Валерий Савин заговорил

A A A

Бывший вице-губернатор Валерий Савин дал эксклюзивное интервью газете «Улица Московская».
Он рассказал о наиболее вероятных причинах, которые могли спровоцировать возбуждение уголовного дела против него.

Ещё недавно Валерий Савин занимал высокопоставленную должность и курировал работу с органами правопорядка. Теперь же он полагает, что сотрудники Следственного Комитета относятся к нему предвзято. Да и само уголовное дело, по его мнению, является политическим заказом.

 

Пункт отправления
Ещё в 2014 или 2015 г. тогдашний губернатор Василий Кузьмич Бочкарёв принял решение о продаже Пензенского объединения автовокзалов.
На тот момент все акции этого объединения находились в областной собственности. В структуру данной организации входили практически все автовокзалы, расположенные на территории области. В том числе огромный комплекс в центре Пензы, на
ул. Луначарского. А также помещения и земля в крупных районных центрах.
Объединение автовокзалов продавалось под предлогом того, что вырученные деньги будут направлены на приобретение автобусов междугороднего сообщения.
Акции планировалось продавать двумя пакетами: по 49 и 51%. Их стоимость оценивала организация из другого региона. В соответствии с её заключением, стоимость имущества крупного объединения составила всего лишь несколько десятков миллионов рублей.
После этого 51% акций был продан за смехотворную сумму некоей компании «Венера». Как потом выяснилось, директором этой организации оказалась какая-то подставная женщина. И в дальнейших переговорах интересы «Венеры» представлял некий господин Лащагин, которого в определённых кругах называют адвокатом семьи Бочкарёвых.
Летом 2015 г. новый губернатор Иван Александрович Белозерцев дал мне поручение, в соответствии с которым надо было попытаться вернуть автовокзалы в областную собственность.
Так я стал работать над этим вопросом, готовил обращения в органы правопорядка. Мы также провели новую оценку стоимости. Из неё следовало, что стоимость акций, проданных при губернаторе Бочкарёве, была занижена в 3-4 раза.
Надо сказать, что поначалу органы правопорядка не хотели браться за это дело. В частности, ФСБ и СКР интереса не проявили, прокуратура всё от себя отбросила. Единственные, кто этим заинтересовался, – сотрудники Управления МВД по Пензенской области. В феврале 2016 г. они возбудили уголовное дело по факту продажи акций, и потихоньку начался процесс возврата областной собственности.
Незадолго до этого, где-то в январе 2016 г., мне звонил Василий Кузьмич и намекал, что зря я этим вопросом начал заниматься.
В марте следствие начало набирать обороты, и Бочкарёв позвонил мне ещё раз. Он сказал, что готов вернуть эти акции, но с условием. По его словам, цена возврата должна быть другой – в 3 раза выше той суммы, что компания «Венера» заплатила по договору купли-продажи. По словам Василия Кузьмича, это было связано с тем, что на тот момент вырос доллар.
Я ему сразу сказал, что, Василий Кузьмич, мы этого сделать не сможем, поскольку таких средств у регионального правительства нет, да и вообще это незаконно. Максимум, что могла предложить Пензенская область своему бывшему губернатору, – увеличить стоимость акций на 8,4% в соответствии со ставкой рефинансирования Центробанка.
Начались долгие переговоры. Интересы губернатора в них представлял тот самый юрист Лащагин. Василий Кузьмич мне так и сказал: «К тебе придёт мой юрист Лащагин, ты с ним решай и договаривайся. Акции будем возвращать по той цене, которую я озвучил».
В процессе переговоров сторона бывшего губернатора пыталась выставлять разные условия. Например, они соглашались на ставку Центробанка в том случае, если область отдаст им землю в Шемышейском районе.
Проблему решали мучительно и долго. Но в результате акции удалось вернуть в собственность области. Мы всё-таки заплатили на 8,4% больше, но землю в Шемышейском районе отстояли.
Я даже не берусь считать, на какую сумму мы вернули имущество. Оценивать этот результат в деньгах неуместно, поскольку автовокзалы – это вообще-то объекты социальные.
И в нашем дотационном регионе было крайне неправильно передавать их в частные руки. Позиция губернатора Белозерцева была такова, чтобы оставить автовокзалы в собственности государства и чтобы они работали на людей.
Я с этой позицией согласен.
Тем более, по словам сотрудников Правительства Пензенской области, имевших отношение к реализации этих акций, ещё в 2015 г. был готов проект создания торгово-развлекательного центра на базе Пензенского автовокзала на ул. Луначарского.
Очевидно, что моя работа, которую я выполнил в соответствии с поручением губернатора Белозерцева, не дала осуществиться этим планам.


Как медицину лечили от монополизма
Параллельно с этой работой мы стали наводить порядок на рынке закупок медикаментов для пензенских больниц.
В эпоху Василия Кузьмича получалось так, что велась игра в одни ворота. То есть был монополист, который везде пытался протолкнуть свою продукцию, и у него это, как правило, получалось.
Как выяснилось, практика в системе закупок была такова, что документацию на торги готовили даже не медицинские учреждения, а сам поставщик. По сути, он готовил её под себя.
В силу должностных обязанностей мне приходилось визировать эту документацию, мне приносили пакеты документов из разных учреждений. И я однажды разложил всё это перед собой на столе. Допустим, документы из 6-й горбольницы, из областной больницы, из детской больницы и других – все они были сделаны в едином стиле и единым шрифтом.
Я спросил у человека, ответственного за это: «А почему так? Вроде учреждения разные, каждое готовит под себя свой пакет документов».
Так этот человек удивился и говорит: «Мы отдали поставщику, он сам всё подготовил».
В общем, мы попытались навести порядок в этой сфере и создать условия здоровой конкуренции при поставке медикаментов.
Отчасти нам это удалось. Уже по итогам 2016 г. другие поставщики взяли на себя порядка 25% от общего объёма поставляемой продукции в медицинские учреждения. Появилась конкуренция, появились более низкие цены.

savin

Дачный участок Валерия Савина на Барковке.


 

Когда зашёл за черту
Как и намекал Василий Кузьмич, работа над этими вопросами отразилась на моей дальнейшей судьбе. И теперь я являюсь фигурантом уголовного дела, абсолютно абсурд-ного, на мой взгляд.
По версии следствия, я незаконно присвоил полоску земли, которая якобы принадлежит муниципалитету и находится рядом с моей дачей на Барковке.
Из этой мухи раздули настоящего слона. Причём надувать его начали как раз весной 2016 г. – сразу после того, как полиция возбудила уголовное дело по факту продажи акций Пензенского объединения автовокзалов. Главные информационные атаки шли через портал «Пенза-Пост», которым владеет Тузов.
Впоследствии Следственным Управлением СКР по Пензенской области было возбуждено уголовное дело.
В своё время эта структура отказалась расследовать сомнительную сделку по автовокзалам. После того как этим занялась полиция, мне звонил тогдашний руководитель СУ СКР Олег Трошин и высказывал претензию. Дескать, зачем отдали автовокзалы в УВД, это же тема Следственного Комитета!
Я напомнил, что СКР не заинтересовался этой темой, поэтому её и отдали в полицию.
Трошин был очень недоволен, что расследовать дело по автовокзалам будут в полиции.
Зато теперь Следственный Комитет занимается клочком земли рядом с моей дачей.
Участок в садоводческом товариществе «Искра-1» я приобрёл ещё в 2003 г. Им пользовался в основном мой отец, пока был жив. Потом дачей стала заниматься тёща. Из построек там только гараж, срубовый дом и небольшая баня. Дворцов там нет.
Мне вменяют в вину, будто я преступным путём похитил 844 кв. м земли, которая принадлежит городу.
Но на самом деле речь идёт об узкой полоске, которая опоясывает мою дачу с трёх сторон.
Чтобы понять абсурдность всей этой ситуации, достаточно взглянуть на кадастровую карту.
Максимальная ширина этой полоски земли – 6 м. Минимальная – несколько сантиметров. Здесь даже сарай не построишь.
Причём проблема с землёй коснулась не только меня одного. Это головная боль для всего садоводческого товарищества «Искра-1». Дело в том, что Администрация г. Пензы до сих пор не даёт дачникам возможность установить границы и выровнять заборы в единую линию. Из-за этого люди попадают под штрафы.
Речь идёт про совершенно ничтожные клочки земли. Не было бы там забора, лежал бы мусор и рос бурелом. Пожары в этих зарослях происходили неоднократно. Потому что едут отдыхающие на пляж, бросают окурки, а там много сухой листвы. И всё начинает гореть. Я сам однажды тушил такой пожар.
Но даже если допустить, что клочок земли рядом с моим забором вдруг понадобился городу, всё можно было бы решить в рамках гражданского судопроизводства.
savin2Однако по данному пути никто не пошёл. В отношении меня почему-то потребовалось заводить уголовное дело.
Весной 2017 г. стоимость земли, которую я будто бы похитил, оценивали в 1,6 млн руб., что вообще является полным абсурдом. Я думаю, это было связано с попыткой вменить мне хищение муниципального имущества в особо крупном размере.
После того как уголовное дело против меня было всё-таки возбуждено, следствие произвело повторную оценку стоимости земли. И оказалось, что она упала почти в 4 раза – до 460 тыс. руб.
Но даже эта сумма является спорной, поскольку эксперт оценивал все эти клочки как полноценный участок правильной формы, без учёта понижающих коэффициентов.
По сути, эти 844 кв. м представляют собой набор в виде лоскутного одеяла, а их общая стоимость не превышает 150 тыс. руб. Это по оценкам экспертов, которые сделали расчёт по формуле с использованием коэффициентов.
Землю я ни у кого не крал.
О том, что забор выходит за пределы участка, я узнал ещё несколько лет назад. С тех пор мной предпринимались попытки привести всё это в соответствие с законом. В частности, в 2013 г. я обращался в правление СНТ «Искра-1», а в феврале 2016 г. обращался в Администрацию г. Пензы, лично к Виктору Николаевичу Кувайцеву. Я готов был выкупить эти квадратные метры или взять их в аренду.
После чего Виктор Николаевич дал своим сотрудникам поручение проработать эту тему. Они подняли документы Росреестра и увидели, что это земли коллективного пользования, которыми вправе распоряжаться члены садоводческих обществ. То есть документы говорят, что это даже не муниципальная земля.
И следствие тоже видит, что земля коллективного пользования в СНТ «Искра-1» имеется. Однако оно полагает, что я всё-таки преступным путём похитил там какую-то муниципальную землю, войдя в преступный сговор с заместителем мэра Ириной Владимировной Ширшиной.


Следствие ведут
Уголовное дело в отношении меня было возбуждено только в декабре 2017 г. Они долго шли к этому.
Сначала, в феврале 2017 г., возбудили дело на Владимира Анатольевича Попкова, который подписал постановление о выделении земли якобы задним числом.
В августе 2017 г. возбудили дело на Ирину Владимировну Ширшину. И только 12 декабря 2017 г. они возбудили дело на меня.
Полагаю, их главная цель состояла в том, чтобы найти на меня дополнительный компромат.
Сразу после возбуждения дела последовала серия обысков в моей квартире, а также в квартирах моих детей, тёщи. И даже у моих друзей были проведены обыски.
Один из моих друзей является предпринимателем, мы знаем друг друга больше 25 лет. Оперативники пришли к нему, произвели обыск в офисе, изъяли всю документацию, компьютер. Они хотели доказать, что я чуть ли не совладелец этого бизнеса и что мой друг платит мне деньги.
Его вызывали на беседу в одно из учреждений и предлагали написать заявление, что он Савину платит.
Он им сказал: «Вы с ума сошли? Мы дружим семьями больше 25 лет, я ему в жизни не платил никогда. А вы предлагаете написать заявление на собственного друга?»
В ходе обысков они, видимо, планировали найти документы, которые подтвердят хоть какую-то мою противоправную деятельность. Как я понимаю, до этого в адрес органов правопорядка поступали какие-то клеветнические заявления, что я беру взятки, что у меня имущества на сотни миллионов рублей.
После обысков была вброшена информация о десятках миллионов рублей, обнаруженных на моей квартире.
На самом деле это неправда.
Наличкой у меня нашли только 100 тыс. руб. Хотя как нашли… Я их даже и не прятал. Это были выплаты, которые я получил после ухода со службы, и зарплата супруги.
Они сначала хотели изъять эти деньги, я сказал: «Ребят, это последние деньги семьи. Нам надо дальше каким-то образом жить».
После этого следователь начал кому-то звонить и докладывать о найденной сумме. Тот, кому он звонил, приказал не изымать эти деньги.
У тёщи они обнаружили сберегательную книжку, там было около 3 млн руб. Это были её сбережения, в том числе от проданной квартиры. Книжку конфисковали.
Больше никаких финансовых средств у нас не было: ни у меня, ни у тёщи, ни у детей. Потому что таких денег, о которых сообщали СМИ, я никогда в жизни не имел.
Однако заранее была подготовлена информационная бомба, которую вбросили в СМИ. И её цель понятна.
В соответствии с законом срок предварительного расследования по уголовному делу – один год. С учётом того, что дело по моему участку было возбуждено в феврале 2017 г., этот срок уже истёк. Веских доказательств моей вины не найдено.
В феврале 2018 г. Москва дала добро на то, чтобы продлить срок предварительного следствия до 17 мая. Эта дата уже на носу, однако знакомиться с материалами расследования мне никто не даёт. Следователь сказал, что снова будет обращаться в Москву за продлением срока предварительного расследования до 17 августа.
Видимо, цель обысков в декабре была связана именно с этой февральской датой. Они хотели ударными темпами собрать на меня компромат в ходе обысков, навешать кучу коррупционных статей со взятками и решить свой вопрос.
Полтора года назад уголовное дело начинал следователь Серебряков. Потом он резко ушёл с него. Возможно, честь и совесть не позволили ему заниматься этим.
Потом какое-то время делом занимался следователь Чапанов, но он тоже ушёл.
Теперь делом занимается следователь Вавилкин, который сидел в Следственном управлении на декретной ставке. По разговорам, которые ходят в СКР, им дали команду, деваться теперь некуда, поэтому будут идти до конца.
Доказательства моей невиновности, которые я им предоставляю, они не видят и не слышат. Хотя в мою пользу есть свидетели, есть показания.
Следователи долдонят, что я заведомо знал о муниципальном статусе этих клочков земли рядом со своим забором, а значит, умышленно их украл.
Хотя в представлении Следственного Комитета, направленного на имя губернатора в июле 2017 г., указано, что в СНТ «Искра-1» имеется 1,5 га земли коллективного пользования, и это подтверждается сведениями Государственного кадастра недвижимости. Именно за счёт этой земли и был сформирован спорный участок, из-за которого возбуждено уголовное дело.
Меня просто не хотят слышать. Закрывают глаза, закрывают уши. Просто театр абсурда.

Прочитано 2411 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту