Самое читаемое в номере

×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 428

Записки хирурга

A A A

umar aК 100-летию со дня основания больницы им. Н. А. Семашко «Улица Московская» публикует отрывки из книги воспоминаний Умяра Милушева «О времени и о себе». Проработав в больнице долгие годы, он многое сделал для сохранения ее истории. Да и сам Милушев остался в памяти пензенцев как замечательный хирург.

Умяр Мухаммеджанович Милушев родился в 1912 г. в небольшом селе Тамбовской области. Рос он в большой татарской семье из 23 человек, трудиться начал с детства. Учился Милушев и в татарской, и в русской школах, а в 17 лет поступил на рабфак в Тамбове.
В это время в стране наступили голодные годы.
«Начинался голод 1931-32 годов. К новому учебному году не явились многие мои товарищи – они или бросили учиться, или умерли от голода. Из четырех прежних групп осталось лишь три. Питание было очень плохое. В день давали 150 г хлеба и один раз кормили борщом из гнилой капусты. И приходилось есть эту дурно пахнущую бурду. На месяц выдавали 500 г сахарного песка.
Меня спасли сухари, которые запасли сестры и мама. Иногда приезжал дядя. В магазинах никаких продуктов не продавали. Буханка хлеба стоила 250 руб., но и за эту цену его нельзя было купить. На улицах валялись трупы умерших с umarвырезанными мягкими тканями.
Это было страшное время. Голод – ужасная вещь. Это может понять только тот, кто голодал».
* * *
Получив хорошее общее образование, Умяр Милушев поступил в горный институт в Свердловске. Однако там он успел закончить только первый курс.
«В Свердловске было очень холодно, куда бы ни шел, везде ветер. Особенно холодно было 11 октября – в день моей трагедии. Утром я встал, как все, но какая-то заторможенность ощущалась: все валилось из рук, не мог даже убрать постель, опоздал на завтрак.
Все вышли на улицу к остановке трамвая. Многие садятся в него на ходу. Я перешел линию и стал ждать, когда трамвай подойдет после того, как сделает кольцо. Намеревался сесть на ходу. В правой руке была сумка, а левой схватился за ручку, но сорвался под колесо. Под ним оказалась моя левая нога, но правая была сильно повреждена.
Трамвай остановился. Меня вытащили из-под него на площадку. Собралось много студентов, все смотрят, а я лежу и кричу: «Мама, дай пить! Мама, дай пить!» На ноги не смотрю, никакой боли не чувствую, но есть ощущение, что теряю силы, и вскоре уже и кричать не мог. Оказывается, я истекал кровью, и никто не оказывает никакой помощи. Мне же самому все безразлично, хоть и все понимаю. Помню, как из толпы вышла пожилая женщина, и закричала:
– Что вы, черти, смотрите? Он истекает кровью! – Сорвала с себя платок и наложила жгут. В это время пришла скорая помощь. Меня положили на носилки и увезли.
Запомнилось, как меня привезли в больницу. Довольно скоро подняли в операционную. Было 9 часов утра. Ясно видел хирургов, которые стояли около меня с вымытыми руками. Они готовились к другой операции. Один из них приказал меня раздеть и отвезти в операционную. У меня же ничего не болит, ничего не прошу – это тяжелый шок, торпидное состояние (об этом я узнал позже, став уже врачом)…
Человек должен иметь одно имя, одну родину, одну смерть. Мне «повезло» – я буду умирать несколько раз. Это была первая репетиция».
* * *
Милушев тяжело переживал свое увечье. Семья и близкие люди помогали ему справиться с возникающими трудностями.
«Помню фамилию профессора – Шабанов. Он часто на обходах беседовал со мной. Он говорил:
– Мой милый друг, ты скоро поправишься, сделаем тебе ногу-протез (я же до этого не знал, что такое протез!), будешь ходить на обеих ногах, никто и не заметит, что у тебя нет какой-то ноги. Я тебе советую бросить горный институт и поступить учиться на врача. Ты сам много испытал, много прочувствовал в медицине. Из тебя получится хороший врач. Ты испытал на себе сильную боль, следовательно, будешь сочувствовать другим, бережно относиться к больным.
Я обещал ему быть врачом, и рад, что сдержал свое слово».
* * *
Вернувшись в родную деревню, Умяр Милушев начал готовиться к экзаменам в медицинский институт. Получать профессию врача он решил в Воронеже. Этот город запомнился Милушеву теплым климатом и добрыми людьми.
В 1939 г., после окончания института, Милушева распределяют на работу в Пензу.
«Мне предложили ехать в Пензу, в аппарат облздрава, где только что образовалась новая область. Я дал свое согласие. Когда вышел, друзья спросили:
– Куда?
– В Пензу меня посылают.
– О, будешь лаптежником.
Я до этого не знал, где находится Пенза, кто там живет и чем она знаменита. Но совершенно спокойно отнесся к назначению».
* * *
umar2

Случилось так, что в Пензе Умяр Милушев стал главным врачом больницы
им. Н. А. Семашко, имея стаж работы всего 2 месяца. Такое стремительное начало карьеры поначалу ошеломило молодого врача.
«Слышу стук в дверь, но не реагирую, так как не привык. Открывается дверь, и в кабинет входят много врачей, никого из них я не знал. Они пришли меня поздравить. Первым это сделал Н. В. Мораховский. Назвал себя и пожал мне руку. Не сразу я сообразил назвать свое имя. Он его не понял, попросил повторить и записал в блокнот. После него стали подходить другие врачи и представляться. Последним подошел Н. П. Белов и, не отпуская мою руку, сказал:
– Вы не согласитесь на то, чтобы мы звали Вас Юрием Михайловичем?
В это время мне почему-то вспомнились кем-то сказанные слова: «У молодых не хватает ума и опыта, у стариков – здоровья». Действительно, я молодой, сижу в кресле главного врача, а передо мной уже пожилые, очень опытные врачи, проработавшие много лет, я же – ни одного дня! Как мне хотелось скорее иметь хоть 3-5 лет опыта и очень хотелось быть похожими на них.
Я растерялся, ничего не говоря, смотрю на всех, думая про себя: «Как же так, назваться русским именем?» Но почему-то это мне понравилось, и с тех пор меня так и называли».
* * *
Постепенно Милушев привыкал к новой работе.
«Время шло. Кроме должности главного врача, я был на полставки хирургом. Понемногу стал привыкать, участвовал в операциях. Операционная – прекрасная, намного лучше, чем я видел в Воронеже. В хирургическом отделении были очень опытные профессионалы: Серафима Леонова, Ган, Вуколикова. Помогала им опытная операционная сестра Надежда Васильевна Беляева. Через несколько месяцев мне доверили самостоятельно провести операции – аппендицит,

грыжи и другие мелкие операции».
*umar3

* *
Милушев многое сделал для организации в Пензе областной станции переливания крови. К 1941 г. она уже начала функционировать.
«Станция постепенно стала набирать силы. И вдруг – война! 22 июня 1941 года. Как будто к ней и готовились!!! В городе и области срочно открылись госпитали, их стало 70. В первые же дни войны стали поступать раненые и больные, требовалось много крови. Что делать? Срочно освободили от больных два деревянных здания 7 и 8-го отделений. Стали комплектовать и обучать кадры – врачей и сестер. С первых же дней стали приходить сотни людей для сдачи крови. Все это было сделано за полгода.
С 1942 года стали заготовлять кровь в больших количествах, по 15-20 литров в день. Особенно увеличилась заготовка крови, когда наши войска освобождали Воронеж и Харьков. В это время мы должны были поставлять более 50 литров. Через день с фронта прилетал самолет «Дуглас» и забирал по 100 литров. Кроме этого, мы должны были обеспечить кровью и местные госпитали. Это время было самое тяжелое для коллектива, но мы справились. За время войны от переливания нашей крови не было ни одного осложнения».
«Сейчас иногда вспоминаю, как было трудно, но молодость помогла выдержать
и вынести все, как и любовь к делу, которому ты служишь. Когда я брал в руки скальпель, то все забывал. Все мысли о больном, все внимание – ему, лежавшему на операционном столе. Всем было приказано ничем меня не отвлекать, если это не пожар в больнице».
* * *
В послевоенные годы Умяр Милушев был уже опытным врачом, специализировался на желудочной хирургии. В 1957 г. он снова стал главврачом больницы им. Семашко и проработал на этом посту до 1969 г.
Умяр Милушев был одним из инициаторов создания музея истории больницы
им. Н. А. Семашко. Об истории жизни самого хирурга мы можем узнать из его книги «О времени и о себе».
«В каждой жизни наступает пора, когда человек, оказавшись как бы на перевале, оглядывается назад. Кем стал? Как прожил? Спрашивает он себя – какой оставил след?! В самом деле, что остается после нас? Что я лично оставляю после себя?!
Оставил вылеченных больных, которые мне благодарны. Но самое главное – мои дети. Мне хочется, чтобы они были хорошими, человечными, чтобы оставили после себя детей. Только дети делают бессмертными нас».

Прочитано 1959 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту