Преступление в тарелке?

A A A

Следственное Управление Следственного Комитета РФ по Пензенской области отказалось комментировать версию о финансовых махинациях, которые могли происходить в столовой для его сотрудников.

Гражданская позиция со вкусом личной неприязни
На минувшей неделе в редакцию «Улицы Московской» обратилась Людмила Лёвина: в 2014 и 2015 гг. она мыла посуду и чистила овощи в столовой, что находится по адресу ул. Ростовская, 44, в том же здании, что и Следственное Управление СКР по Пензенской области.
Она рассказала, что оставила место работы из-за денежных разногласий с заведующим столовой. «Был уговор, что официально я буду получать 5 тыс. руб. в месяц, и ещё 5 тыс. руб. мне обещали доплачивать неофициально».
Но потом размер «серой» зарплаты снизился. И Людмила Лёвина ушла.
Полтора года она пыталась восстановить справедливость через полицию, налоговую инспекцию и центральный аппарат СКР в Москве. На все её обращения приходили ответы, которые носили характер формальных отписок.
В личных беседах люди в форме говорили Людмиле Лёвиной о том, что, наверное, она просто испытывает личную неприязнь к заведующему столовой.

skr


«Мы в курсе её жалоб», – сказала «УМ» по телефону руководитель пресс-службы регионального СУ СКР Людмила Фомина. Но после консультаций с руководством она отказалась от комментария.
Причастность Следственного Управления к этой истории на самом деле стоит под вопросом.
С одной стороны, СУ СКР не являлось работодателем Людмилы Лёвиной. Она трудилась по договору с ООО «Персонал», которое располагается в соседнем здании. Именно эта организация в свое время выиграла государственный контракт на оказание услуг в столовой СУ СКР по Пензенской области. Видимо, она же осуществляла подбор и организацию работы персонала столовой.
С другой стороны, события происходили в подвале здания Следственного Управления, прямо под кабинетами, где работают следователи.
Неужели эти молодые люди, пока они принимали пищу в перерыве между расследованием важных дел, не замечали признаков возможного преступления, которые находились буквально в их тарелке? История, развернувшаяся в столовой СУ СКР, может касаться бюджетных денег. В этой связи «УМ» публикует сведения, полученные от Людмилы Лёвиной.
Возможно, соответствующие органы или персоны примут их в работу и ответят на вопросы, которые отказалось комментировать Следственное Управление.


Аппетитный подвальчик
По словам Людмилы Лёвиной, столовая на ул. Ростовской, 44 работает с 2011 г. Она располагается в подвале Следственного Управления СКР и обслуживает только сотрудников и посетителей ведомства. В ней кушают от 30 до 60 человек в сутки.
«Столовая приличных размеров, очень хорошо оборудована. Там стоят мощные электрические печи, рассчитанные далеко не на 60 человек. Очень хорошая немецкая конвекторная печь, 2 электрических тэна для подогрева пищи, потрясающий немецкий холодильник и большой холодильный ларь.
Кухня удобная, все столы из нержавейки. Хорошее дорогое оборудование, овощерезка, ломтерезка, мощная мясорубка для промышленного производства.
В обеденном зале 5 столов на 20 посадочных мест. Стулья обтянуты кожзаменителем. Дизайн современный, всё подобрано по цвету и выглядит эстетично. Посуда и столовые приборы ресторанного уровня».
Из рассказа Людмилы Лёвиной следует, что всё это оборудование приобретено за бюджетные деньги и является собственностью Российской Федерации. Кроме того, бюджет будто бы оплачивал расходы за отопление, воду, электричество и даже моющие средства.
К сожалению, региональное СУ СКР отказалось уточнить, как вёлся контроль за деятельностью столовой и куда направлялась прибыль.
Однако по предположению Людмилы Лёвиной, деньги могли уходить отнюдь не в государственную казну, а вполне конкретным людям. И при этом могли не облагаться налогами.
Людмила Лёвина: «В октябре 2014 г. заболела наш повар Тамара Буханкина. На всю столовую осталась только я. Начальник финансово-экономического отдела Татьяна Васильевна Подопригора попросила меня подыскать знакомого повара. Я вспомнила про Лилию Александровну Алиеву».
По словам Лёвиной, повар Алиева работала в то время в столовой индивидуального предпринимателя, что находится в микрорайоне Север. Работа была рядом с домом, а заработок Алиевой составлял порядка 19 тыс. руб. в месяц.
Видимо, только любовь к следственным органам заставила госпожу Алиеву сменить работодателя и ездить на работу в противоположный конец Пензы за официальную зарплату 6 тыс. руб. в месяц.
Из рассказа Людмилы Лёвиной следует, что неофициальный заработок повара в столовой СКР мог составлять как минимум 40 тыс. руб. в месяц.
Эта сумма складывалась из прибыли, которая будто бы нигде не фигурировала и налогами не облагалась.
Людмила Лёвина: «При трудоустройстве нас предупреждали, что место здесь хорошее, люди в столовую приходят платёжеспособные, проверок СЭС не бывает. Главное условие – относиться к работе по-человечески, готовить вкусно, и тогда всё будет хорошо».


Как кушают следователи
По подсчётам Лёвиной, в 2014 и 2015 гг. ежемесячная выручка столовой составляла порядка 130 тыс. руб. Из них как минимум половина – чистая прибыль.
В основном посетителями столовой являлись работники Следственного Управления.
Иногда здесь кушали адвокаты и другие посетители, которых пустили через проходную.
Людмила Лёвина: «Люди культурные, образованные, спокойные и воспитанные. Платёжеспособные люди, могут позволить себе дорогие обеды. Девушки-то питались поскромнее: возьмут салат, что-нибудь из первого либо второго. У них выходило по 100-120 рублей.
А вот мужчины могли и по два вторых взять, особенно мясных блюд. У них выходило по 200-250 рублей».
Самым дешёвым салатом был салат из свежей капусты – 25 руб. за порцию. Дальше шли салат из свёклы, салат из печени, «Оливье».
Самым дорогим являлся салат «Цезарь», и его тоже брали. По словам Людмилы Лёвиной, к 14 часам салатов обычно не оставалось.
На первое варили суп-лапшу, борщ, харчо, рассольник или уху. На второе подавали котлеты по-киевски, мясо в сыре, курицу в сыре и под майонезом, картофельную запеканку с фаршем.
Гарнир бывал стандартным: макароны, пюре, жареный картофель. Особенную страсть работники Следственного Управления испытывали к тушёным овощам.
В качестве напитков давали компот и совсем редко варили кисель. Алкоголь в столовой не продавался.
Людмила Лёвина: «Когда пришла Алиева, в меню появилось много рыбы, потому что у неё муж рыбак, и она прогоняла его улов через столовую. Рыба была дорогая, до 70 руб. за кусок. В кулинарии «Терновского куста» такой же кусок можно было за 35 руб. купить».
Больше всего работники столовой полюбили омоновцев, которые привозят подследственных.
«Омоновцы кушают очень хорошо и очень много, – вспоминает Людмила Лёвина. – Они сметали всё: и вчерашнюю, и позавчерашнюю еду. У каждого выходило по 300-350 руб. И когда они уходили, Лилия Александровна даже петь начинала – мурлыкала что-то под нос, потому что доход большой».


И как кушают начальники следователей
По словам Людмилы Лёвиной, для начальствующего состава в столовой была отдельная vip-комната: «Хороший деревянный стол, 4 стула, на полу лежал палас, стены обиты гобеленом, красивая люстра, музыкальный центр и сервант с хорошей посудой. Кушать туда ходили в основном два заместителя, но иногда спускался и генерал Трошин. Если приезжали важные гости, они тоже кушали в vip-комнате все вместе».
У начальства были особенные столовые приборы: Людмила Лёвина мыла их отдельно и с общей посудой не путала.
По её словам, готовили им также отдельно: если салат – то поинтереснее, если кусок говядины – то побольше, чем остальным.
Первое для следователей и их начальников готовили в общем котле. Но в миску генерала и его заместителей не жалели мяса. А всем остальным следователям – как рука возьмёт.
Людмила Лёвина: «Генерал Трошин обедал у нас редко, он уезжал обедать в другое место. В еде он совершенно неприхотливый и некапризный: любит простую картошечку. Специально для него почистят, разрежут на четвертинки и жарят в шкафу. Он очень хороший и добрый человек».
По словам Людмилы Лёвиной, генерал Трошин настолько добр, что даже упрёки высказывал через посредников: «Был случай – Алиева купила дешёвое подсолнечное масло. А тут гость приехал, генерал привёл его покормить, и у него потом была изжога.
Пришла Татьяна Васильевна Подопригора и говорит: «Генерал предупредил, что, если такое ещё раз повторится, он её уволит». Алиева ответила: «Всё понятно, будет сделано». После чего купила бутылку хорошего масла для начальства».


На десерт
Из 12 ответов, которые поступили на жалобы Людмилы Лёвиной, следует, что она добросовестно заблуждается в своих подозрениях.
В частности, в ответе за подписью полковника юстиции Шацкого, старшего помощника руководителя СУ СКР по вопросам собственной безопасности, сообщается, что в 2014 г. Лилия Алиева работала по трудовому договору и её заработная плата составляла 6 тыс. руб.
Полковник юстиции не стал выяснять причины, по которым госпожа Алиева оставила ради этого места должность с зарплатой 19 тыс. руб.
И не обратил внимания на то, что через трое суток после увольнения Лёвиной госпожа Алиева была зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя. А ещё через двое суток заключила договор на оказание услуг по организации питания в Следственном Управлении СКР.
Людмила Лёвина: «Уборщицы рассказывали, что после моего ухода там была полундра, из бухгалтерии кому-то названивали и срочно составляли договора».
Пожалуй, только ИФНС России по Первомайскому району г. Пензы выразила Людмиле Лёвиной благодарность за предоставление информации о том, что в здании СУ СКР, оказывается, работает столовая.
«Ваша информация будет использована в контрольной работе в рамках компетенции налоговых органов», – обещала заместитель начальника Первомайской ИФНС, советник 2 класса Шукшина в своём письме от 20 апреля 2016 г.
Более писем из налоговой с благодарностью Людмиле Лёвиной не поступало.

Прочитано 1293 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту