Юрий Ткаченко: «Жечь должно!»

A A A

Автор кентавра – скульптуры «Аллегория архитектуры» – рассказал о своем взгляде на профессию и искусство посетителям Интеллектуального парка «Академия».

tkachenko

Юрий Ткаченко во время лекции в Интелпарке «Академия», 1 октября 2020 г.
Фото Екатерины Комовской

Новая скульптура на Фонтанной площади продолжает играть роль в культурной жизни Пензы.
Возмущение, удивление и восхищение по отношению к Кентавру переросли в интерес к скульптуре и архитектуре как искусству.
Интеллектуальный парк «Академия» удовлетворил наше любопытство, устроив встречу с автором нашумевшего арт-объекта Юрием Ткаченко.
Для постоянных читателей «Улицы Московской» он известен как признанный в мире скульптор, арт-директор скульптурного парка «Легенда», участник и организатор международных скульптурных симпозиумов. Последние публикации, связанные с именем Ткаченко, в выпуске от 25 сентября посвящены, конечно, Кентавру.
О творческих поездках, художественных пристрастиях и жизненных установках мастера мы рассказывали в 2016 г. в материалах «Ощущаешь себя внутри потока», «Юрий Ткаченко: заслуженный художник и провокатор», «Скульптурный Китай: версия Ткаченко», в 2014 г. – «30 китайских дней», «Китайское будущее и Пенза», в 2013 г. – «Индия, которую нельзя украсть».
Лекция Юрия Ткаченко «От Венеры Виллендорфской до Бернини и Кановы: как читать скульптуру?» состоялась 1 октября 2020 г. в Доме молодежи, собрала 40 слушателей и раскрыла особенности восприятия мира именно скульптором.
Как выяснилось, есть отличия от взгляда обычного гражданина и искусствоведа.
Но начал Юрий Ткаченко со сходства: читать скульптуру нужно учиться. Точно так же, как ребенок учится читать жизнь – сначала от мамы, а потом благодаря окружающим людям, литературе, театру, физике, математике.
Как и все мы в той или иной степени, скульптор оперирует понятиями горизонтали, вертикали, диагонали, кривых.
Однако принципиально по-иному он понимает пространство. Лектор процитировал одного из величайших скульпторов XX в. англичанина Генри Мура, который говорил, что 99,9% населения земли не понимают, что такое пространство. Они относятся к пространству потребительски: сколько шагов пройти, на сколько руку протянуть. И это нормально.
Но для скульптора пространство – предмет искусства, сфера творчества, требующая развития мастерства, как любая другая профессия.
Юрий Ткаченко доступно изложил, что каждая эпоха рождала и следовала своим канонам красоты, что пузатенькая Венера Виллендорфская столь же прекрасна, сколь Венера Милосская, более близкая нашим современным идеалам.
Взаимоотношения скульп-туры и общества со временем менялись, становились более разнообразными, сложными и богатыми, более сюрреалистическими.
Пространство скульптуры Ткаченко связывает с понятиями природы и эмоции вслед за писателем Достоевским, который утверждал, что многое в культуре определяет тот ландшафт, та природа, в которой мы выросли и в которой мы живем, и вслед за Генри Муром, который впервые сформулировал, что пространство имеет свою эмоцию, и включил в него пустоту.
«Генри Мур, например, видел, как любой человек, везде просто дырки, – поделился лектор историей гениального прозрения, – а потом ему друг привез череп африканского слона, и он понял, что именно должен делать в скульптуре.
А дальше для него открылись кикладские идолы, еще что-то. Он и до этого их видел, но он видел их обычно, как обыватель, хотя он к тому моменту уже давно был в профессии».
Юрий Ткаченко уточнил: «Пустоту люди не воспринимали как эмоционально насыщенное пространство до Родена, да и позже. Они не работали с пустотой.
Генри Мур уже не делал материал, он делал пространство. Он делал пустоту, которая не была пустотой, это была основная идея скульптуры, через нее он обращался к людям.
Именно его скульптура находится перед зданием ЮНЕСКО в Париже.
Я совершенствуюсь в том, что создаю эмоциональное пространство. Для меня это пространство насыщено определенной эмоцией».
Ткаченко рассказал, как искусство скульптуры развивалось от эпохи к эпохе, о вкладе древних цивилизаций в этот процесс, о том, как расцветало в произведениях Верроккьо, Микеланджело, Бернини и демонстрировало эмоцию формы, но еще не эмоцию пространства.
В финале слушатели открыли для себя еще одно понятие, без которого невозможно читать современную скульптуру.
Юрий Ткаченко выразил его так: «Сила искусства проявляется, когда с помощью чего-то мрамор или дерево становится живым, эмоциональным, убедительным, теплым, дышащим, страдающим, улыбающимся и прочим.
Основной инстинкт по сравнению с дыханием, духом – не такой уж основной.
Без Воз-Духа прожить невозможно».
В результате форма и пустота объединяются скульптором в эмоциональное пространство, которое рождает ответное чувство у зрителя. Это может быть раздражение и даже злость, но Юрий Ткаченко считает, что и в этом случае произведение состоялось.
«Искусство должно быть выразительным, оно должно быть сильным, должна быть сильная эмоция. Как Пушкин говорил: «Глаголом жечь сердца людей…»
Жечь должно!»
На данном этапе, когда жжет, многое зависит от человека.
В идеале, по мнению лектора, хороший скульптор или поэт – творец – так расставляет акценты, что зритель или читатель на разных этапах своей жизни возвращается к произведению и каждый раз открывает для себя новое.
Скульптор Ткаченко несколько раз упомянул, что пересматривает фильмы режиссеров Андрея Тарковского и Алексея Германа и каждый раз совершает открытие. Пространство позволяет.
Механика процесса проста: «Если человеку интересно, если он хочет жить своей внутренней активной жизнью и хочет себя развивать, то он к чему-то настоящему вернется, а мимо ненастоящего пройдет. Если не понимаешь – тем интереснее: да, не понимаю, но понимаю, что здесь есть глубина, еще что-то».
Возвращаясь к Кентавру, автор подчеркнул: «Кентавр делался для конкретного места.
Когда стало понятно, что скульптура будет стоять именно здесь и именно так, я, еще не работая в размере, прошел там, понял, где встает солнце, как оно движется, какие будут тени.
«Дырку» нужно было делать соответственно. Полированная бронза светится, изнутри свет идет. С двух часов дня там начинается сияние до заката. И лица там отражаются, и все там прекрасно. А тени к вечеру становятся длинные. А скоро зима. И под снег там тоже все продумано.
Качество хорошей скульптуры – к ней хочется возвратиться, даже если ты с ней не согласен. Хотя бы чтобы утвердиться в своей мысли».
Итак, чтобы читать скульптуру, нужно думать как скульптор?
Четко видеть и понимать вертикаль, диагональ, угол наклона, разбираться в таких понятиях, как числа, ритмы, структура, как напряжение и расслабление – и понимать, что не физическое?
Одним словом, верно понимать пространство?
Не это, точнее, не только это определяет успех нашего безнадежного предприятия, как можно было бы назвать чтение современной скульптуры.
В конце лекции Юрий Ткаченко заметил: «Для того чтобы стать человеком многогранным, будьте открыты миру и пропускайте его через себя, через чувства, это иногда болезненно, потому что искусство – это не всегда про красивость.
Блестяще сделано у Генри Мура: перед ЮНЕСКО – полулежащая фигура, материал – итальянский травертин. Вроде бы ничего нет, но она весомая, она – гармония, она – как облако. И как тело, и как женщина, и как мир, как Бог – там все есть.
Перед ней молиться можно.
Хотя у нее нет ни рук, ни ног, ни глаз, ни носа, ни губ, но там есть ощущение, что это женщина, не мужчина. Что это природа. Как воздух.
И воздух там сквозь нее проходит. А сзади полукруглое здание ЮНЕСКО.
Шикарно!»

Прочитано 505 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту