроса от 1 февраля 2016 г. следует, что всю работу по регистрации юридического лица и оформлению банковских счетов на себя взял подсудимый Тимакин.
«Я когда со следователем разговаривала, то ни одной фамилии ни разу не сказала, – пояснила суду Юлия Торчак. – Там написано, что со мной ездили, меня просили. Ничего такого не было. Я сама ходила в налоговую и в банк, сама регистрировала».
«То есть Вы эти показания не подтверждаете? – спросил судья Дмитрий Мышалов. – Откуда тогда эти показания взялись? Вы их подписывали?»
«Я подписывала, – призналась Юлия Торчак. – Я вся там (в СУ СКР по Пензенской области – «УМ») была в слезах, они (следователи – «УМ») на меня кричали. Ещё один из соседнего кабинета заходил, на меня кричал: «Я вообще твою дочь в детский дом отправлю, если ты правду не скажешь».
Вот такая правда. Они меня так трепали эти 2 дня, что я даже похудела».
По словам Юлии Торчак, она подрабатывает ведущей на свадьбах и юбилеях. И для того чтобы получить нужные показания, следователи изъяли у неё аппаратуру, которую она использовала в своей работе.
«Два дня издевались надо мной, – рассказала Юлия Торчак. – Всю аппаратуру забрали, даже проектор и усилители. Над дочкой моей издевались, сережки с ушей снимали, а меня тащили туда (в Следственный Комитет – «УМ»). Говорят: «Если ничего не скажешь, мы тебе ничего (изъятую аппаратуру – «УМ») не отдадим. А мне и говорить нечего. Но аппаратура нужна».
«В Ваших показаниях написано, что Вы общались по поводу этой организации (ООО «Гранд» – «УМ») именно с этим человеком (Тимакиным – «УМ»)», – уточнила государственный обвинитель Екатерина Хрупова.
«Я там такого не говорила, – ответила Юлия Торчак. – Мне так сказали сказать».
«В Ваших показаниях фигурировала некая «Флора», – уточнил один из защитников. – Это что значит?»
«Я ничего этого не говорила, и я не знаю, кто эти люди, – ответила Юлия Торчак. – У них (у следователей – «УМ») на бумажках 150 всего было написано. Они спрашивают: «Наверное, вот это?» Я говорю: «Ну, значит, наверное, вот это. Что вы ко мне пристаёте?» И они пишут: «Значит, вот так».
«О незаконности ведения следствия в отношении Вас мы уже в протокол занесли, – сказал судья Дмитрий Мышалов. – По этому поводу будет проведена проверка».
«Те же самые следователи и будут проводить эту проверку», – посетовал кто-то из защитников.
«То, что Вы сейчас нам сказали, является незаконным действием сотрудников государственных служб, – продолжил судья Дмитрий Мышалов. – И по этому поводу Следственным Комитетом будет проведена проверка».

Прочитано 796 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту