Самое читаемое в номере

Неслучайный Кондратьев

A A A

«Улица Московская» продолжает изучать историю Пензенской области через воспоминания ее выдающихся деятелей. На этот раз в центре внимания Александр Кондратьев, глава администрации области в 1991-1993 гг.
На вершину областной власти Кондратьев попал неслучайно, его подводила к этому вся предыдущая биография. Об этом – первый материал данного цикла.


kondratiev2Родился я в 1947 году. Отец мой в начале 50-х годов работал заместителем председателя облисполкома, и потому жили мы в доме на ул. Богданова, 21, где тогда всем руководителям дали квартиры.
 Меня на руках нянчил Федор Давыдович Кулаков.  Он тогда был в Пензе председателем облисполкома (в 1950-1955 гг. – ред.), начальником моего отца.
Кулаков потом был второй, после Брежнева, человек в СССР. Мужик он был здоровый, метра 2 ростом, но в 60 лет застрелился. Хотя  я думаю, его убили. Тогда ведь шла борьба за власть.
В 1962 г. я пошел на завод «Пензмаш» работать токарем, 15 лет мне исполнилось за станком.
Учился в вечерней школе № 1, что была на ул. Красной, напротив краеведческого музея. Вообще-то, мог пойти и в обычную школу, в 9-10 классы. Но тогда шла реформа – переход на одиннадцатилетку. А в вечерней школе так и оставалось 10 лет. Таким образом я сэкономил год.
После двух лет работы на «Пензмаше» завод послал меня учиться в Пензенский политехнический институт, на специальность «инженер-механик». В 21 год я получил высшее образование, и меня забрали в армию (в 1969 г.). Там я работал помощником начальника отдела, потом начальником ОТК базы. Военная часть № 42699, как сейчас помню. Располагалась база в Курской области.
Я чуть было не остался в армии. Должность начальника ОТК базы была высокая,  подполковничья, и меня уговорили остаться. Дали мне 10 суток, чтобы съездить домой и обсудить это с родителями. Но родители уговорили  меня не оставаться в армии, а вернуться домой.
В Пензу я вернулся уже женатым человеком, а буквально перед увольнением у меня родилась дочка. В 23 года я был уже мужем.
* * *
После армии пошел работать на
Приборостроительный завод в Заречном (сейчас это ПО «Старт»). Там трудился мастером, затем – инженером. Проработал на заводе больше года, а затем меня перевели в объединение «Пензаоблрембыттехника», начальником производственно-технического
отдела.
А в 1974 г. в области организовали отдел местной промышленности и бытового обслуживания населения. Тогда очень серьезное значение придавали бытовому обслуживанию. Под этим понималось очень многое: ремонт и пошив швейных изделий (была фабрика «Березка», где работало свыше 3000 человек, трикотажная фабрика «Пушинка» – около 1500), ремонт бытовой техники и радиоэлектроники (только мы ее ремонтировали, больше никто), парикмахерские услуги, химчистка, услуги фотографии, ремонт и изготовление мебели, прокат был у нас очень большой, плюс разные бытовые услуги (в том числе свадьбы и похороны).
В общем, все услуги, которые только есть, были у нас централизованы. Министерство бытового обслуживания было вторым после потребкооперации по ресурсам и численности работающих.
И меня в марте 1974 г. пригласили работать начальником отдела местной промышленности и бытового обслуживания населения Пензенского горисполкома. Сейчас бы эта должность называлась «начальник Управления городской администрации».
Я был самый молодой руководитель, 27 лет еще не исполнилось. Дело в том, что председателем горисполкома тогда был Щербаков, тоже молодой. Кроме того, у меня были хорошие рекомендации. Вообще подбор кадров тогда был очень серьезным.
Мы все базировались в здании нынешней картинной галереи. Первый этаж занимал горисполком, второй – горком партии. И все умещались.
В те времена мы строили значительно больше, чем сейчас. Каждый год вводились сотни объектов. Дороги и путепроводы – это же в наше время построили, Щербаков этим занимался.
Пенза при Щербакове росла как на дрожжах. Мы вводили новые микрорайоны и совместно обсуждали, что нужно там организовать. Помню, когда построили первые дома в Арбекове, там вообще не было ничего. Куда жителям идти? Мы взяли первые этажи, организовали там торговлю, бытовое обслуживание.
Жизнь в горисполкоме, конечно, была интересная. Все завидовали нашему сплоченному коллективу. Александр Щербаков – председатель горисполкома, мой товарищ Геннадий Куликов был секретарем партийной организации, а я – председателем местного комитета горисполкома. И везде мы выезжали вместе с коллективом.   
* * *
В 1979 г. организовывался Первомайский район. И меня туда двигали заместителем председателя райисполкома. А я знал, каково это – работать «старшим дворником». Я не хотел туда идти.
Я уже чувствовал себя хозяйственником. И обком партии направил меня работать генеральным директором «Рембыттехники». Объединение включало в себя организационные структуры по ремонту сложной бытовой техники, холодильников, стиральных машин, часов, транспортных средств, радиоэлектронного оборудования. И мы обслуживали всю область.
В 1979 г. Рембыттехника была чуть ли не банкротом. Был особый режим кредитования – даже лампочку сложно было купить. И мы стали очень серьезно работать.
Уже в 1979 г. мы выполнили план, получили премию. А дальше мы план выполняли и перевыполняли всегда.
Рембыттехника стала единственным предприятием в Пензенской области, которое 5 лет подряд (1981-1986) получало в соцсоревновании знамя ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. Два последних года наше предприятие висело на Доске почета ВДНХ СССР.
По пятилетке нам присудили Памятный знак ЦК КПСС, Совета Министров, ВЦСПС и ЦК комсомола. Таких знаков в Советском Союзе было всего 600. Это сегодня можно орден или медаль купить, а раньше ничего не покупалось.

kondratiev


Добивались мы этого с помощью внедрения новых технологий. Мы внедрили технологию ремонта хладоагрегатов поточно-операционным методом. За это мы получили серебряную медаль ВДНХ СССР.
Внедрили поточно-операционный метод ремонта часов. Я этот метод давно подсмотрел в «Мосремчас». Это был как конвейер, только не по сборке, а по ремонту. Наше предприятие стало лучшим в Советском Союзе по ремонту часов.
Мы внедрили программу производственного цикла. Я в любой момент мог открыть данные и увидеть, на каком этапе находится ремонт и каких запчастей не хватает.
Кроме почета, полученные награды обеспечивали коллективу большие премии. Мне же присвоили звание Заслуженного работника бытового обслуживания РСФСР. Вообще-то, в 39 лет такого никому не дают. Обычно это звание присуждают, когда человек уже уходит на пенсию.
Для наших рабочих мы построили одноэтажный корпус в доме отдыха «Прибрежный» на Белом озере. До 200 человек отдыхали там в сезон с семьями. И еще мы реконструировали двухэтажный деревянный корпус в санатории им. Володарского в Ахунах.
* * *
В 1986 г. начальник Пензенского областного управления бытового обслуживания уехал в Москву, на повышение. За это управление развернулась серьезная борьба.
Раньше сотовых телефонов не было. Меня нашли тогда в Одессе, где я был в отпуске,  с трудом, но нашли. И говорят: «Срочно приезжай в Пензу».
На эту должность претендовали где-то 5 человек, в основном первые секретари. Но Алексей Николаевич Власов, заместитель председателя облисполклома, «встал грудью»: «Только Кондратьев может возглавить это управление». И сам расписался.
В нашем управлении работало порядка 15000 человек. В принципе, мы доходили до каждого жителя каждого села.
Мы построили в каждом районном центре Дом бытовых услуг. Я прикидывал – мы строили по объемам больше, чем Трест «Жилстрой», хотя прямого отношения к строительству и не имели.
Я загорелся идеей-фикс: построить в каждом селе на центральной усадьбе Дом бытовых услуг. Но сделать это было сложно.
Построить – еще ладно. Но нужно было еще подготовить кадры, достать оборудование, материалы, оборотные средства.
Мы создали программу строительства  системы бытового обслуживания. Я начал с того, что вытащил председателя облисполкома Виктора Карповича Дорошенко, чтобы показать ему нашу систему. Раньше никто не был вхож к такому высокому начальству. Мы ездили по городу 2 дня. Дорошенко мне сказал: «А я и не знал, что тут есть такая система».
Потом я вытащил первого секретаря обкома партии  – Федора Михайловича Куликова. С ним мы ездили 3 дня. И после того, как они поняли, что это такое – бытовое обслуживание, у меня появилась такая поддержка от первых лиц, которой раньше ни у кого не было.
Министром бытового обслуживания РСФСР был в те годы Иван Григорьевич Дуденков. Очень хороший мужик был, очень сильный министр. Сам он отсюда, из Сердобского района.
Мы  с Дуденковым были в очень хороших отношениях. Я у него бывал дома, на даче. Он был мне как старший товарищ. От него поддержка шла колоссальная.
Вообще, личный контакт раньше все решал. Не деньги, как сейчас, а личный контакт.
Мы начали выполнять свою программу. За 2,5 года мы построили на центральных усадьбах 250 Домов бытовых услуг. Центральные усадьбы – это главные объединяющие здания нескольких небольших сел. Практически во всех хозяйствах у нас были Дома бытовых услуг. А в районных центрах были большие «головные» дома.
Мы доходили до каждого. Мы знали – у тебя в селе такой-то холодильник, такой-то телевизор. Карточку заводили на каждого человека.
* * *
Года 4-5 я проработал там. Потом меня пригласил к себе председатель облисполкома Дорошенко и сказал: «Будешь моим заместителем».
А я на тот момент еще не закончил свои дела по строительству Домов бытового обслуживания. Я знал, что никто, кроме меня, не сможет их закончить – слишком большие у меня были связи в Минэкономики, в Минфинансов, в области.
Я стал объяснять, что еще не все дела закончил. Дорошенко подводит меня к окну и показывает: «Вон, я тебе уже машину пригнал».
А у меня еще с Борисом Федоровичем  Зубковым отношения были не ахти. «Ты только мне будешь подчиняться», – успокаивал Дорошенко.
Потом Куликов позвал меня к себе, показал мне проект решения бюро обкома партии. Там уже стоит «заместитель председателя облисполкома А. А. Кондратьев».  
«Смотри, – прямо сказал мне Куликов. – Сколько мне лет? Я тебе в отцы гожусь. Дорошенко и Щербаков – тоже. Я хочу еще поработать.
Значит, кто-то из «пенсионеров» должен уйти. Обязательно должен быть кто-то молодой. Или молодой первый секретарь при старом председателе обкома, или наоборот».
Поговорили мы, и Куликов дал мне полгода на доделывание всех дел. Так в тот день бюро обкома отложило вопрос о моем назначении заместителем председателя облисполкома.
Продолжение следует.

Фото из личного архива А. Кондратьева

Прочитано 1228 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту