Точка Кутасина

A A A

21 апреля в рамках уголовного дела в отношении предпринимателя Олега Тоцкого был проведён ещё один следственный эксперимент. Он стал вторым по счёту за 4 дня.

 Тайна Дениса Кулагина
В воскресенье, в 20 часов с минутами, движение по пр.Победы снова было ограничено.
Следователи и эксперты на протяжении трёх с половиной часов изучали место столкновения автомобиля под управлением 54-летнего Олега Тоцкого с мотоциклом под управлением 21-летнего Марата Шарипова, скончавшегося от полученных травм в день аварии – 14 сентября 2012 г.
Как и в прошлый раз, главным на асфальте был старший лейтенант юстиции Денис Кулагин, который является заместителем начальника Следственного отдела СКР по Октябрьскому району. Это четвёртый по счёту следователь в деле Олега Тоцкого.
Напоминаем, что действия первого следователя по решению Октябрьского районного суда г. Пензы признаны незаконными.
Денис Кулагин, как и полагается следователю, говорил мало, спрашивал много, на вопросы журналиста «УМ» не отвечал. Впрочем, с места проведения эксперимента не выгонял.
Для чего Денис Кулагин в воскресный вечер на три с половиной часа ограничил движение по пр. Победы, так и осталось загадкой.
Как пояснил сам Денис Кулагин, это тайна следствия. «Мы не хотим разглашать данную тайну, поэтому я отказываюсь отвечать на этот вопрос. Это моё решение, и я отказываюсь его комментировать. Я посчитал, что это необходимо».
После данного заявления Денис Кулагин ушёл на проезжую часть и в течение 40 минут рисовал на асфальте аварию. На этот раз её рисовали цветными мелками: зелёным, синим и красным.

Как «ловили» точку
В 21.08 на асфальт пригласили Алексея Кутасина, который является ведущим экспертом Пензенской лаборатории судебно-медицинской экспертизы Министерства юстиции РФ. Именно этот человек ставил свою подпись под двумя автотехническими экспертизами, приобщёнными в настоящий момент к уголовному делу.
Алексея Кутасина попросили показать на асфальте, где же находится та точка, в которой произошло столкновение.
Алексей Кутасин посмотрел на асфальт, потом – на бордюр, потом – на следователя Дениса Кулагина.
Потом присутствующие услышали набор вопросов и ответов, из которых следует примерно следующее:
1)точка столкновения должна находиться в 6 метрах от пересечения пр. Победы с ул. Урожайной;
2)то есть с правым краем проезжей части;
3)речь идёт, конечно же, о правом крае пр. Победы;
4)хотя может идти о правом крае ул. Урожайной;
tozkiy

5)если речь идёт о правом крае ул. Урожайной, тогда точка столкновения будет находиться не здесь;
6)а где?
а это не совсем понятно, потому что по протоколу ДТП ширина ул. Урожайной составляет порядка 7 метров, а на самом деле там около 5 метров.
С каждым новым ответом у присутствующих появлялись новые вопросы. Люди перестали понимать, что происходит, и это следовало немедленно остановить!
Следователь Денис Кулагин заглянул в экспертизу за подписью Алексея Кутасина и обнаружил ещё один ориентир: точка столкновения находится в конце тормозного следа.
Взоры присутствующих устремились на асфальт, и оказалось, что тормозной след заканчивается ещё до перекрёстка.
Точка эксперта Кутасина прыгала по асфальту, словно мяч по футбольному полю. Задача следователя заключалась в том, чтобы поймать её и привязать к проезжей части.
Ведущего эксперта Пензенской лаборатории судебно-медицинской экспертизы Министерства юстиции РФ попросили определиться, где же произошло столкновение.
– Вот здесь! – Алексей Кутасин сказал, как отрезал.
На асфальте, в 6 метрах от перекрёстка, нарисовали жирную точку и присвоили ей имя – точка Кутасина.
Потом подумали, нарисовали на всякий случай ещё одну точку и назвали её «Точка Кутасина № 2».
Присутствующие недоумённо переглядывались: расстояние между точками Кутасина составляло 2,35 метра!

Смертельная траектория
Олег Тоцкий, которого на протяжении нескольких месяцев клеймят в Интернете и который неоднократно заявлял о том, что дело против него кем-то «заказано», попытался дать свои комментарии.
Однако комментарии Олега Тоцкого были излишни. Люди смотрели на асфальт, и линии с точками наводили их на определённые размышления.
Через какое-то время движение по пр. Победы полностью перекрыли, на проезжую часть выехал джип «Линкольн-Навигатор», аналогичный тому, за рулём которого в день ДТП находился Олег Тоцкий.
Внедорожник тронулся с места и проехал через точку, которая была отмечена со слов Алексея Кутасина. Колёса внедорожника весом 3,6 т проехали по нарисованному мотоциклу, трупу и пассажиру. При этом получалось, что через несколько секунд после этого пассажир должен был встать, дойти до бордюра и остаться живым.

Точка Оськиной
В № 2 от 25 января 2013 г. «УМ» опубликовала выдержки из экспертного заключения № 192/16 за подписью Людмилы Оськиной, эксперта с 28-летним стажем из ООО «Авто-Экс».
По версии Оськиной, скорость мотоцикла, врезавшегося в автомобиль Олега Тоцкого, составляла 168,3 км/ч.
Кроме того, Людмила Оськина в своём заключении указывала на точку столкновения. По сравнению с точкой Кутасина, она находится на 3,8 м ближе к перекрёстку с ул. Урожайной.
21 апреля, во время следственного эксперимента, эта точка была обозначена под номером третьим, через неё также проезжал автомобиль.
Стоит отметить, что точка Оськиной логично укладывается в рисунки на асфальте и в обстоятельства ДТП.
Двигаясь по траектории, проложенной через данную точку, внедорожник Олега Тоцкого не наезжает колёсами на мотоцикл, водителя и пассажира. Кроме того, время выполнения манёвра разворота и сам манёвр соответствуют показаниям свидетеля Антона Белугина, находившегося в момент ДТП на остановке общественного транспорта.
Эксперт Оськина также отмечает, что мотоцикл под управлением Марата Шарипова двигался по 4-й полосе от правой по ходу движения обочины, а столкновение с автомобилем Олега Тоцкого произошло на 1-й и 2-й полосах, когда Тоцкий завершал манёвр разворота.
Другими словами, непосредственно перед столкновением мотоцикл ушёл почему-то вправо, при свободной левой полосе.
По версии эксперта с 28-летним стажем, это скорее всего связано с тем, что Марат Шарипов, двигаясь на предельно высокой скорости и поняв, что тормозить уже бесполезно, запаниковал, испугался и бросил руль.
До столкновения оставались доли секунды. Руль, брошенный Маратом Шариповым, повернул вправо, и мотоцикл на скорости свыше 100 км/ч врезался в правую переднюю дверь внедорожника под углом 59 градусов.
По словам Людмилы Оськиной, гибель мотоциклиста связана прежде всего с очень высокой скоростью его движения, которая, по расчётам, почти в 3 раза превышала допустимую по городу.
Кстати, замеры, сделанные в рамках следственного эксперимента от 21 апреля, показывают, что в тот момент, когда Олег Тоцкий приступил к манёвру разворота, мотоцикл Марата Шарипова находился на путепроводе, на расстоянии 339 м. Минимум через 5 секунд он уже находился в передней двери внедорожника.


 Позиция журналиста
На минувшей неделе в редакцию «Улицы Московской» поступило несколько звонков от читателей, которые просили взять в руки калькулятор и ещё раз прочитать статью про дело Олега Тоцкого, опубликованную в № 14 от 19 апреля.
Читателей смущал абзац, в котором сообщалось о замерах, полученных во время следственного эксперимента 17 апреля. Дескать, мотоцикл не мог преодолеть 384 метра за 4,9 секунды. В этом случае он должен двигаться со скоростью 282 км/ч, что в принципе невозможно, да ещё с пассажиром.
«УМ» согласна с тем, что это невозможно. Именно поэтому «УМ» не утверждала, что мотоцикл двигался на такой скорости. Мы всего лишь опубликовали цифры, официально полученные в ходе эксперимента. При этом время в 4,9 секунды является минимальным замером.
Если взять данные эксперимента от 21 апреля, то, по идее, должна получиться скорость 244 км/ч. И эта скорость, по мнению «УМ», также маловероятна.
Вместе с тем, «УМ» полагает, что скорость мотоцикла была выше 100 км/ч, а это много.
Хочется отметить, что за расследованием ДТП с участием Олега Тоцкого я слежу с первых дней, этой резонансной теме посвящено порядка 10 моих публикаций.
Объективен ли я?
Нет, не объективен.
В качестве источников информации я использую точку зрения Олега Тоцкого, его адвоката Марты Дыбновой, а также показания свидетеля ДТП Антона Белугина, координаты которого удалось отыскать в январе 2013 г. благодаря помощи читателей «Улицы Московской».
Я не использую точку зрения родителей погибшего Марата Шарипова, потому что они, наверное, не хотят выходить на связь. Но я напоминаю ещё раз, что готов отразить их точку зрения.
Я не использую показания выжившего пассажира 23-летнего Руслана Яхина, потому что он также не выходит на связь, хотя его показания были бы интересны.
Единственная информация, которую «Улице Московской» удалось получить о погибшем Марате Шарипове, исходила от Светланы Калевод, которая была его классным руководителем в период учёбы в Пензенском техникуме железнодорожного транспорта в 2007-2010 гг.
К сожалению, я не могу получить комментарии сотрудников Следственного Комитета, потому что они отказываются давать какие-либо комментарии журналистам «Улицы Московской». По слухам, это связано с негласным распоряжением их руководителя Олега Трошина.
Исходя из вышеизложенного, я делаю вывод о своей необъективности.
Тем не менее, я считаю, что из всех пензенских СМИ «Улица Московская» является единственным источником, который проливает свет на это резонансное дело и предаёт огласке в том числе те факты, которые, по версии Олега Тоцкого, пытаются скрыть от общественности.

Прочитано 1900 раз

Поиск по сайту