Гармония противоречий

A A A

18 сентября, в Пензенской картинной галерее состоялось открытие персональной выставки члена Союза художников России Натальи Сюзевой. Выставка приурочена к 50-летию автора.

Мне кажется, что юбилей и выставка – это все-таки два разных события. Юбилей – это про человека, а выставка – про художника. Хотя и человек, и художник – это женщина по имени Наталья Сюзева.
И для меня Наталья Сюзева – явление удивительное.
Удивительное потому, что внутри нее живет много чего разного и, казалось бы, несовместимого. Но все эти противоречия прекрасно уживаются и дружат.

suzeva1
Упорство и смирение
Наталья Сюзева почувствовала себя художником в 9 лет: «Помню, это были зимние каникулы: я встала еще до завтрака и босыми ногами пошлепала к папе в кабинет. Бумага у меня взялась откуда-то, карандаши, и я начала рисовать. И все! Мир перевернулся. Все остальное мне стало неинтересно абсолютно».
А летом как рука судьбы – афиша прямо на двери подъезда: набираем учеников в художественную школу.
Наташа сдала экзамен и пришла за результатами. Ей объяснили: рисунки лежат на столе. Стопка справа – тех, кого приняли. Слева – тех, кого не приняли. Ищи свой рисунок. «У меня сомнений не было никаких. Я пошла к стопке справа. Перерыла ее – моего рисунка нет.
Нашла себя в стопке слева и думаю: это просто тетенька перепутала стопки. Ошиблась, неправильно мне сказала. Подхожу к ней. Она: где нашла? Ну, конечно, в той, где приняли, отвечаю я. И меня приняли!»
В 1980 г. Наталья Сюзева (тогда еще Куликова) окончила восьмилетку. «Вариантов для меня не было ни-ка-ких. Я даже мысли не допускала, что могу пойти куда-то, кроме художественного училища. А для родителей моих это было злачное место.
Но не на ту напали. Я вообще-то скромная была девочка, некапризная, но в каких-то моментах стояла насмерть. Я ревела, наверное, неделю, не переставая, пока родители ни сказали: ну ладно уж, иди».
В тот год впервые в ПХУ набирали отделение промграфики. «Что такое промграфика, тогда толком не знал никто. Слова дизайнер в стране еще не существовало. А поскольку я всегда любила рисовать пером и тушью и хотела заниматься книжной графикой, частицу «пром» я не слышала – графика и графика. Но меня туда не взяли».

suzeva

Взяли Наталью на оформительское отделение. Но перед началом занятий она встретила в училище подружку по художественной школе. Та плакала горючими слезами как раз из-за того, что ей предложили учиться на промграфике. Не долго думая, Наташа предложила подруге чендж.
Через 4 года учеба в ПХУ закончилась. Но у Натальи была мечта – стать детским иллюстратором. Поэтому 3 следующих года она упрямо штурмовала Харьковское художественное училище, Академии художеств в Риге и Москве, столичные полиграфический и текстильный институты.
Поверьте, истории этих штурмов заслуживают отдельного внимания. Это была настоящая битва за мечту. Но, видимо, у судьбы на Наталью были свои планы.
И Наташа смирилась. Переболела тем, что не сбыться мечте – не стать ей детским иллюстратором. Переболела, приняла это и… вышла замуж.

suzeva2
Хрупкость и сила
Кто бы мог подумать, глядя на эту хрупкую голубоглазую женщину, что в ней кипит энергия ядерного взрыва.
У нее колоссальная работоспособность. В юности кем только ни работала: карикатурист в газете, разносчик телеграмм, ночная няня в детском доме, оформитель на производстве… Все это по совместительству с учебой. И все время «красила, красила и красила».
А потом был Томск, куда муж Натальи – Сергей Сюзев – получил распределение по окончании ПХУ. Управление торговли – блатное место с семейным общежитием. Но пока молодая семья добиралась до Сибири, Управление торговли распустили. Ни жилья, ни работы.
1990 год. Мороз – минус 40, съемные квартиры с печным отоплением, удобства на улице, общественные бани, талоны на продукты, нескончаемые очереди в магазинах. А в семье двухгодовалый ребенок. Но Наталья ко всему приноровилась. «У меня столько сил было! Мне тогда государство дай – я бы им управляла», – смеясь, вспоминает она.
Томск стал для семьи Сюзевых знаковым местом: там они стали заниматься плакатом, участвовали во всероссийских и международных конкурсах, становились их победителями и лауреатами и в 1993 г. были приняты в Союз художников России.
Наталья до сих пор уверена, что человек обязан постоянно работать: «Если бог дал тебе способность – пусть даже не талант, а просто способность – ты обязан это отработать!   
В нашей профессии, если не будешь бешено работать, не продвинешься ни на шаг. Даже если ты работаешь в спокойном режиме, начинаешь деградировать. А уж чтобы продвинуться, нужно постоянно работать над собой! И просто работать! Получается – не получается… Это проблемы твои. Дилетант работает по вдохновению. А профессионал – всегда».
И Наталья Сюзева работает. Сначала пишет картины, потом грузит их в свой автомобиль и по российским дорогам, порой неезженым, отправляется на выставки.
«Картины в рамах – вещь тяжелая. Когда ношусь со всем этим, думаю: что ж я не занялась бронзовой миниатюрой», – шутит она.

suzeva3
Поэтичность и практичность
Наталья Сюзева с детства чувствовала себя белой вороной. Художники, считает она, все по определению белые вороны. Поэтому, когда Наталья пришла в ПХУ, для нее это было Счастье. «Я была в общеобразовательной школе недоразумением, а тут – все такие, все свои, да не просто свои, а отборные свои, со всей страны. Это было как свежим воздухом дышать», – вспоминает она.
Белая ворона – символ инаковости, избранности, тонкокожести и, как следствие, непрактичности. Но последнее – не про нашу героиню.
Она не просто пишет картины, она умеет себя продвигать. Погуглите имя Натальи Сюзевой и увидите, сколько ссылок появится на ее картины, интервью, статьи о ней. Она не только творец, она – менеджер самой себя. Селф-мейд-вумен.
Ее работы находятся в частных коллекциях России, Франции, Америки, Канады, Германии, Сербии. Только за последние 5 лет художник написала больше 250 картин, у нее состоялось более 30 персональных и групповых выставок. Ее «Девичьи игры» побывали в Москве, Самаре, Тольятти, Казани, Нижнем Новгороде, Перми.
И наконец «добрались» до Пензы.

suzeva4
Профессионал и наивная живопись
Художник Наталья Сюзева очень самокритична.
Она считает, что как художник-живописец состоялась поздно. Смогла себе это позволить только после того, как подрос сын.
Она считает, что ей не хватает художественной грамоты, потому что не смогла доучиться. Из-за этого, по ее мнению, она не может писать так, как могут многие «настоящие художники». Считает, что ей нужно учиться активнее работать с цветом, расширять свою цветовую палитру.
Но одновременно Наталья Сюзева и самодостаточна. Как художник-живописец она заявила о себе серией картин «Из жизни стульев». Пензенский зритель увидел их на традиционной выставке женщин-художниц «Ее глазами». «Стулья» имели коммерческий успех. Но многим профессионалам, признается Наталья, ее картины активно не понравились. Несмотря на это, у нее хватило мужества сказать себе: «Все равно буду работать! Буду писать, как получается».
После той выставки прошло больше 20 лет.   
За это время у Натальи Сюзевой сформировался свой стиль. Хотя она относится к этому утверждению скептически, поскольку никогда не ставила перед собой такой задачи. «У меня наученности стилистической нет. Я пишу, как могу», – говорит художник.
Наученности, может быть, и нет (Наталье, конечно, виднее), но стиль точно есть. Потому что Наталья Сюзева узнаваема.

suzeva5


Первое, что ты замечаешь на большинстве ее картин, – это девочки: совсем маленькие, юные и старушки. Все очень трогательные и сосредоточенные. Все чем-то заняты: спят, бегут, пьют кофе, читают книжки, рассматривают божью коровку…  Эти девочки и реалистичны и условны одновременно. Они живут не только в реальном мире, но и в сказочном. Поэтому иногда играют в небесах, путешествуют по крышам, наряжаются в затейливые платья. Им открыты любое время и пространство.
«Мои картинки отличаются от реализма, – говорит Наталья Сюзева. – Хотя там руки-ноги – все на месте. Но все равно эта стилизованная реальность. Можно рисовать с фотографической точностью, а можно рисовать образ».
Направление, в котором работает Наталья, – это наивное искусство. Когда-то этим термином называли работы непрофессиональных художников. Но в настоящее время множество художников, получивших очень хорошее художественное образование, выбирают это направление. Наверное, потому, что наивная живопись позволяет почувствовать и показать мир глазами ребенка.
«Я считаю, что мое мироощущение, что сейчас, в 50 лет, что в 5 лет, нисколько не изменилось», – считает Наталья.
Маленький человек не оценивает мир, он еще не научился раскладывать его на хороший и плохой, на важный и неважный. Для него любое мгновение жизни – важное и прекрасное, а соприкосновение с миром – настоящее таинство. Наверное, поэтому на картинах Натальи Сюзевой нет смеющихся лиц. Ее героини выглядят очень сосредоточенными. Это не грусть и не печаль. Этот момент, говорит Наталья Сюзева, называют «ангел пролетел». Человек в такие мгновения словно соприкасается с чем-то еще, помимо предметного мира, с чем-то тонким, чему трудно подобрать название.
Эту мистическую тональность сюжетов усиливает и цветовая палитра картин. Многие полотна Натальи Сюзевой монохромные, выполнены в оттенках коричневого, фиолетового, голубого, синего. Похожи на фотографии старых лет. А еще они словно подсвечены изнутри. Этот эффект нежного сияния, прозрачности достигается благодаря лессировке – технике, когда тонкие слои краски наносят друг на друга после высыхания. И таких слоев огромное количество.
Для меня многие картины Натальи Сюзевой – портал в детство. Смотрю на этих девочек и думаю: а ведь и я была такою… «триста лет тому назад». Это умиротворяет и примиряет с действительностью.

Прочитано 1121 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту