Неактуальный Костя Мильчин

A A A

milchin aТема лекции литературного критика, теле- и радиоведущего Константина Мильчина звучала многообещающе: «Современная зарубежная литература: кого и зачем читать?» Константин Мильчин отрекомендовался как «профессиональный читатель». Начиная с 2000 г. он регулярно «читает за деньги», чтобы потом рассказывать о книгах, «где пустят». Аудитория настроилась получить ориентиры от опытного навигатора, дабы не утонуть в бескрайнем море современной литературы.

 Константин Мильчин, начал «от печки», непропорционально растянул вступление и в своей лекции старательно увиливал от конкретики, постоянно сворачивая на разговор о литературе вообще.
Зато он разжевал вопрос о кризисе станового хребта литературыь – романа – как жанра. Вдруг слушатели не подозревали о том, что во время оно вариантов интеллектуального досуга, особенно в провинции, было немного, и роман обладал эксклюзивным статусом умного развлечения.
Константин Мильчин минут пятнадцать размышлял о судьбе романа (книги), проводя параллели с пластинками и  компакт-дисками. Когда де последние появились, виниловым пластинкам предрекали смерть.
Но сейчас мы наблюдаем картину другую: компакт-диски уступают место более совершенным носителям информации, а пластинки продолжают жить. Но как высококлассная техника для их воспроизведения является предметом роскоши, так и книга со временем станет роскошью.
Константин Мильчин видит это так. Будет какое-нибудь устройство на каждый день: смартфон, электронная книга, специальные очки. И будет КНИГА, которую читают, утопая в кресле, с бокалом хорошего односолодового виски, и… слушая виниловые пластинки.
При всём том критик признался, что вопрос «Что почитать?» ставит его в тупик.
«Не просите прямые рекомендации, я вас только сильнее запутаю», – ответило столичное светило.
И ударилось в рассуждения о глобальности и глубине англо-саксонской литературы (в смысле продолжительности временного отрезка её существования). Вкратце затронув сдачу milchinпозиций французской литературой и потерю французским языком статуса международного, Мильчин перешёл к «давлению из глубины классиков» в литературе китайской.
«Если хотите успеть за трендами, стоит ориентироваться на Восток», – прозвучало на исходе 23-й минуты лекции. Далее Мильчин счёл правильным, что Нобелевскую премию по литературе в 2012 г. получил китайский писатель Мо Янь. Он не диссидент, он глава Китайского союза писателей, и потому решение нобелевского комитета критиковали за конъюнктурность.
Однако Мильчин считает книги Мо Яня замечательными. Несмотря на то, что сравнения для критика, «как железом по стеклу», он сказал о вышедших на русском языке романах «Страна вина» и «Большая грудь, широкий зад»: «Это разом и «Тихий Дон», и «Гаргантюа и Пантагрюэль», и «Сто лет одиночества», и что-то ещё, что я забыл. И просто потрясающе написано. По крайней мере, переведено».
Константин Мильчин попутно поговорил о переводе как явлении, но ответ на вопрос «Что читать?» всё-таки был дан – Мо Яня. И тут же Константин Мильчин рассказал, как он, будучи юным журналистом, приставал к разным деятелям культуры с тем же вопросом: «Что рекомендуете почитать?»
И как Эдвард Радзинский ответил ему: «Читайте Писание».
И что Мильчин, хоть и атеист, полностью согласен с этим утверждением.
Под давлением пензенских слушателей литературный критик сдался и поведал, что же из недавно прочитанного произвело на него самое сильное впечатление. Это оказалась не современная литература, и не зарубежная литература, а русская литература XIX в.
По словам Мильчина, это был бестселлер 1890-х гг., три тома Николая Лейкина, сатирика и первого издателя Чехова. В книгах «Наши за границей», «Там, где растут апельсины» и «В гостях у турок» рассказано, как русский купец Коля и его жена Глаша едут во Францию, Италию и в Турцию.
Текст не потерял своей актуальности за 120 лет, потому что ничего не поменялось. Русский человек за границей а) не знает ни одного языка, б) хочет выпить, в) невероятным образом сочетает восхищение всем заграничным с глубочайшим презрением ко всему, что он видит.
Туризм того времени предлагал всё то, что существует сейчас. На вокзале на путешественника набрасывалась толпа швейцаров с каретами, раздирая на части, чтобы увезти в свой отель. Чем не нынешние таксисты!
Сегодня принято хвалиться фоточками в социальных сетях. В позапрошлом веке у достопримечательностей находились специальные почтовые отделения, чтобы прямо с Эйфелевой башни или от Везувия послать открыточку: «Дорогой Иван Иваныч! Только что мы с моей супругой героически спустились с жерла Везувия. Немедленно беги и расскажи об этом».
Слушатели попросили порекомендовать какой-нибудь сайт, где можно узнать о новинках. Константин Мильчин сообщил, что сведения обо всех книгах, вышедших в России и Белоруссии, содержит Российская Книжная палата. Это приблизительно 53 тыс. наименований за полгода.
Несколько обескураженные слушатели переформулировали вопрос: а каковы Ваши предпочтения?
Мильчин заявил, что не считает свой вкус универсальным, поэтому никому не навязывает. И вообще, он любит труды по экономике.
Слушатели упорствовали в своём желании получить совет и спросили о книгах, читаемых Мильчиным в настоящее время.
Критик назвал книжку по истории настольных игр в России. Затем роман Владимира Козлова «Свобода»: «попытка рассказать про питательный бульон, из которого выросла современная вертикаль власти».
«Люблю-то я классику, но читаю только современную, – вздохнул Константин Мильчин. – Жду экранизацию Рабле в Голливуде. Мы подошли к моменту, когда этот текст снова стал актуальным».

Прочитано 1835 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту