«На стройке каждый день»

A A A

Говорит про себя генеральный директор ООО «ЗемСтройИнвест» Юрий Крячко, которому 25 апреля исполнилось 50 лет.

Никогда не поздно
«Улице Московской» известно, что строительной деятельностью Вы занялись после 30 лет. Как так вышло?
– Если честно, никогда не предполагал, что стану строителем. Это при том, что после армии я окончил строительный институт, получил строительную специальность!
Но на стройке я себя не видел: в том возрасте меня туда не тянуло. Так получилось, что я пошёл на завод, устроился токарем, и началась такая типичная жизнь, как у всех. Я жил по заранее намеченной программе, и казалось, что всё предсказуемо до самой пенсии. Никогда не задумывался о том, что есть какой-то другой путь.
Однако потом пришла перестройка, и надо было выживать. Я решил податься в торговлю: продавал одежду на центральном рынке
–  Трудно ли было сделать этот шаг: с таким советским сознанием уйти с завода, свернуть с накатанной колеи?
– Я не могу назвать накатанной колеёй то, что было на заводе. Потому что фактически в начале 90-х всё пошло вразнос, колея кончилась и началось абсолютное бездорожье. На заводе зарплату не платили, и мне было всё равно куда ехать. Я kryachkoрешил пойти в бизнес. И это было не добровольное желание, а скорее вынужденная мера.
Какими видами бизнеса Вы занимались за эти 20 лет, в каких Вам понравилось больше всего?
– В первую очередь, я занимался торговлей, однако мне это не очень нравилось.
Потом производил газировку, но недолго. Это оказалось баловством, которое не приносило денег. Хотя газировка была вкусная.
В конце концов, я пришёл в строительную отрасль. Началось с того, что я сам себе решил построить дом. Мне понравился этот процесс. Когда я ложился спать, то всё время думал: быстрее бы наступило утро, чтобы снова начать строить свой дом. Так я пришёл в строительство и теперь этим живу. Сначала мы строили индивидуальные дома, а теперь возводим многоэтажные. В настоящий момент достраиваем третий дом, на 340 квартир, высотой в 12 этажей.
Эта работа приносит мне удовлетворение, она созидательная. Иногда проезжаешь мимо того дома, который построил, а там огоньки горят, люди живут. Это вдохновляет, и мне кажется, что я нашёл себя здесь.


«Для маленькой такой компании…»
Сколько человек работает в вашей организации?
– Около 100.
Вы считаете свою организацию большой или маленькой?
– Маленькой.
Но при этом строите многоэтажные дома на 340 квартир. Каково маленькой компании работать на рынке большого строительства, среди таких взрослых корпораций, имена которых всем известны?
– По идее, ничего сложного нет. Имея такой коллектив, мы можем строить одновременно от двух до пяти многоэтажных домов.
Но у нашей маленькой компании есть одна очень большая проблема – в городе трудно достать землю. То, что есть, очень дорого.
И эта проблема стоит перед всеми строительными компаниями. Не только перед нашей. Соответственно, большим компаниям её проще решить.
Дефицит земли – это как раз тот фактор, который мешает маленьким превращаться в больших. Мы не растём потому, что не можем позволить себе покупать новые участки и строить на них жильё.
Что нужно для счастья маленькому строителю?
– Два вагона денег, чтобы спокойно, не залезая в долги, построить многоэтажный дом и продать его людям.
К сожалению, в Пензе ни у одной компании таких денег не имеется. Они только у Москвы есть. Там построили и им не важно: продали или не продали. Потому что рано или поздно всё равно продадут.
А у нас в Пензе всё строится при участии дольщиков. Потому что рынку не хватает насыщенности деньгами. Все деньги в столице.
А есть «плюсы» от того, что ты маленький, а не большой?
– Я считаю, что главный плюс – это качество. Всё-таки в больших компаниях руководители не могут за всем уследить, хотя могут быть очень опытными и уважаемыми. Но у них просто не доходят руки.
А руководители такого уровня, как я, на стройке каждый день. Дом возводится на моих глазах, я каждую квартиру знаю. И её надо сдать так, чтобы у покупателя не было претензий.
В ситуации, когда денег нет, земли нет, пожалуй единственное, что остаётся у тебя на руках, – это твоё имя, твоя репутация. Я ей очень дорожу.
Поэтому наши квартиры, как мне кажется, не уступают, а во многом и превосходят по качеству квартиры крупных строительных компаний.


Командиры не плачут
Бывают ли в Вашей жизни страшные дни?
– Страшных дней не бывает. Случаются дни запарки, когда в короткий срок нужно сделать большой объем работы, принять ответственные решения.
И есть дни, когда надо платить зарплату людям. При этом сотрудника совершенно не интересует, где ты возьмёшь деньги.
Ты командир, ты решай, а он свою работу сделал, он хочет получить за неё зарплату.
Бывают моменты, когда хочется стать таким же человеком?
– Бывают.
А почему не становитесь? Могли бы устроиться топ-менеджером, Вас бы взяли.
– Я не хочу идти вниз. Я хочу идти вверх. Да дело даже не в должности. Дело – в деле. Если взялся, то надо доводить начатое до конца.
Кроме того, надо понимать, что строительство – это длинные деньги. Дом построить – это не шалаш собрать. Должен пройти год или два, когда ты делаешь большие вложения, покупаешь материалы, платишь зарплату. И ждёшь выхода и или выхлопа.
К сожалению, российская экономика так устроена, что в конце этой цепочки выхлопа может не оказаться. Ты можешь вложить много и не получить с этого ничего. Что, собственно, произошло в 2008-2009 гг.
А когда было легко?
– Никогда. Разве только в 2007 г. Это был показательный год с перегретыми ценами и высокими продажами, когда компании зарабатывали очень много, появлялись мысли о развитии предприятия, руководители задумывались, что купить, как повысить качество, наладить технологический процесс.
Но всё, что мы заработали в том году, было в конце концов потеряно в последующие годы.
По моим наблюдениям, на рынке жилья опять наступило какое-то непонятное затишье. Квартиры не продаются, народ то ли запуган, то ли грядёт какой-то обвал. Не понятно, с чем это связано, но жильё перестали брать. У меня сейчас в Терновке 150 свободных квартир по цене 35-36 тыс. руб. за кв. м. И их не берут.
Будет ли дальше ещё тяжелее?
– На самом деле уже сейчас тяжело. И люди, которые руководят бизнесом, это чувствуют. Возможно, что этого пока что не почувствовали их сотрудники. Потому что как бы тяжело ни было, руководитель должен держаться бодрым до последнего, вселять в своих подчинённых уверенность в завтрашнем дне. Если он опустит руки и будет ходить размазнёй, то народ от него разбежится.
Надо быть жёстким
Как Вы думаете, что Вам помогает больше всего?
– Я настырный был всю жизнь. Вот это помогает.
В чём выражается настырность?
– Довожу начатое дело до конца, невзирая ни на что.
А как с дисциплиной на Вашей стройке?
– У меня рабочие не пьют. Прогуливают иногда.
Сколько времени проводите на работе и сколько времени  дома?
– На работу я уезжаю в 7 часов утра и возвращаюсь домой в 19-20 часов. Ем и ложусь спать.
Вы чувствуете себя счастливым человеком?
– Наверное, да. Для счастья надо крышу над головой и человека хорошего рядом.
Какое место любимое в доме?
– Диванчик у камина. Это единственное место в доме, где я могу курить. Своеобразное место для релаксации.
Как отдыхаете? Чем увлекаетесь?
– Последний раз отдыхал в прошлом году, ездил на 10 дней в Европу. Но даже оттуда по телефону по 40 раз в день звонил на работу. И мне звонили.
Я знаю, что это неправильно – замыкать на себе все функции, и достаточно много об этом думаю. Но есть такая пословица: хочешь сделать хорошо – сделай сам.
Увлекаюсь охотой. Правда, в последнее время охочусь в основном по банкам.
Езжу не для того, чтобы кого-то застрелить, а просто побродить, расслабиться, жаль убивать зверюшек.
Стали добрым?
– Гены, наверное, дают себя знать. Отец был добрый, всех любил. Наверное, отсюда такая сентиментальность.

Прочитано 1116 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту