Иван Белозерцев: «Людей нельзя обижать»

A A A

В связи с решением Ленинского суда г. Пензы о расселении аварийного дома на ул. Комсомольской, 23, «УМ» публикует стенограмму беседы, которая состоялась 17 марта 2016 г. между губернатором Белозерцевым и жителями ряда других аварийных домов, которые также отказываются переезжать в микрорайон «Заря».

Как следует из представления прокурора Ленинского района г. Пензы Евгения Зудихина, дома № 3 по ул. Беляева и № 11 по ул. Фрунзе были включены в список аварийных с такими же нарушениями федерального законодательства, что и дом № 23 на ул. Комсомольской.
Аудиофайл беседы с губернатором доставлен в редакцию издания представителем инициативной группы недовольных граждан. «УМ» публикует расшифровку в аутентичном виде.В записи разборчивы голоса Ивана Белозерцева, заместителя главы Администрации г. Пензы Юрия Ильина, а также самих жителей – Петра Соколова, Натальи Прониной и Юрия Букова.
Соколов: Мы не поедем из своего жилья.
Белозерцев: Ну, не поедете – надо судиться. Правда?.. Беляева, 3 в программе расселения аварийного жилья?
Соколов: Да, всё так.
Пронина: Но как он туда попал – самое интересное.
Соколов: Он был включён в программу по совершенно липовому заключению. У нас даже есть представление прокуратуры, которая признала там подписи липовые. Там принимал решение человек…
Белозерцев: В каком году было включено?
Пронина: В 2008 г. А мы об этом узнали в 2015 г. Семь лет жили в неведении, что наш дом аварийный.
Соколов: Есть претензии у прокуратуры. Тем не менее заключение действующее, постановление не отменено…
Белозерцев: По закону как?
Ильин: Мы готовы на вневедомственной комиссии рассмотреть, но мы не можем 1-3 человек (нрзб) расселиться. Либо через суд…
Белозерцев: Смотри, надо сделать всё чётко по закону. Одни хотят, другие не хотят. Тогда помогите и нервы не мотайте. (Обращается к жителям) Вы должны понимать, что многие жилые дома борются за то, чтобы их включили в программу расселения аварийного жилья.
Соколов: Мы об этом и хотим сказать. Рядом стоят бараки, где люди ходят в туалет на улицу. Их не включили в программу.
Белозерцев: Слушайте, их не включили почему?
Соколов: Их земля не интересна застройщикам. Мы Вам это и хотим сказать. Нас включили в программу неправильно, с нарушением.
Белозерцев: Но вы же не правы!
Соколов: Почему?
Пронина: Прокуратура показывает…
Белозерцев: Да потому что я сам работал в городе. Люди приходят и говорят: ради бога, включите, потому что дом аварийный, на крышу сыплется земля.
Соколов: Для включения в программу есть требования. Должна быть комиссия. Комиссия была? Комиссии у нас не было. Кто признал дом аварийным?
Белозерцев: А почему люди, которые с соседних домов, у которых тоже дома аварийные, не включены? Знаете, почему? Потому что они не знали об этом, и они вовремя не обратились.
Соколов: Нет
Белозерцев: Хах… Слушайте. Я задним числом по решению суда помогал людям, что бумагу потеряли, вовремя не обращались. А закон, например, можно включить до такого-то года. А потом эту дату относили чуть дальше… Хотя и коммерческая земля тоже может присутствовать. Но 90% из обратившихся… Я сам этим занимался.
Соколов: Беляева,3?
Белозерцев: А?
Соколов: Вы Беляева, 3 занимались?
Белозерцев: Не-не. Не Беляева, 3
Соколов: Вы говорите в общем. А я говорю конкретно про наш дом.
Белозерцев: А что там на Беляева, 3?
Ильин: Такой же дом стандартный, как в Заводском районе. Ничего особенного. Обычный нормальный хороший дом. Нужно подать в суд и отменить заключение межведомственной комиссии.
Соколов: Зачем? Мы пришли Вам рассказать, что администрация города нарушила. Есть решение, там подписи поддельные.
Белозерцев: Что нарушила?
Соколов: Там поддельные подписи в комиссии, которая признавала дом аварийным. Этот акт подписал человек, который не имел права это делать. Дом попал в программу вообще необоснованно.
Белозерцев: Слушайте, одни борются…
Соколов: Да. Вот мы и говорим: нас вычеркнете, а включите (в программу по расселению аварийных домов – «УМ») тех, кто борется. В городе полно домов, которые требуют переселения.
Белозерцев: Я говорил, что людей нельзя обижать. Но больше мы отдать не можем. Но и ущемлять людей мы не должны.
Буков: Про ущемлять. А отсылать за 5 км от поста ГАИ в Зарю – это разве не ущемление? Если бы нас расселяли в город, то, может быть, кто-нибудь и не сопротивлялся бы. Но когда нас отсылают за 5 км в какие-то выселки, в поселок Заря.
Белозерцев: Поселок Заря будет развиваться.
Буков: Ну хорошо: как разовьётся, тогда позовёте.
Белозерцев: Не хотите – не переезжайте.
Соколов: Не хотим
Пронина: Мы не хотим переезжать.
Белозерцев: Ваше право – не переезжайте, оставайтесь, живите там.
Соколов: Так мы и хотим остаться жить там.
Белозерцев: Так делайте это по закону.
Соколов: Мы и говорим, что вы нарушили закон. Администрация нарушает закон. Мы жили, никого не трогали. Вы нарушили закон. Мы вам говорим: вот здесь вы нарушили, разберитесь, пожалуйста, без всяких судов. А Вы нам говорите: идите в суд…
Белозерцев: Но в суде-то вы не выиграете. Чё вы мечтаете?
Соколов: Почему?
Белозерцев: Нет, чё вы мечтаете?
Соколов: Для нас суд – затраты.
Белозерцев: Я вам оплачу затраты.
Соколов: Вы лично?
Белозерцев: Да, я оплачу лично. Я вам даю слово: я оплачу вам затраты. Потому что вы знаете, что вы в суде проиграете. По одной простой причине.
Соколов: Не знаем
Белозерцев: Ну, ребят, я же понимаю: вы проиграете.
Соколов: А по какой причине мы должны проиграть? Мы Вам разложили факты: вот, вот, вот. Из-за чего мы проиграем?
Белозерцев: Берётся справка с БТИ на ваш дом. В справке указан процент износа на такой-то год. Каждый год добавляется 1,5%. И это железобетонное основание – справка с БТИ. И если завтра дом завалится, он признан комиссией аварийным… Отвечать-то кто будет?
Соколов: Он не признан комиссией, Вы отталкиваетесь от ложного. Вы говорите «Дом признан комиссией». А мы говорим: «Комиссии не было. Он не признан комиссией».
Пронина: Экспертиза не проводилась.
Белозерцев: По новому законодательству, что должно быть? Экспертиза?
Буков: Да какое оно новое? Оно от 2006 г. А дом в 2008 г. принимали, и не было никаких экспертиз… Это ответ прокуратуры: что все заключения и решения вынесены с нарушением 47-го постановления (Правительства РФ – «УМ»).
Белозерцев: В частности, что там конкретно?
Соколов: 70% износа дома, которые указаны в вашем заключении, не подтверждены никакими документами.
Белозерцев (Ильину): Слушайте, разберитесь по закону. Не хотят – исключите из программы. Но только надо по закону, чтобы не нарушить ничьи права. Соберите собрание. Если люди против – исключите. В чём проблема? Исключите дом. А если хотя бы один человек скажет, что дом аварийный и напишет заявление, назначьте техническую экспертизу, и пусть техническая экспертиза проведёт анализ, сделает заключение. Если аварийный – он должен тогда остаться (в программе – «УМ»). Если экспертиза увидит, что там можно жить и дом не аварийный – пусть проживают, какие проблемы?.. Мы упираемся – провести экспертизу.
Соколов: Мы и пришли сказать, чтобы не доводить до судов.
Белозерцев: Если не аварийный – вопросов нет. Если даже одного процента не хватает – исключайте его из программы… Проведите сейчас экспертизу, они цепляются за юридическую составляющую.
Пронина: Это наша жизнь. Если нас будут под автоматами выселять в Зарю.
Соколов: Конечно, нас выкидывают из города.
Белозерцев: Сделайте всё по закону, проведите экспертизу ещё раз. Если дом по экспертизе будет признан не аварийным и его незаконно включили, вы можете на этом настаивать. Позиция одна: чтобы администрацию, если дом завалится, не посадили за это.
Соколов: По Пензе таких домов, которые заваливаются… Но не наш.
Белозерцев: Но вы должны иметь в виду, что, если ваш дом будет исключен из программы, у вас уже шансов за счет государства куда-то переместиться просто не будет
Соколов: Он 50 лет простоял и простоит больше, чем стоят дома, которые строят в Заре.
Белозерцев: Он кирпичный у вас или деревянный?
Соколов: Он шлакоблочный.
Белозерцев: Ну, может быть.

Прочитано 1760 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту