Белозерцев открыл ящик Пандоры

A A A

Обыск в Управлении муниципального имущества г. Пензы, о котором «Улица Московская» сообщила в выпуске от 20 ноября (на сайте № 849), вызывает немало вопросов о стоящих за этим лицах и интересах. Данное управление часто фигурирует в конфликтах, связанных с землей, бизнесом и соответствующей документацией, о чем «УМ» неоднократно сообщала.
Своим мнением о происходящем с «УМ» на условиях анонимности поделился юрист одного из фондов в сфере развития регионов, более 10 лет занимающийся правоприменительной практикой.
Этой публикацией «Улица Московская» готова начать цикл и предоставить желающим возможность высказать свою точку зрения на закулисье пензенских бизнес-конфликтов.

pandora

Бизнес-конфликты в Пензе начались с «Пензастроя».
Известно, что ресурсоснабжающая группировка, строительная или любая другая вынуждены иметь своих представителей в органах власти, в том числе и в законодательной.
У Лаврентьева есть свои представители в администрации, они не скрываются, работают в его империи директорами. У бывшего депутата Сухова есть свои представители. У Фомина была Воронина в свое время в городской Думе. Насколько будут выгодны решения гордумы какой-либо бизнес-империи, сразу понятно по их представителям.
Василий Бочкарев грамотно создавал и соблюдал баланс интересов между бизнес-империями. Если где-то происходил очевидный «отжим», он никогда не отнимал все, говорил, что вот этого достаточно, и оставлял бизнес на какое-то время в покое. Бизнесмен через некоторое время восстанавливался, но знал свои границы, уровень, предел возможностей.
При Кузьмиче сохранялся баланс интересов. Да, были обиды, но он создавал живую конкуренцию, если где-то у кого-то что-то поджимали, то ровно настолько, чтобы ситуация по сравнению с конкурентом не сильно отличалась.
Кроме того, Бочкарев был, на мой взгляд, немножко даже либералом, действовал по принципу «невидимая рука рынка вырулит». От этого «хаоса» была даже польза: открывались объекты торговли, рынки, где товарооборот был больше. Столько, сколько сейчас, налогов не собиралось, но экономика поддерживалась, то есть у людей внутри всегда деньги были.
Все бизнес-заходы в регион осуществлялись через первое лицо субъекта федерации. Он вырастил ГК «Дамате», которая постоянно добавляет очки власти, компанию «Пензастрой».
При Бочкареве главная задача правительства – пополнение бюджета, взыскание налогов – ставилась на последнее место. Он выбивал в центре достаточно много денег, всегда покрывал расходы с помощью федерального бюджета, всегда региону выделяли дотации, никогда не оставляли.
При Иване Белозерцеве это прекратилось, он оказался в компрометирующих обстоятельствах: были средства, а теперь их катастрофически мало.
На первый план снова вышло пополнение бюджета, а не лоббирование интересов определенных бизнес-групп.
* * *
Ивану Белозерцеву ничего не оставалось, как сказать бизнесу: легализовывайтесь, в тени больше работать нельзя.
Первое, что сделал Белозерцев, – поменял кадастровую стоимость под торговыми центрами и под другими объектами недвижимости, причем выступил публично. Заставил кадастровую службу провести верификацию, тем самым отнял «куски» у градостроительной мафии.
Наводился порядок на рынке земельных участков, отнесенных к 16-й группе видов разрешенного использования, кадастровая стоимость которых не рассчитывается и устанавливается равной 1 рублю за земельный участок.
В государственном кадастре недвижимости сведения о виде разрешенного использования отражаются на основании актов органов местного самоуправления. Участки относятся к группам «под общественные деловые цели», «для благоустройства», «для осуществления побочного использования», «под общественную застройку».
Земельный налог поступает в местные бюджеты.
При Бочкареве была схема: кадастровая стоимость неопределенная, следовательно, 1 рубль, а ставка была 2% с кадастровой стоимости, у торговых центров везде указывалось 1-3 рубля. Например, у «Сан и Марта» кадастровая стоимость увеличилась с 1 руб. до 300 млн руб. То есть у большинства выросли затраты из-за новой стоимости ресурсов: было 10000, а стали 1 млн руб. Тем самым Белозерцев спровоцировал конфликты – бескомпромиссную конкуренцию, борьбу за рынок.
Но бизнес стал требовать полного соблюдения законов: если я плачу налоги, то и в остальном пусть все будет по закону.
Таким образом, при Белозерцеве открылся ящик Пандоры. Он требует платить по закону налоги – от него требуют соблюдения законов в других сферах. Именно тут возникли непредвиденные проблемы, конфликты – из-за требования соблюдать законодательство.
При этом местные законодательные акты начали сильно меняться.
Например, по закону 171-ФЗ об алкогольном регулировании поменяли требования к помещениям: в тех, которые раньше были жилыми и выведены в фонд нежилых помещений, запретили торговлю алкоголем.
Триста предпринимателей схватились за голову! Их под корень просто срубили. Перепрофилироваться за короткий период очень сложно, затратно.
Участки ставили на кадастровый учет, не имея на нем объекта недвижимости. По принципу «судьба земли следует судьбе объекта» регистрировали земельные участки по заниженной цене. Это называется вывод земельных участков под видом законности. Эта схема применялась широко, так вывели очень много участков.
Многие блогеры о таких схемах писали: человек покупает участок в определенной зоне за копейку, потом эту зону переводит под малоэтажную застройку. В результате этот участок со 100 тыс. руб. взлетает в цене до 15 млн руб. Это очень прибыльная тема.
Белозерцев сам был мэром, полагаю, он знает схемы вывода муниципального имущества.
Все созывы городской Думы происходил вывод муниципального и государственного имущества.
Кувайцев по поручению Белозерцева принимает меры, препятствующие реализации этой схемы. Соответственно, пополнение бюджета идет за счет выкупа участков по реальной цене. Это примерно 50% от вывода всех земельных участков.
Бизнес начал платить так, как он должен. И стал спрашивать, требовать от власти того же – чтобы все давалось в соответствии с законодательством.
Город у нас дотационный, торговли больше, чем производства. Соответственно, у нас надо бы мягче действовать, может, определить переходный период.
Если раньше можно было, например, при взаимодействии с налоговой писать отсрочки, инициировать какие-то суды, чтобы получить время для уплаты налогов, то при Белозерцеве налоговая стала карательным органом – мол, платите, или мы подаем на банкротство.
Так и хочется сказать: примите меры, примените штрафы, тем самым вы и бюджет пополните. Да, он злоупотребил. А где вы были, когда он это сделал? А кто муниципальный контроль осуществлял?
С одних строго требуют, с других – вообще никак.
* * *
Слабым звеном в силу возраста четыре года назад стал Валентин Журавлев, «Пензастрой». Он мешал определенной группе, которая хотела зайти на рынок.
При серьезных активах, земельных участках и развитой инфраструктуре, которые у него были, причиной стала задолженность в несколько десятков миллионов рублей.
К нему применили требования закона по максимуму. Где-то можно было и мягче, но налоговая отсрочек не дала. Включились кредиторы-банки по залоговому имуществу. И стали дольщиков поднимать, которые стали заложниками и потерпевшими в этой ситуации.
Они стали жертвами амбиций и неумения областной власти распределить баланс интересов.
Без поддержки власти застройщики строить не будут. И она не должна предъявлять сразу максимально строгие требования, а дать время, может, разъяснить, помочь.
Но у нас в Пензе это не принято – помогать и разъяснять. Задолженность по зарплате – трудовая инспекция возбуждает уголовные дела. Другая задолженность – налоговая требует и подает на банкротство.
Если заплатить налог, сделать страховые отчисления, аренду оплатить – это крах в ситуации сегодняшних реалий.
Малый бизнес закошмарили напрочь. Не знаю ни одного бизнесмена, который бы сказал, что ему приятно здесь работать, что благоприятная атмосфера.
* * *
Произошло фактически сращивание исполнительной власти с судебной. Законодательство у нас часто не соблюдается, судебная власть старается встать на сторону исполнительной.
Бизнес понимает, что он не может восстановить свое право даже в суде.
Со стороны власти в отношении бизнеса происходит полный произвол. Это неоднократно высказывали представители бизнес-сообщества Николаю Симонову.
К Александру Пашкову в связи со строительством перинатального центра, например, применили все возможные требования по максимуму – назову их завышенными, – которые должны соблюдаться, но в реальных условиях выполнить их невозможно.
Если всех работников по-белому проводить и делать отчисления 43%, то тендер не выиграть. Все застройщики это знают.
Защищаться в областном суде невозможно. Более высокие инстанции редко меняют позицию и решают ослабить узду в судьбе бизнеса. Это лишь показательные эпизоды. Это везение.
Толкование норм закона – прерогатива судов, они так растолкуют на основании местных норм, что высшие инстанции не разберутся. У них сейчас и так завал, времени нет, в 100 раз завышены нормы рассмотрения дел.
Между бизнесом, судом и исполнительной властью у нас искаженные отношения. Бизнес в 99% случаев не получает реализации своего права и защиту суда. Это стало очевидно. В судах начали пересматривать некоторые гражданские дела, где сразу было ясно, что права бизнеса нарушаются.
* * *
Однако бизнес должен нести бремя областных расходов. При Бочкареве была сильная игра с тарифами.
Основные источники денежных потоков – ЖКХ и земля. Увеличишь коэффициент на 50 коп. – получишь несколько сотен миллионов рублей. Тоже были схемы. Например, организация потребляла газ, но поручителем выступала другая организация, с которой взыскивали и объявляли банкротство.
Это порождало иждивенчество. За ресурсы не платили. Например, за них надо отдать 100 млн руб., но предприниматель не платит, а путем откатов 50 отдает, якобы это прибыль. Но бизнес не развивался.
На это Белозерцев делал ставку. Мол, я научу бизнес работать по-чистому, пусть даже это будет тяжело. Но против него сыграл коронавирус.
За прибыльное направление ЖКХ отвечает вице-премьер правительства Дмитрий Семенов и УФАС.
Они умеют тарифы обосновать. В результате у нас одни из самых высоких тарифов в России. У нас, в дотационном городе, тариф на электроэнергию применяют на том же уровне, что и в развитых странах.
Юрий Ильин, например, новый директор Горводоканала, выставил всем счета за превышение предельно допустимой концентрации (ПДК) вредных веществ. Выявили негативное воздействие на водоотведение, что несложно при заниженных нормах, и начали взыскания, что для бизнеса – последний гвоздь в крышку гроба.
На бизнес главное давление оказывает энергоресурсная мафия, которая по своим схемам повышает нерегулируемые тарифы. В этой ситуации даже губернатор ничего сделать не сможет.
Если положение улучшается, деньги тут же отбирает энергоресурсная мафия с помощью нерегулируемых тарифов. В строительстве отбирают с помощью условий предоставления земельных участков. В любом случае деньги отнимут.
Зачем инвестировать в регион, если все равно все отнимут?
Круги доходной части сужаются. Остается земля.
За землю отвечает Ирина Кочеткова, начальник Управления муниципального имущества. Она одна, и на нее падает огромное число просьб, обязательств.
В сфере ЖКХ влиятельных людей много, в области земельных отношений – одна Кочеткова, от подписи которой все зависит. Каждому бизнес-клану надо, чтобы она сделала, как ему нравится.
И ей подложили свинью. Чтобы ее приручить. Она ведет самостоятельную политику. Она никем не сломлена, и удары по ней будут жесткие. Но это не значит, что она плохой человек. При Кочетковой ничего из муниципального имущества не убывает.
* * *
Власть начинает перераспределять нагрузку. Раньше чьи-то интересы лоббировали, а сейчас им надо отчитываться, сколько денег в бюджет принесли в результате выявленных нарушений и штрафов.
Но так как некоторым дали, например, оформить скважину незаконно или разрешили ею пользоваться незаконно, то с другого требовали платить по полной при одинаковом производстве, т. е., соответственно, затратная стоимость увеличивалась.
Бизнес-империи при Белозерцеве развиваются только те, которые выдерживают завышенные требования. Или те, на действия которых власть глаза закрывает.
Если к одному торговому центру применяются строгие требования, то почему другой, например «Онежский», делает что хочет? Его территория не выдерживает критики: там проехать негде, пешеходу пройти негде. А стоит на первой линии.
Долгострой «Интурист» вообще налог на имущество не платит. Почему? Никто на это никогда не посягал.
Кому-то можно, кому-то нет – конфликт назрел.
Бизнес давит и выдавливает тех людей, которые не реагируют и требуют по максимуму. Начинают компромат копать и публиковать, обвинения предъявлять.
Есть положительный результат: доходная часть от налогов сейчас больше, значит, меньше бизнеса остается в тени.
Вопрос – сохранит ли губернатор при постоянном трении между группами количество налогоплательщиков? Каждый день закрываются и ликвидируются ИП и ООО. Можно было бы снизить налоговую нагрузку на имущество.
Задача власти – сохранить баланс интересов с бизнесом.
Бизнес думает: если мне власть не дает развиваться, значит, мне нужен мой человек в органах власти.
Если власть не найдет способ выстроить отношения с бизнесом, то это закончится плохо для власти. Есть политические способы борьбы, может появиться человек, выступающий катализатором народных выступлений.
Народ неглупый, найдет способ высказаться. Тогда приедут люди с проверкой, как в Челябинск, порекомендуют поаккуратнее себя вести, ослабить гайки.
Выход – понизить налоговые ставки или энергоресурсную мафию убрать.
* * *
Ящик Пандоры вскрыт, поэтому сейчас, если куда-то заходишь, сразу надо думать, как оттуда выйдешь.
Белозерцев, наверное, не думал, что на второй срок пойдет, а теперь надо думать, как выходить. Все с него спрашивают: дайте! А сейчас кризис, Белозерцев вынужден все вводить и вводить режим ограничений. Рынок общепита снизился в разы.
Зачем было уничтожать «Пензастрой»? Можно было дать рассрочку. Но сейчас были бы рабочие места, новые технологии, площадки, завод.
Зачем налоговая грохнула «Старый пивовар»? Это было рабочее, выстроенное по структуре предприятие. Ну выдайте представление, сделайте проверку, но зачем до конца кошмарить, чтобы уничтожить?
Хочется спросить: покажите, какая организация и как выполняет досконально, абсолютно все требования законодательства?
По области, если не ошибаюсь, у 90% спиртзаводов отобрали лицензию – они стоят. Это гигантский удар по региону. Чтобы восстановить такое производство, понадобится в два раза больше средств.
У всех предприятий сейчас проблемы, но не потому, что плохо, а потому, что баланс интересов нарушен.
Как обошелся губернатор с уполномоченным по защите прав предпринимателей в Пензенской области Каримом Кузахметовым? Дал комментарий к его отъезду, что Карим Фаридович ничего не сделал.
Кузахметов оспаривал у «Горводоканала» счета по ПДК, ему прилетел ожесточенный привет, он не понял, продолжил защищать бизнес, потому что видел, что это крах. В конце концов Кузахметов уехал.
Именно институт защиты прав предпринимателей должен быть прослойкой между властью и бизнесом.
А здесь у нас до сих пор никого нет.
Если предпринимателям не помогать и кошмарить – останутся три компании и имущество семьи Белозерцева.
Если исполнительная власть не прекратит под прикрытием закона правовой произвол вместе с судами, откажется от поиска и поддержания баланса интересов, революция, наверное, начнется с Пензы.

Прочитано 1355 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту