Самое читаемое в номере

Владислав Жилинский: «Мне завод до сих пор снится»

A A A

В октябре 2021 г. отметил 85-летие Владислав Жилинский, заслуженный машиностроитель Российской Федерации, который в течение 11 лет, с 1976 г. по 1987 г., был директором завода ТЭМ (ныне ПАО «Электромеханика»).

jilinskiy2Биография Владислава Жилинского стремительна: в 25 лет – начальник цеха, в 30 лет с небольшим – главный инженер, в 40 лет – директор завода. Награжден орденом Октябрьской революции, орденом Трудового Красного Знамени, двумя орденами «Знак Почета», медалью «За доблестный труд».
Пять лет был членом ЦК профсоюза работников машиностроения и приборостроения СССР. Двенадцать лет, 4 созыва подряд, был депутатом Пензенского областного совета народных депутатов. Два созыва возглавлял областную комиссию по промышленности, транспорту и энергетике.
Специально для «Улицы Московской» Владислав Николаевич рассказал о себе в телефонной беседе, поскольку соблюдает самоизоляцию.
***
Я пришел на завод после института в 1960 г. Тогда был не ТЭМ, а филиал завода САМ. С апреля 1961 г. он уже стал самостоятельным заводом.
ТЭМ строился, надо было расстанавливать технологическое оборудование. А я окончил факультет технологии машиностроения и станкоинструмента ППИ, мне это было интересно, и я активно сразу же включился. Специалистов не хватало. Я взял полностью на себя все оборудование, порядка 300 единиц. Составил сам технологические планировки, сам оборудование установил (сам лично и стропальщик был), все как положено по нормам. Перечитал много литературы и полностью скомпоновал механический цех, который запустил.
Директором тогда был Федор Яковлевич Крюков, он обратил на меня внимание: работал я без выходных, рано приходил, поздно уходил, потому что нагрузка была большая, надо было осваивать площади. Год проработал – меня поставили начальником цеха.
Лет пять я проработал начальником цеха. Потом Федора Яковлевича Крюкова перевели в Совнархоз, а новый директор, Николай Григорьевич Сазонов, поставил меня заместителем главного инженера. Через два года он съездил в Москву и говорит: «Я тебя утвердил главным инженером». Поставили меня сразу, без и. о., главным инженером.
А потом создали в 1976 г. объединение «Электромеханика», куда вошли три завода и СКБ. Сразу численность у нас вместо 3 тыс. человек стала 7,5 тыс. человек. И я с 1976 г. по 1987 г. включительно работал генеральным директором.
jilinskiyОбъединение работало стабильно. За весь период моего руководства мы ни разу не проваливали квартальный план. И наше объединение практически не сходило с областной Доски Почета передовых предприятий. В министерстве было 280 с лишним предприятий, и мы были передовиками.
Старых рабочих, всех лучших токарей, фрезеровщиков я знал по имени и отчеству. И они относились ко мне с большим уважением, потому что где-то полседьмого я уже был на заводе и в двенадцать ночи уходил, не раньше.
Большие деньги на заводе выделяли на соцкультбыт. Рабочим я давал бесплатные путевки в санаторий за счет фонда директора. Детские сады были практически бесплатные. То есть я проявлял о коллективе большую заботу. Для меня главная задача была, чтобы был стабильный коллектив. У меня текучка была практически нулевая, хотя постоянно не хватало на заводе 200-300 человек. Но мы работали в основном в две смены, и часть – в третью смену.
Мы делали очень сложную продукцию для космоса, системы безопасности железнодорожного транспорта. А потом, когда я стал генеральным директором, было личное поручение министра: по решению Политбюро и Совета министров СССР мне передали производство систем управления работой энергоблоков атомных электростанций (АСУ ТП).
На каждый энергоблок мы поставляли порядка 300 шкафов с микроэлектронной начинкой, а на каждой электростанции - по четыре-пять блоков. Очень сложное оборудование, очень ответственное. Мы отвечали за системы безопасности, начиная от атомного реактора и кончая исполнительным механизмом, турбиной и подачей энергии.
Практически все атомные электростанции в Советском Союзе, кроме Чернобыльской, оборудованы нашими изделиями: Балаковская, Ростовская, Калининская, Южно-Украинская, Крымская, Запорожская.
Мы освоили производство практически за год. Это немыслимо вообще – сложнейшие устройства! Испытательный цикл – 240 часов. В общем, очень тяжело было, но мы с почестями эту задачу выполнили. Поэтому я и получил пять орденов. И уже Ельцин подписывал в 1993 г. указ, которым мне присвоили звание «Заслуженный машиностроитель Российской Федерации».
***
jilinskiy temПосле меня на «Электромеханике» было уже человек 6 директоров. У меня завод был – игрушка. Первый завод, которому присвоили звание завода высокой культуры производства. И знак качества имели больше 50% наименований изделий. Я не хвалясь говорю про то, что было. Мне завод до сих пор снится.
Я весь этот завод от нуля начал строить, все корпуса. Меня знал и председатель Госплана СССР, и в Совмин я был вхож. Мне отпускались через Госплан очень большие деньги, и я, когда уходил, практически на 100% обновил весь металлорежущий парк.
Мы самые первые в Пензе внедрили станки с числовым программным управлением. У меня автоматизированных систем управления производством было три. Причем станков с ЧПУ были целые цеха – токарные, фрезерные, обрабатывающие центры.
Я с Щербаковым и вообще с властью Пензы был в очень хороших отношениях. И директоров пензенских я буквально всех знал, их, правда, уже половины нет, умерли. Причем мы были в очень хороших деловых контактах.
Я с любым директором мог договориться, взять в помощь станки какие-то или оказать помощь в обработке каких-то деталей. Квартиру взаймы взять.
Я запросто эти вопросы решал. Я всех своих руководителей обеспечил квартирами: и начальников отделов, и начальников цехов. У меня все на 100% были обеспечены жильем.
Сам я жил очень скромно. У меня была дачка 20 квадратных метров. Жил сначала в двухкомнатной квартире, а уж потом, как генеральным директором стал, – в трехкомнатной, в хрущевской. И сейчас в ней живу. У меня никакой роскоши нет, поэтому я живу спокойно.
***
На одном месте я проработал 29 лет. Потом со здоровьем стало плохо: на износ работал, в отпуск не ходил (практически на неделю только отпускали). И режим у меня был: с полшестого уже на заводе, и до 12, до часу ночи.
В 1987 г. приказом министра был переведен на часовой завод «Заря» заместителем главного инженера по производству графопостроителей. Это было новое направление. Потом меня перевели помощником генерального директора. А в 1993 г. коллектив завода «Счетмаш», который тогда вышел из состава объединения, без меня избрал меня снова генеральным директором. И я там еще протрудился генеральным директором до пенсии.
После еще был деканом заочного факультета в филиале Московского университета инновационных технологий и предпринимательства. И плюс с 1968 г. лет двадцать пять я был бессменным председателем государственной аттестационной комиссии на факультете, на котором получил образование.
***
Самое главное, что нужно руководителю, – это, во-первых, знать свое дело. Директор должен знать экономику и финансы очень хорошо. Я за балансом регулярно следил. Главный бухгалтер и остальные службы должны были мне четко объяснять, откуда ноги растут.
И второй самый главный фактор, я считаю, – это люди.
Я часто выходил в коллективы, выступал. Не было такого месяца, чтобы я в какой-то цех не пришел на собрание. Надо находить контакт с людьми, тогда они тебя никогда не подведут.
Я в любой выходной мог любое количество людей вывести, потому что если человеку что-то обещал, то дело доводил до конца, обязательно решал положительно. Этот второй фактор, может быть, даже основной – правильное построение взаимоотношений с народом.

Записала Екатерина Куприянова

Прочитано 502 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту