Как и зачем в Пензе «убивают» застройщиков жилья эконом-класса

A A A

shevcov aРассказывает Александр Шевцов, застройщик. Александр Шевцов, 1976 г.р., уроженец Казахстана. Окончил Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «социология». Имеет дополнительное образование по специальностям: «экономика и управление», «юриспруденция», «промышленное и гражданское строительство». В 2001-2006 гг. занимался предпринимательской деятельностью в Санкт-Петербурге. В 2006-2008 гг. работал в Москве. В 2008 г. переехал в Сочи и занимался недвижимостью. С декабря 2011 г. живёт и занимается бизнесом в Пензе. Короче, по происхождению, по натуре и по духу Александр Шевцов не пензяк. И он готов биться за свои права и за свою правду. «УМ» постаралась максимально точно воспроизвести рассказ застройщика Александра Шевцова.

Освоение целины
В 2008 г. Администрация г. Пензы выставила на торги два больших земельных участка в Междуречье, в районе улиц Левицкого и Боровиковского. Первый участок площадью 1 гектар приобрёл гражданин Царук, владелец агентства «Территория недвижимости».
Второй участок площадью 1 гектар приобрёл гражданин Царёв. Участки были размежёваны на более мелкие. Часть из них была продана физическим лицам. Началась большая стройка.
Многоквартирный дом, вокруг которого в настоящий момент идёт шумиха, находится на земле, которая в своё время принадлежала гражданину Царёву. Он размежевал свой гектар на shevcov3

10 участков, примерно по 10 соток каждый. Эти участки продавались всеми подряд. В том числе два участка были приобретены физическими лицами для строительства двух многоквартирных домов.
Речь идёт об участках № 74 и 75. Их возведением занялась компания «РОССТ» по договору подряда, заключённого с физическими лицами.
Параллельно к строительству многоквартирного дома приступил гражданин Царук. Это был участок практически напротив.
Застройщики руководствовались тем, что осваивают большую строительную площадку, которая, судя по документам, предназначалась для строительства «группы жилых домов». Подчёркиваю: не индивидуальных домов, а группы жилых домов.
При этом разрешения на строительство никто не оформлял. В частном секторе обычно сначала строят, а потом узаконивают.
Строительство первого дома началось в 2009 г. В нём было запланировано чуть больше 20 квартир. К началу 2011 г. дом был практически достроен. Началось возведение второго дома.
По каким-то непонятным причинам Администрация г. Пензы, продавая землю с торгов, совсем забыла про асфальтированную дорогу, которая проходила по этой земле к старому двухэтажному дому. В доме проживают несколько семей.
Поначалу дорогу никто не трогал, по ней все спокойно ездили. А вот когда началось возведение фундамента под второй многоквартирный дом, эта единственная дорога оказалась перекрыта. Застройщик, кстати, не знал, что она единственная. Он обнаружил это только после того, как на строительную площадку пришли граждане с претензиями.
Началось разбирательство. Люди написали заявление в Администрацию г. Пензы, в Прокуратуру, а также депутату городского собрания Олегу Фомину.
Началась серия проверок по факту обращения. Летом 2011 г. на участок приезжали представители прокуратуры и администрации. В частности, приезжала заместитель главы города Людмила Кипурова и главный инженер города Татьяна Жукова. Они своими глазами видели, что на участке № 75 практически построен 3-этажный многоквартирный дом длиной 25 м, а также заложен фундамент второго дома.
Но им было не до этих домов.

shevcov
Как строилась дорога жизни
Приехав на место, Жукова и Кипурова увидели, что единственная дорога действительно перекрыта. При этом земля, по которой она проходит, продана Администрацией г. Пензы 3 года назад и теперь находится в собственности физических лиц.
Сначала они попытались шантажировать строительную компанию «РОССТ», чтобы она за свои средства построила новую дорогу, в обход своей территории. Однако им объяснили: с чего это вдруг?
Тогда они обратились к Царуку. На тот момент Царук практически достроил свой 3-этажный дом на 39 квартир и 12 коттеджей. Ему требовалось подключиться к канализационной напорной станции и к газопроводу.
И они начали друг друга шантажировать. Администрация г. Пензы говорит: построй нам дорогу, а мы тебе подпишем документы на подключение.
Царук говорит: я вам не верю, вы сначала подпишите, а потом я построю дорогу.
На уступку идти никто не хотел. В результате дело закончилось тем, что в субботний день к Администрации г. Пензы вышли с пикетом возмущённые жители дома, который оказался отрезанным от всего мира.
В этот же день Жукова позвонила Царуку и сказала: «Реши вопрос по дороге, иначе у нас начнутся проблемы».
Они встретились в понедельник, Администрация подписала Царуку все необходимые документы.
Дорогу Царук строил совместно с компанией «РОССТ». Они вложили туда около 1 млн. руб.
В октябре 2011 г. Царук благополучно подключил к коммуникациям свои дома, в них сейчас живут люди, никто не жалуется.
А вот строительная компания «РОССТ» затянула со сдачей своих объектов, потому что у неё начались внутренние трудности, директора менялись один за другим. Летом 2011 г. стройка двух многоквартирных домов была заморожена,  6 месяцев там никто не работал.

shevcov2
«Стройте! Мы вас поддержим»
В это время я приезжал в Пензу, к друзьям. На тот момент у меня были свободные деньги, и мне предложили рассмотреть этот объект на предмет инвестиционного вложения. А именно: достроить два дома и получить в собственность цокольные этажи.
Понятно, что я не с Луны свалился. Я обращался за консультациями к знающим людям. Мне объяснили, что оба дома строятся без согласованного с администрацией проекта и экспертизы.
Я спросил, как такое возможно.
Мне объяснили, что Администрация г. Пензы лояльно относится к таким постройкам. Яркий тому пример – 39-квартирный дом напротив, построенный гражданином Царуком.
На тот момент в двух недостроенных домах было продано около 40 помещений. Люди рисковали остаться без жилья. Они уже писали письма президенту РФ, этим делом уже занималась прокуратура. Все хотели, в том числе органы власти, чтобы эти дома как можно скорее достроили и чтобы обманутые люди не выходили на улицу с акциями протеста.
Я принял решение вложить деньги в эти объекты. Я пришёл в декабре 2011 г.: специально для этого мы создали компанию «Экономстройсервис». На объектах тут же начались строительные работы.
Обнадёжило также то, что в середине декабря 2011 г. со мной познакомилась заместитель главы Администрации Первомайского района г. Пензы Краснова Анна Александровна. Она знала о том, что граждане жалуются через президента во все инстанции. Поэтому была рада, что наконец-то нашёлся инвестор, обещала оказывать всяческую помощь со своей стороны.
По поводу отсутствия разрешения на строительство Анна Александровна говорила: «Мы об этом знаем, ничего страшного в этом нет».
В двадцатых числах декабря она позвонила мне ещё раз и предложила оформить паспорт БТИ на первый дом, который был уже под крышей и с окнами. На тот момент эта процедура стоила порядка 100 тыс. руб., но Краснова сказала, что в Администрации г. Пензы идёт специальная акция: в связи с тем, что они не выполняют план по вводу в эксплуатацию индивидуального жилья, паспорт БТИ предлагают получить бесплатно.
Вместе с ней мы ездили на Советскую площадь, дом 1, заходили к начальнику отдела. Меня представили как застройщика, сказали, что надо паспорт БТИ и что это согласовано с Кипуровой.
Однако я на тот момент всё-таки не стал делать паспорт. Ситуация разворачивалась таким образом, что участки планировалось объединить в один, а между двумя домами сделать вставку ещё на 10 квартир. Это было связано с тем, что за 2 года цены сильно скакнули, и я не мог достроить дом по тем деньгам, которые в своё время вносили граждане. Требовалось привлекать новых людей.
Меня выслушали и сказали, что паспорт оформят потом.
Параллельно со строительством я решал вопрос по коммуникациям. Рядом с нашими участками находилась канализационная напорная станция мощностью 210 кубов в сутки. Мы общались с её собственником, а также с сотрудниками водоканала, долго торговались, потому что цена вопроса была в несколько миллионов рублей.
Собственник КНС утверждал, что у него есть возможность подключить весь наш дом, а заодно и несколько близлежащих коттеджей. Более того, он собирается увеличивать мощность КНС. Я также слышал, что Администрация г. Пензы намерена начать строительство нового коллектора вдоль ул. Боровиковского. Тот дешёвый шантаж, который ведётся сегодня в СМИ по поводу того, что у коллектора не хватит мощности, это ложные сведения.
Кроме того, рядом проходит газовая труба. Она проложена за счёт Царука, причём диаметр был сменён с 89 мм на 159 мм, потому что все видели, что идёт  строительство большого микрорайона.
Краснова Анна Александровна появлялась у нас стабильно раз в месяц. Иногда – раз в 2 недели. Она приезжала и на служебной машине, и своим ходом.
В конце концов, я определился с решением воплотить в жизнь идею так называемого «клубного дома». Таких домов очень много строится, например, в Сочи. Там закрытая территория, своя парковка, прачечная, фитнес-центр, универсальный магазин, управляющая компания, которая следит за техническим состоянием дома. Возможно кафе.
Примерно то же самое я задумал сделать и в Пензе. Но только с открытой территорией, без заборов, на европейский манер. Это был бы первый такой дом в вашем городе. Если бы всё удалось, я планировал построить не меньше десяти таких домов.
Как за нами надзирали
В феврале 2012 г. на объект приехала Госжилстройтехинспекция. В результате проверки было установлено, что строительство трёхэтажного многоквартирного дома ведётся без соответствующего разрешения.
Я с этим спорить не стал. Тем более мне в частной беседе сказали, что это, конечно, нехорошо строить без разрешения на строительство, но это и некритично.
Для соблюдения формальностей нам выписали постановление о штрафе физического лица на 2000 руб., мы сходили и оплатили. Никаких предписаний о запрете этого строительства не выносилось. Как раз в это время заселялась трёхэтажка напротив, Госжилстройтехинспекция это видела и ничего против не имела.
На основании этого мы продолжили строить дальше, а Краснова Анна Александровна порекомендовала во избежание дальнейших штрафов получить разрешение на индивидуальное жилищное строительство.
Это, во-первых, делается гораздо проще, а во-вторых, город сильно отстаёт от плана по сдаче индивидуального жилья. Дескать, тем самым мы окажем помощь местной власти, которая сможет отчитаться.
Так мы начали оформлять документы.
2 апреля 2012 г. и. о. главы Администрации г. Пензы Кипурова утвердила своим постановлением градостроительный план. 5 мая 2012 г. мы получили разрешение на строительство индивидуального жилого дома, как и рекомендовала Краснова.

shevcov4
Прицепной вагон
Дальше произошло то, что поначалу было воспринято как большая удача.
Дело в том, что у Царёва освободился участок № 76, который находился сбоку от нас. Он предложил нам приобрести его и тем самым увеличить территорию. Мы это сделали, потому что дополнительные 10 соток многоквартирному дому не помешают.
Напоминаю также, что я нёс определённые убытки в связи со строительством. А вот благодаря новому участку появилась возможность сделать пристрой. И не только покрыть эти убытки, но и оказаться в прибыли.
Как предприниматель, я загорелся этой идеей.
Я не отрицаю, что были сомнения относительно величины строящегося объекта. Получалось, что к 50 квартирам мы добавим ещё столько же. Можно ли так сделать?
Я проконсультировался с Анной Александровной. Она проконсультировалась ещё с кем-то. В результате дали отмашку: можно.
Ответственно заявляю в газете, что, если бы мне сказали: «Нельзя», я бы не начал строительство дополнительной секции. Я же прекрасно понимаю, что это серьёзные вопросы.
Но мне сказали: «Можно». И я начал.
Попадание в зону турбулентности
Первый сигнал тревоги прозвучал в июле 2012 г. Одному из собственников земельного участка, Наталье Шепель, позвонили из приёмной Кипуровой и попросили приехать на беседу.
Вместо Шепель приехал я. Встреча проходила в кабинете Людмилы Борисовны, в присутствии её подчинённых: юристов и заместителей.
Мне озвучили, что строительство дома ведётся без  разрешения на строительство, и что мы пытаемся разместить там магазин, что не соответствует нормам. Вопрос у Кипуровой стоял жестко: сносите магазин.
Я ей дал расчёты, чтобы показать, что по нормам там всё нормально. Она ответила: «Я не готова спорить на эту тему. Либо мы разговариваем конструктивно, для этого Вы сносите магазин, либо мы не разговариваем вообще и подаём иск о сносе всего дома».
Я был ошарашен. И сначала подумал, что она несерьёзно говорит про снос дома. Мало ли – к слову пришлось.
Причины гнева я на тот момент не понимал, но в голове построил, что если  заместитель мэра города приглашает к себе в кабинет договариваться, то почему бы не пойти ей навстречу?
Более того, Людмила Борисовна сказала: «Александр Александрович, я понимаю, что Вам досталось сложное наследие предыдущей строительной компании. Давайте с Вами договоримся так: если Вы начинаете строить следующий дом, Вы приходите сначала ко мне, спросите и посоветуйтесь. Я Вам подскажу, потому что мне жалко бизнесменов, которых кто-то вводит в заблуждение, потому что они что-то не знают. Я всегда Вас встречу, выслушаю и помогу».
Я воспринял это пожелание за чистую монету и сказал: «Людмила Борисовна, хорошо. Если этот магазин является камнем преткновения для нашего с Вами конструктивного диалога, я его устраню, нет проблем».
Дальше было ещё интереснее. Когда разобрались с магазином и я сдался, она говорит: «Третий подъезд тоже строить нельзя».
Я ей тогда прямо сказал, что строительство уже началось, что люди вложили туда деньги. Я не понимаю, почему раньше не говорили об этом. Сейчас уже поздно.
Она сослалась на то, что не хватает места под парковку и детскую площадку. Я ответил, что там места немеряно.
Она сказала: «Давайте в следующий раз встретимся у вас на земельном участке, пройдём, посмотрим и  подумаем».
Сразу после этой беседы я приостановил строительные работы на третьем участке и стал ждать визита Людмилы Борисовны.
Она приехала где-то через 2 недели, походила, посмотрела: «Ой-ой-ой, какой большой дом, да как же так!» Те, кого она с собой привезла, ходили гуськом за ней. Никто даже рот не открывал.
В итоге она сказала: «Я всё поняла – всё очень сложно. Давайте, Александр Александрович, договоримся с Вами так…»
Там, около третьего подъезда, проходила старая дорога. Я заложил фундамент наполовину, как раз до дороги, потому что она требовалась мне для подвоза строительных материалов к задней части дома.
И вот Людмила Борисовна говорит: «Раз уж Вы эту часть построили до дороги, то Вы её достраивайте, а дальше не стройте. Оставляйте территорию под парковки».
Я показываю вокруг, там земли под парковки не меряно. Она говорит: «Это муниципальная земля, вы на неё не претендуйте, мы вам здесь не разрешим поставить машины».
«Да ведь на этой земле всё равно ничего не построишь, – говорю, – потому что она между дорогой и нами».
Я стал объяснять, что повернуть ситуацию назад невозможно: практически все помещения проданы.
Через некоторое время снова приходил к ней в кабинет. Она настояла на том, чтобы я укоротил дом на 3 м, чтобы вписать на участок противопожарный проезд шириной 6 м. На это условие я согласился.
Она сказала: «Хорошо, я подумаю, я посоветуюсь». И тут же: «Ой, я не знаю, что делать. Нет-нет-нет, всё неправильно».
В августе меня вызвали ещё раз и сказали: «Александр Александрович, мы всё решили. Вы достраиваете дом как вам надо, но мы подаём иск на Вас в суд. Иск будет формальный. Формальный иск о признании самостроя и сносе вашего дома. Но в рамках судебного заседания Вы заказываете строительную экспертизу в суде, доказываете, что Ваш дом не представляет угрозы, что здесь есть пожарный проезд, место для парковки и детской площадки. И если Вы выигрываете суд первой инстанции, то мы апелляцию не подаём».
Она спросила, хватит ли времени достроить дом до конца года.
Я ответил, что да. На основании этого разговора с августа 2012 г. мы возобновили строительство третьей секции.
Косвенные доказательства
Во время разговора, о котором я говорю, присутствовали сотрудники Кипуровой: Фискинд, Жукова, Андосова и ещё кто-то. С моей стороны, к сожалению, был только я один.
Понятно, что я не могу сейчас доказать, что Кипурова сказала именно так.
Однако есть косвенные доказательства моим словам.
В частности, я отметил во время той встречи, что если администрация подаст иск о сносе всего дома, то среди собственников начнётся такая паника, что все побегут.
Кипурова предложила подать иск только на одного из собственников участка – Наталью Шепель. Это был идеальный вариант для всех. Не надо было никого оповещать. Мы бы в спокойной обстановке встречались с юристами администрации в суде.
Именно так Администрация г. Пензы и поступила: в конце сентября она отправила в Первомайский районный суд г. Пензы иск в отношении гражданки Шепель. Хотя по документам владельцами трех земельных участков являлись 27 человек.
Судья, которая руководствовалась не понятиями, а законом, задала администрации вопрос: почему иск подан только на одного человека, а не на 27?
И администрация не смогла дать исчерпывающий ответ.
В декабре мы подали ходатайство о назначении экспертизы, она была проведена специалистом, аккредитованным в суде. Администрация не вставляла нам палок в колёса. Юрист Ольга Фискинд высказала пожелание закончить это дело до 23 декабря, потому что у неё начинался отпуск.
Закончить до 23 декабря не удалось. Фискинд позвонила мне в этот день, в 19 часов, и сказала, что у неё последний рабочий день и что сейчас было совещание у Кипуровой.
На совещании решили, чтобы собственники дома не приходили в суд 2 раза, будет вынесено решение о сносе дома заочно. Это даст нам возможность обжаловать решение в областном суде и доказать, что дом нормальный.
Я говорю: «Подождите, мы договаривались с вами совершенно о другом. Меня это не устраивает».
Она говорит: «Мы так решили на совещании».
Я предложил на следующий день встретиться и по пунктам расписать алгоритм мирового соглашения, в соответствии с которым администрация пообещает не оказывать нам противодействия в областном суде.
25 или 26 декабря мне позвонила Кипурова и заявила: «Александр Александрович, Вы меня обманули. Я Вам разрешала строить третий подъезд только до дороги, а Вы построили больше. Поэтому я от обещаний Вам помогать отказываюсь, больше Вам помогать не буду. Вы себя нагло повели».
Я слегка ошалел от услышанного. Говорю: «Подождите, мы же договаривались…»
А она: «В общем, я ничего не знаю. Если хотите – звоните Роману Борисовичу, идите к нему на приём и договаривайтесь с ним».
Начались новогодние праздники. А когда в середине января все вернулись из отпусков, я понял: ситуация перевернулась с ног на голову.
Заказчики и мотивы
30 января 2013 г. меня пригласили в Администрацию г. Пензы. Пообещали, что будем подписывать мировое досудебное соглашение.
Я пришёл, милиционеры на вахте сказали, что надо подняться в кабинет № 302. Когда я туда зашёл, глаза разбежались: повсюду были телекамеры и журналисты. Это была полнейшая неожиданность для меня. Это я сейчас начинаю понимать, что такой у администрации стиль работы.
Людмила Борисовна начала свою эпохальную речь. Она сказала: «Александр Александрович, мы с Вами договорились, что Вы строите третий подъезд до дороги, а вы обнаглели по принципу наглеть так наглеть и построили его полностью. Я Вам этого не разрешала, поэтому сейчас мы ставим вопрос о сносе третьего подъезда».
Несколько дней спустя Первомайский районный суд г. Пензы огласил приговор. Суд встал на нашу сторону и отказал Администрации г. Пензы в сносе. Я видел реакцию Фискинд: она сказала, что этого дела так не оставит, будет обжаловать решение.
Я понял, что в покое нас не оставят.
Два или три дня я выждал. Потом позвонил Фискинд, подъехал к ней в администрацию. Она говорила со мной сквозь зубы. Сказала, что будет добиваться сноса дома.
Я говорю: «Вы для себя поймите, что боретесь уже не со мной, а с гражданами».
Но война на тот момент была уже объявлена. Начала греметь история с Царуком и его многоквартирным домом на ул. Гоголя, 25.
По моим оценкам, Царук и его агентство «Территория недвижимости» – это самая крупная фигура в секторе строительства жилья эконом-класса.
Такое противостояние администрации и застройщиков недорогого жилья я могу объяснить тем, что в настоящий момент есть, по-видимому, заказ со стороны некоторых крупных строительных компаний, все знают, о ком я говорю. Мы не являемся конкурентами для этих структур, мы с ними даже рядом не стоим. Однако мы всё-таки оттягиваем на себя когда по 100, когда по 150 квартир. Это недополученная прибыль для кого-то.
Я считаю, ведётся борьба с застройщиками жилья эконом-класса в угоду крупным застройщикам. Сейчас этот рынок в Пензе практически умер. По моим оценкам, его реально убили Чернов и Кипурова. Причём искусственно, специально.
Неудивительно, что 16 апреля 2013 г. мы проиграли апелляцию в Пензенском областном суде: он постановил снести весь наш дом, состоящий из трёх подъездов. На мой взгляд, это было явно политическое решение: надо было показать остальным, что такие дома будут сносить.
Вместо послесловия
В настоящий момент я, как застройщик, нахожусь в ситуации, когда всё настроено против меня.
Глава администрации и его заместитель – против меня. Муниципальные ведомства и службы – против меня. Журналисты – против меня.
Меня решили назначить виноватым во всех смертных грехах и создать мнение, будто я заварил эту кашу, а теперь город расхлёбывает её, и обманутые люди страдают.
Та информация, которая звучит на официальных пресс-конференциях, является выражением официальной точки зрения администрации. Мою точку зрения как застройщика не слышно в общем информационном шуме. И, по моему мнению, никто даже не пытается её донести.
Я обратился в «Улицу Московскую» для того, чтобы рассказать правду.
Я рассказал. И вам теперь судить, прав я или нет.
Конечно, во всём этом есть доля моей ошибки. Она заключается в том, что в декабре 2011 г. я повёлся на обещания, в том числе должностных лиц.
Я впрягся в строительство дома, который могли никогда не достроить. И мне в конце концов так и не дают достроить этот дом. Я готов признать свои ошибки. Но я хочу, чтобы должностные лица, которые работают в муниципальных органах, тоже признали свои ошибки. И чтобы мы исправляли эти ошибки вместе.

Прочитано 5857 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту