Мануйлов от А до Я

A A A

19 июля в рыцарском зале ресторана «Застолье» состоялась презентация книги Валентина Мануйлова «Мой алфавит».


Пожалуй, Валентину Мануйлову повезло: он один из тех людей, кто наделен даром самореализации. Он видит свои способности, не обесценивает их фразой: «Да, ладно, каждый так может», не боится встать в полный рост и проявить себя.
За свою профессиональную жизнь он реализовался как педагог, ученый, социолог, политолог, издатель «Улицы Московской» и «Парка Белинского». И вот, наконец, вышла его собственная книга – 100 экземпляров, твердый переплет, 528 страниц, 25 семейных фотографий.

alphabet


Как бывалый организатор, Валентин Мануйлов сделал все сам: сам написал книгу, сам издал, сам организовал презентацию, сам ее открыл.
И первым его признанием стало: «Писать хотел всегда, лет с 13-14». Однако понимал тогда, признался автор, что и знаний, и жизненного опыта не хватает, чтобы получилось что-то достойное. И только в ноябре 2015 г., когда Валентин Мануйлов прочел книгу Чеслава Милоша «Азбука», копившееся, видимо, в его душе содержание будущей книги нашло для себя подходящую форму – формат энциклопедического словаря. «Это гениальный формат, – считает Валентин Мануйлов. – Берешь слово на определенную букву и на него пишешь о том, по поводу чего хочешь написать».
Видимо, признательность Милошу за подсказку побудили автора книги «Мой алфавит» дать ей еще и подзаголовок «Подражание Милошу, или пятна биографии».
Сначала, поделился Валентин Мануйлов, он писал книгу как автобиографическую вещь, для родственников. Были сомнения: кому она еще может быть интересна?
Однако по мере написания автор тестировал отдельные главы, давал прочесть доверенным лицам и понял по их отзывам, что книга способна заинтересовать и более широкий круг читателей. «Потому что история, – говорит Валентин Мануйлов, – это же не только запуск крылатых ракет и полет в космос. Это еще и жизнь простого человека, какие-то мелкие детали, которые характеризуют эпоху».
В качестве затравочки для тех гостей, кто еще не познакомился с содержанием его книги, Валентин Мануйлов прочел отдельные главы: «Демонстрация», «Задание», «Ответственность» и «Стакан». И в заключение без ложной скромности автор честно признался, что ему самому нравится читать свою книгу.
Среди гостей презентации были те, кто получил экземпляр свежеиспеченной книги заранее и готов был поделиться своим впечатлением. Первым взял слово Александр Кислов, также автор, также совсем недавно вышедшей книги «Дураки и хлеборезы».  

alphabet kislov


Он попенял Валентину Мануйлову за излишнюю скромность и покритиковал подзаголовок книги: «Подражание Милошу – это ты поскромничал. Это просто жанр. Так можно докатиться, что повесть – это подражание Гомеру».
По мнению Александра Кислова, у Валентина Мануйлова получилось полноценное литературное произведение. За таким форматом будущее, потому что он укладывается в алгоритм современной коммуникации – мы стараемся уйти от лишнего. В тексте Мануйлова нет лишних композиционных решений, над которыми нужно ломать голову. Такой жанр дает возможность изложить свои мысли, свои взгляды на жизнь. А «Мой алфавит», по мнению Александра Кислова, насыщен интересными мыслями. «Есть одна мысль, которую я не прочь и украсть, – поделился он. – Глава «Пустота» – замечательные рассуждения. Точные очень».
Кроме насыщенности умными мыслями, считает Александр Кислов, книга ценна еще и хорошим, простым, чистым литературным языком. Он даже зачитал несколько «фрагментиков», которые ему «сильно понравились», в том числе: «Меня родители к театру так и не приучили. Пытались, но я не поддался».
 «По-моему, замечательная книжка, – резюмировал благодарный читатель Александр Кислов.
Лариса Рассказова, главный хранитель Объединения государственных литературно-мемориальных музеев Пензенской области, согласилась с предыдущим оратором: подзаголовок книги неудачный. Никакое это не подражание Милошу. Еще в XIX в. князь Иван Долгорукий, бывший в свое время вице-губернатором в Пензе, написал «Капище моего сердца» в том же самом формате – формате словаря. Во-вторых, выражение «пятна биографии» у большинства читателей будут ассоциироваться с «пятнами на биографии».

alphabet rasskazova


А в остальном «книжка получилась приятная», считает Лариса Рассказова. Она отметила, что для нее книга «Мой алфавит» представляет гендерный интерес: «В ней изображен абсолютно мужской мир: стройотряды, армия, попытки сделать карьеру… Для меня, женщины, жившей в то же самое время, на той же Западной Поляне, тем не менее, все это интересно при всей нашей несхожести с автором».  
Плюсом книги Лариса Рассказова считает и чувство меры автора: в ней нет «лишней слюнявости», «интимных тайн, подробностей первых любовей, что после 50 смотрится совсем уж …». Это вызывает уважение к позиции автора.
Чувство меры автор проявил и в том, что он не бахвалится участием в каких-то форумах, не хвастается тем, с какими людьми был знаком. Описывая встречи с Сахаровым, Явлинским, Горбачевым, он знает свое место и не старается выставить себя их друзьями. Это стильно, считает Лариса Рассказова.
И больше всего ей понравилось, что главным героем книги стал не Валентин Мануйлов, а его предки, участники Великой Отечественной войны, писатели и ученые, которых репрессировали, у которых не сложилась жизнь. Эта книга о связи времен.
«Втягиваешься, – отметила Лариса Рассказова. – Книга читается легко. Из нее узнаешь много нового о Валентине, знакомых, о жизни, об эпохе. Это нужно для того, чтобы всколыхнулась эмоциональная память и захотелось вспомнить о своих предках».
Валентин Мануйлов, считает Лариса Рассказова, угадал в главном: он знал, для кого писал книгу. Он знал, что она будет интересна. И полный зал – тому подтверждение.
Михаил Архангородский, врач-психотерапевт, отметил, что «Мой алфавит» – это не просто книга. Это определенный этап жизни, к которому автор долго шел.  

alphabet arhagorodskiy


Выражение «Пятна биографии» ассоциируются у Михаила Архангородского с импрессионистским стилем написания картин – мазки, пятна. Валентин Мануйлов создал свою книжку из таких мазков: «Он человек свободолюбивый. Он нашел полижанр, который позволял ему быть свободным. Я тоже читал Милоша, но у него другое. А «Мой алфавит» – оригинальное синтетическое новое слово в литературе. Автор, насколько мог, был искренним. Искренность всегда мощно ценится читателем».
Михаил Архангородский признался, что его тоже очень тронула семейная и военная часть книги. «Мне даже кажется, – сказал он, – что сейчас в зале сидят его мама Дина Евгеньевна, его отец, дед, бабушка. Видимо, ему очень не хватало их присутствия. Он вылил то, что тяготило. Выписал. От чего-то освободился. И теперь наступает новый этап его жизни».
Обладатель книги с автографом № 1 предприниматель Сергей Герасимов вышел поздравить автора не один, а с красивой коробочкой. «Книгу коньяком надо обмывать», – сказал он и под одобрительный смех присутствующих поставил коробочку на стол.

alphabet gerasimov


Сергей Герасимов отметил, что ему в книге больше всего понравились предметные или понятийные статьи. В том числе статья «Инаковость».
«А Валентин, – продолжил он, – точно инаковый. А для Пензы так просто инопланетянин: думает не то, что нужно; пишет то, что многие не решаются писать, и говорит то, что многие не хотят слушать».
Словом, дивергент.
Автор воспринял подарок Сергея Герасимова как намек, что пора переходить к фуршету, но все-таки под занавес официальной части дал слово Илье Иссакову и Марии Шатровой.
Илья Иссаков сказал, что готовил длинную речь, но после публицистов, литературных критиков и психиатров выступать – дело неблагодарное.

alphabet issakov

Поэтому он будет предельно кратким: «Мне понравились статьи «Коммунальная квартира» и «Служба». Я, когда читал, откровенно ржал. Мне кажется, у Валентина Игоревича до конца не реализован талант Зощенко, Ильфа и Петрова. Отсюда совет, причем бесплатный: когда Вам будет нечем заняться, пишите юмористические рассказы. У Вас получится просто отлично».
Мария Шатрова отметила, что получила книгу недавно, до конца прочесть не успела, но ей было приятно совпасть с автором в мироощущении, в оценке процессов и событий, в «приятии и неприятии».

alphabet shatrova


Итак, можно считать, что крестины новорожденной книги состоялись. И чтобы добавить нотку самоиронии в зефирный (как и положено в таких случаях) текст, процитируем неизвестного нам современного автора: «Получив на руки свое счастье, пахнущее типографией, литератор прыгает, радостно плачет, обнимает прохожих и т. д. Затем демонстрирует новорожденного неограниченному числу лиц, без разбора и суеверий, точь-в-точь глупая мамаша после роддома. Очень по-русски. Это называется презентацией новой книги».  
Фото Натальи РЫБАКОВОЙ

Прочитано 2469 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту