Национальные особенности афганского народа

A A A

«Улица Московская» предлагает вниманию читателей вторую публикацию по материалам книги Виктора Филалетова  (псевдоним сотрудника УВД Пензенской области) «Палящее солнце Афгана». (Первую часть можно прочитать здесь).

Национальность, известная нам как «афганец», – это общее название для всех народов, проживающих в Афганистане, но внутри они подразделялись на пуштунов, таджиков, узбеков, хозарейцев, белуджей и так далее, всего около 20 народностей.
Самая многочисленная – пуштуны, ведущие кочевой образ жизни, насчитывает 12 млн. человек. Почти каждый афганец разговаривает на двух языках: пушту и дари.
Советские переводчики с грехом пополам понимали только дари, близкий к таджикскому. Поэтому, когда собеседник плохо говорил на дари, приходилось использовать двух переводчиков: один переводил с пушту на дари, а торжимон Махмуд уже на русский.
Кишлаки издалека кажутся бесформенными кучами глины с претензией на какие-то постройки внутри, а поближе  напоминают наши садовые участки по 4 сотки, только надо представить, что все из глины: и дома, и заборы, соединенные между собой.
Высота последних, вероятно, пропорциональна достатку хозяина и его желанию. Узкие кривые улочки оставляют впечатление лабиринта. Здесь живут неимущие. Без света, практически без воды и еды, без каких-либо элементарных удобств, замотанные в какие-то тряпки живые существа, называемые людьми, влачат жалкое существование.
Основной строительный материал здесь – глина. Дерево – большой дефицит, и продают его весом. Помнится, в Газни, шурави долго стояли около торговца, который с самым серьезным видом на одну чашку весов ставил гири, а на другую накладывал сучки и щепки дерева и продавал по 85 афгани за килограмм.
Еще одна афганская особенность – частные грузовые автомобили с наращенным кузовом до 4-5 метров. Они сверху донизу разрисованы яркими цветными картинами. Называли их бурбухайками. В основном немецкого производства, как более выносливые. Советские грузовые машины спросом не пользовались.
Сохранилось и такое средство передвижения, как извозчики. Обыкновенные, как в России, телеги с наращенными бортами, запряженные малорослыми лошадками.
Но как они их разукрашивают! Разноцветные ленточки, ремешки, кнопочки, наподобие машин-бурбухаек.
Афганцы, как все восточные народы, любят яркое. Зайдешь в магазин «Ткани» – глаза разбегаются. Наши среднеазиатские торжимоны (переводчики) чемоданами отправляли материал домой.

afgan2
Столица провинции Газни – городок небольшой, можно сказать, это большой кишлак, и только в центральной части несколько каменных двухэтажных домов. Здесь на 3-4 улицах сосредоточены все государственные учреждения: первого секретаря НДПА, губернатора, управления правоохранительных органов и остальная народная власть, а также основная часть магазинов, называемых дуканами.
За пределами центра г. Газни, где также были торговые лавки и товары подешевле, даже для народной власти запретная зона. Это была уже душманская территория, где опасность подстерегала за каждым углом.
По обеим сторонам главной улицы двумя сплошными рядами тянулись торговые лавки с открытыми прилавками. На ночь их закрывали только жалюзи и маленький висячий замочек, указывающий на отсутствие хозяина, как делалось в российских деревнях. С приходом советских войск прибыль афганских коммерсантов значительно увеличилась.
Среди продавцов нередко можно встретить детей 5-7 лет. Афганцы очень рано приучают их к труду. Многие в школу не ходят, а помогают взрослым: копаются вместе с ними, перетаскивают какие-то вещи или целый день с утра до вечера сидят за прилавком.
Афганцы любят детей, маленьких девочек трех-пяти лет разукрашивают бантиками разноцветными, как куколку, и красят губы.
Афганские дети (бача), как и все дети, веселые и озорные, но суровая нищенская жизнь диктует свои условия. Часто встречали детей на улице с большим коробом за спиной, куда ловко палкой с изогнутой проволокой на конце закидывали оставшийся от лошадей сухой навоз. Вечно неумытые, одетые во что попало, увидев советских, с цыганской настойчивостью обязательно просят «бакшиш» (подарок) или афгани. Выпрашивание – заработок бача.
Дети быстро схватывали русские слова, помогали в этом и наши шутники. В одном из дуканов пятилетний дукандор важно спросил:
– Чего надо? Гондоны надо?
Вопрос сначала озадачил, потом развеселил. Если бы он не был задан детским голоском, то прозвучал бы издевательски. Дело в том, что эти изделия негде было применять. Курсантов строго предупредили еще в Ташкенте, что женщин в Афганистане нет, а к тем, кто встречается на улицах, нужно относиться как к проходящим овцам.
С женщинами в этой дикой стране нельзя не то что разговаривать, даже смотреть в их сторону. Они все ходили в парандже и, встречаясь с шурави, быстро пробегали мимо.
Рассказывали, что если афганец увидит, как женщина разговаривает с чужим мужчиной, то может зарезать. У них отношение к жене как к самой дорогой собственности, потому что они покупают ее за очень большие деньги. И даже дом делится на две части, где вход на женскую половину – запрет для мужчин.
Видимо, по причине недоступности женского пола в афганской армии процветал гомосексуализм, и не только в армии.
afganНарод дремучий, иногда кажется, что не человек, а просто двуногое существо. По базару протекает арык шириною метра два, в котором целый день купаются ребятишки, поднимая со дна годами накопившуюся грязь.
Здесь же маленькие дети без штанов ползают по грязным лужам, пока родители занимаются «бизнесом», а чтобы последний имел товарный вид, часто моют овощи и фрукты в мутном потоке и сами тоже едят, не обращая никакого внимания на санитарию. Женщина с грудным младенцем на руках, ниже по течению, нагнулась над арыком и ладошкой поит мутной водой дитя.
В арыках афганцы промывают овощи, стирают одежду, белье, да и сами раз в неделю моют нижнюю часть тела. Бань у них практически нет. Водоемы, реки, арыки используют и для водопоя скота, и для орошения, сюда же сбрасываются нечистоты и мусор. Система канализации напрочь отсутствует.
Медицина на уровне знахарства, поэтому многие местные болеют и тихо умирают, как популяция животных, незаметно исчезающая в неблагоприятных условиях. И не имеет значения: от болезней, истощения, укусов ядовитых змей или пуль и осколков снарядов.
Каждый человек стоит ровно столько, во сколько себя оценивает, а срок жизни прямо зависит от ее качества. Поэтому в Афганистане 30-40 лет жизни считается в порядке вещей. Женщины выходят замуж в 13-15 лет, рано стареют.
Однажды Ваханов с переводчиком шли по достаточно оживленной улице, приближаясь к дуканам. По другой стороне навстречу двигался старик-афганец. Он вдруг присел на тротуаре, сняв полотняные шаровары. Ему приспичило оправиться по легкому. Как потом объяснили, по правилам шариата, мужчины это должны делать, сидя на корточках.
Женщина в парандже, спешащая на базар, чуть не упала через него. Идущие по тротуару афганцы обходили его, не обращая на сидящего внимания.
Национальная одежда состоит из тонкой хлопчатобумажной рубашки навыпуск, очень просторных шаровар из такой же ткани и чалмы. Чалму носят все: она у них на все случаи жизни, легкая и удобная. Это кусок материи длиной метра три, который наматывается на голову.
Кроме головного убора ее используют как плащ в непогоду и как подстилку, чтобы посидеть или полежать, и со стола пыль стирают, и используют по другому назначению, в зависимости от игры воображения.
Около деревни Талагачи крестьяне пашут землю древним способом – деревянной сохой, а в 200 м от дороги женщины, почему-то все в красной одежде, достают ведром воду из колодца. Глубина его, судя по длине веревки, – метров пятьдесят. Несколько женщин берут конец веревки и идут с ней по вытоптанной до блеска тропинке, вытягивая ведро с водой, затем снова опускают его на дно. И так с утра до вечера все лето.
Даже у военных не выдержало сердце, к осени выкопали около колодца небольшой водоем. Протянули трубу от речки и регулярно наливали воду. Получился пруд. Теперь отсюда жители берут воду для питья и здесь же поят ишаков, которые пасутся целыми стадами.
Любознательному человеку средних широт всегда интересно наблюдать, как кипит жизнь Востока. Вот на углу сидит сапожник, перед ним целая куча новеньких галош. Он по очереди берет их, вставляет стельку и ловко прибивает ее гвоздями. Здесь же подходят покупатели и примеряют их. Почти все афганцы ходят в таких галошах, хотя дождей летом не бывает, и обязательно на босу ногу.
Осенью все северные люди попростужались, а местные чувствуют себя прекрасно в галошах на босу ногу. Летом спят, где придется, могут прямо на улице, у дороги. Накрываются тряпкой с головой, на которой и носят ее (чалма), и спят, не обращая внимания на проезжающие машины. Когда очень холодно, ходят в одеялах, не испытывая неудобств.
Армия состояла из добровольно-принудительно набранных местных крестьян. Их многие родственники находились в бандах, большей частью тоже не всегда добровольно.
В Ташкенте курсантов учили, что афганцы рыбу не едят и водку не пьют – запрещено мусульманской религией, и в Афганистане совсем нет вытрезвителей. Но как же ни научить их, если приехали из России опыт передавать?
Впоследствии, побывав в нескольких провинциях, Еремей вытрезвителей не видел, но в употреблении афганцами спиртных напитков прогресс заметен. От рыбы также никогда не отказывались, если предложишь, уплетали за милую душу.

Продолжение следует.

Прочитано 2426 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту