Самое читаемое в номере

Стратегические бомбардировки Германии союзниками

A A A

Рассказывает историк Юрий Ган.

В этом году исполнилось 80 лет с начала Великой Отечественной войны. Но до сих пор ломаются копья по вопросу о том, насколько сыграли роль в нашей Победе над фашистской Германией действия западных союзников, в том числе стратегические бомбардировки городов Германии их авиацией. Попробуем еще раз поразмышлять об этом.
Все началось летом 1941 г., когда высшее руководство гитлеровской Германии испытывало эйфорию от стремительного наступления на советско-германском фронте, а высшее руководство СССР, наоборот, находилось от этого в слегка шоковом состоянии.
9 июля 1941 г. командующий Бомбардировочным командованием ВВС Англии маршал авиации Пейрс получил директиву, в которой говорилось о необходимости направить основные усилия на «дезорганизацию системы коммуникаций и подрыв морального духа населения Германии в целом, и рабочего класса в особенности».
Нет, конечно, когда в 1939-40 гг. шла «битва за Англию» английские бомбардировщики пытались бомбить территорию Германии в качестве оборонительных мер, но все эти немногочисленные налеты небольшим количеством сил (около 60 самолетов за один налет), по сути дела, никакого успеха не имели.
Правда, был неплохой пропагандистский эффект: немцы занервничали, а служба госбезопасности СД зафиксировала первые анекдоты про командующего люфтваффе (немецких ВВС) Геринга. Важно то, что это заставило немцев наращивать силы и средства на западном направлении. Если до этих налетов против ночных бомбардировщиков англичан действовала всего одна авиагруппа ночных истребителей (равнозначная нашему авиаполку) и один зенитно-прожекторный полк, то к концу 1940 г. 1-я ночная истребительная дивизия люфтваффе насчитывала 6 зенитно-прожекторных полков и уже 5 ночных истребительных авиагрупп (по нашему – почти две истребительных дивизии).
А вот теперь, с лета 1941 г., когда фашистская Германия напала на СССР, Англия от обороны переходила в наступление.
Всю вторую половину 1941 г. английские бомбардировщики по ночам совершали регулярные налеты на железнодорожные узлы и промышленные центры индустриального сердца Германии – Рурского бассейна, который находился в Западной Германии. Наиболее успешными оказались налеты на Кёльн, так как он был близко от английских аэродромов и легко обнаруживался с воздуха. В то же время ни один из крупных заводов города не был выведен полностью из строя более чем на месяц. В других местах достигнутый эффект был еще меньше.
Дезорганизовать работу коммуникаций и предприятий на западе Германии англичанам во второй половине 1941 г. не удалось, а потери бомбардировщиков выросли почти до 5% от числа участвующих в налете. Аэрофотосъемка пораженных объектов, проведенная англичанами в сентябре 1941 г. высотными разведчиками «Спитфайр», показала, что только один из 10 самолетов приближался к цели на расстояние ближе 8 км.
Результат: восторженные отчеты экипажей об успешно проделанной работе и слегка разрушенные города Германии в реальности.
Но один плюс уже был: осенью 1941 г. 1-я ночная истребительная дивизия люфтваффе была развернута в авиационный корпус, а число зенитно-прожекторных полков выросло с 6 до 10. Более того, немцы активно стали размещать на западе Германии новые РЛС для обнаружения английских самолетов и наведения на них своих истребителей, тем самым отвлекая радиотехнические заводы на их производство. Всего было размещено не менее 80 РЛС.
Англичане тоже сделали нужные выводы. К февралю 1942 г. 200 бомбардировщиков были оборудованы бортовыми навигационными приборами «Джи», которые облегчали выход на цель с помощью наземных станций. Однако дальность действия прибора составляла всего 550-650 км, что ограничивало бомбардировки целями лишь в западной части Германии.
Кроме этого, чтобы успешно вести воздушное наступление на Германию, необходимо было иметь много бомбардировщиков. А вот с этим было туговато. К февралю 1942 г. Бомбардировочное командование ВВС Англии насчитывало всего 378 исправных самолетов, включая всего 69 тяжелых бомбардировщиков. Через год численность парка выросла всего на 200 самолетов, и только к весне 1943 г. численность бомбардировщиков была доведена до 800 штук.
Но если наращивание числа самолетов шло медленно, то бомбовая нагрузка самолетов выросла на 70% за счет принятия на вооружение новых тяжелых бомбардировщиков, число которых достигло двух третьих от общего количества. Одновременно англичане создали мощные бомбы «кекс» (1,8 т) и «суперкекс» (3,6 т).
14 февраля 1942 г. Бомбардировочное командование получило приказ начать новый этап воздушного наступления на Германию в течение 6 месяцев, а через 6 дней его командующим стал маршал авиации Артур Харрис. Харрис, исходя из опыта первых бомбардировок, сделал вывод: бомбить точечные цели (авиационные, шарикоподшипниковые, нефтеперерабатывающие и иные заводы) по ночам (а днем англичане не летали, опасаясь больших потерь) ничего не даст. Поэтому необходимо направить усилия на разрушение крупных промышленных городов Германии, т. е. бомбить по площадям.
По его мнению, это затруднило бы ведение войны Германией и подорвало бы моральный дух немцев. В результате, исходя из дальности действия приборов «Джи», было решено сосредоточиться на крупнейших промышленных центрах Рурского бассейна – городах Эссен, Дуйсбург, Дюссельдорф и Кёльн.
Пока стояла плохая погода, решили отработать новую тактику на близкой цели. Выбор пал на завод «Рено» близ Парижа. В этом налете использовалась тактика «поток самолетов» из трех эшелонов: первый состоял из тяжелых бомбардировщиков, второй – из средних, третий – из тяжелых бомбардировщиков, несущих бомбы весом 2 т. Впервые широко использовались зажигательные бомбы, а цель подсвечивалась светящимися бомбами.
В ночь на 4 марта 1942 г. 235 бомбардировщиков нанесли удар. Эффект оказался исключительно успешным: было серьезно повреждено 12% заводской площади, уничтожено и повреждено 20% станков. Однако нужно заметить, что и в этом случае через несколько месяцев завод достиг прежнего уровня производства.
Опыт был признан успешным, и была определена следующая цель – Эссен, в котором находились крупнейшие металлургические заводы Круппа. В ночь на 9 марта 1942 г. 211 бомбардировщиков нанесли первый удар по городу, а затем в течение марта было совершено еще три налета.
Однако в целом эти налеты оказались неудачными: заводы Круппа не пострадали, так как большинство бомб упало на южную окраину города. Налеты на другие города были более успешными, но самым удачным оказался налет 234 бомбардировщиков на Любек, в ходе которого были полностью разрушены 80 га жилой застройки, центральная ГЭС, много заводов, три недели полностью не работали порт и железнодорожный узел.
Мартовские налеты выявили неожиданную проблему: прибор «Джи» оказался пригоден лишь для навигации (вывод в зону цели и возвращение домой), а вот опознать цель он не мог – требовалось визуальное опознание цели, что в условиях ночи, ослепляющего фактора осветительных бомб и многочисленных пожаров сводило на нет точность попадания. Специальные бомбы для целеуказания у англичан появятся, но только через 10 месяцев.
Кроме этого, возник спор по поводу того, какие бомбы использовать: штаб ВВС настаивал на использовании зажигательных бомб, маршал Харрис – фугасных. Приняли компромиссное решение: 2/3 боезапаса составляли «зажигалки», остальное – мощные «фугаски» весом 1,8 и 3,6 т. Прав оказался штаб ВВС: если 1 т «фугаски» опустошала 0,7 га застройки, то 1 т «зажигалок» – 1,3 га.
В апреле 1942 г. самыми удачными оказались четыре налета на Росток в ясные лунные ночи. 468 самолетов при потере всего 12 из них сильно повредили авиазавод Хейнкеля, свыше 70% зданий старой части города были разрушены, погибли и были ранены 6 тысяч человек.
В этом месяце англичане провели эксперимент, решив осуществить дневной налет новым бомбардировщиком «Ланкастер». 17 апреля 12 самолетов отбомбились по заводу дизелей в Аугсбурге. Ценой потери 7 самолетов вывели из строя всего 3% станков. Налет признали неудачным, и дневные налеты больше не совершали.
bombs2В мае Харрису пришла в голову идея осуществить массированный налет силами 1000 самолетов (до этого в среднем в одном налете участвовало 228 самолетов). Для операции «Миллениум» собрали самолеты со всей Англии, включая учебно-тренировочные части. В ночь на 30 мая 1046 бомбардировщиков обрушили свой груз на Кёльн.
Эксперимент полностью удался: при потере 3,9% самолетов (41 штука) были разрушены или серьезно повреждены 250 заводов, около 28 тысяч зданий, убито и ранено 5,5 тысяч человек. Зданий было разрушено столько, сколько за все предыдущие налеты во всех городах Германии.
bombs3Это был провал немецкой ПВО. Вся тысяча бомбардировщиков прошла узким коридором в 30 км, поэтому вылетели отражать налет всего 25 немецких истребителей, дежуривших в этой зоне, а сотни пилотов и радиооператоров беспомощно ожидали команды на старт, которая так и не поступила.
Однако в силу того, что все время англичанам собирать такие силы было невозможно, в 1942 г. были осуществлены еще только два таких налета – на Эссен и Бремен.
В конце октября 1942 г. воздушное наступление на Германию в целом было временно прекращено. На то были две причины. Во-первых, вся авиация союзников переключалась на обеспечение высадки войск союзников в Северной Африке, которая осуществилась в ноябре 1942 г. Во-вторых, стали нарастать потери, которые в двух налетах достигли 10% (на 40 т сброшенных бомб приходился один сбитый бомбардировщик).
Итоги 1942 г. были не теми, которые ожидались. Как признавал У.Черчилль, 100 рейдов, включая 17 массированных налетов, не снизили темпы промышленного производства и не подорвали моральный дух немцев. Да и неудивительно – было сброшено всего 53755 т бомб. Но налеты отвлекли силы немцев, в том числе и от советско-германского фронта.
bombsВ мае 1942 г. на западе Германии было сформировано уже три авиационных дивизии. Если в марте 1942 г. на западе действовало 254 ночных истребителя, то в декабре – уже 363 истребителя. Только в службе связи работало 30 тыс. человек, не говоря о других службах.
В январе 1943 г. на конференции в Касабланке Англия и США договорились о совместных действиях в воздушной войне против Германии. Это кардинально меняло ситуацию – в воздушное наступление против Германии вступала 8-я воздушная армия США, оснащенная сотней великолепных бомбардировщиков В-17 «Летающая крепость» и В-24 «Либерейтор», которые имели большую дальность действия (соответственно 2700 и 4500 км) и большой боезапас (2,7 и 5,8 т соответственно). Все они были оснащены самыми совершенными на тот период бомбоприцелами «Нимрод».
Определили цели бомбардировок: на первом месте – верфи для подводных лодок, на втором – авиазаводы, затем транспорт, нефтеперерабатывающие заводы и заводы по производству синтетического горючего. Было решено, что американцы будут бомбить днем, а англичане – ночью.
В свою очередь, хорошо подготовились и англичане. Численность бомбардировщиков была доведена до 1088 штук, которые получили новую радиотехническую систему самолетовождения «Гобой» и великолепный радиолокационный прицел H2S. Для борьбы с РЛС было придумано отличное средство: дипольные отражатели (узкие полоски металлизированной бумаги).
Немцы тоже активно готовились: на 1 марта 1943 г. только ночных истребителей стало почти в два раза больше – 552 самолета. Учитывая, что на тот момент Германия имела всего 2521 боеспособный самолет, становится понятно, что немцам ох как бы пригодились эти самолеты на Восточном фронте, где Красная Армия начала мощное наступление после Сталинградской битвы.
bombs4Новая битва за Рур началась 5 февраля 1943 г. А в ночь на 6 марта 1943 г. 450 английских бомбардировщиков сбросили на многострадальный Эссен свыше 1000 т бомб. До 1 мая было осуществлено еще три таких налета. Значительная часть города превратилась в руины, а металлургические заводы Круппа были сильно разрушены. Всего до 29 июня англичане совершили 52 массированных налета на города промышленного Рура и в других местах.
А в ночь на 17 мая англичане совершили знаменитый налет на плотины на реках Рура, которые обеспечивали водой электростанции Рура. В результате разрушения плотины на Мёне от наводнения погибло свыше 1000 человек, разрушено несколько электростанций, потеряна половина запаса воды водохранилища, что привело к дефициту электроэнергии для промышленных предприятий.
Немцы пытались сорвать эти налеты, непрерывно увеличивая силы ПВО: к июлю здесь действовало 729 только ночных истребителей, не считая дневных. Союзники начали нести большие потери: только англичане потеряли 628 самолетов (один бомбардировщик успевал сделать 20 вылетов).
Американцам было не слаще: их бомбардировщики действовали днем без сопровождения истребителей, поэтому несли еще большие потери. Кроме этого, началась подготовка к вторжению во Францию, и необходимо было завоевать господство в воздухе. В результате союзники разработали операцию «Пойнтблэнк» по уничтожению предприятий, ориентированных на производство истребителей.
Основную тяжесть по операции «Пойнтблэнк» взяли на себя американцы. Однако снизить производство истребителей Германии не удалось. В октябре 1943 г. операцию приостановили вследствие тяжелых потерь американцев. Так, в августе при ударе по единственному немецкому подшипниковому заводу в Швайнфурте и авиазаводу в Регенсбурге из 376 В-17 был потерян 71 самолет (11%).
Однако и бомбежки по площадям не отменялись. В конце июля – начале августа 1943 г. четыре массированных налета англичане и 3 дневных налета американцы осуществили по Гамбургу, где производилось до 45% подводных лодок Германии.
bombs6Город был разрушен: уничтожен 61% жилых зданий и 580 предприятий, погибло до 55 тыс. человек. Если раньше в месяц здесь выпускалось 8-9 подлодок, то после бомбежек – 2-3. Производство жидкого топлива упало на 40%.
С ноября 1943 г. начались массированные налеты на Берлин, продолжавшиеся до марта 1944 г. Всего англичане совершили на город 16 массированных налетов, потеряв 537 бомбардировщиков. В Берлине погибло 6,2 тыс. человек, было разрушено зданий на площади 9 кв. км.
После появления дальних истребителей прикрытия американцы возобновили удары по авиационным заводам. Кульминацией операции «Пойнтблэнк» стали 6 дней и ночей февраля 1944 г. беспрерывных бомбежек городов с авиазаводами. На них было сброшено 16506 т бомб. В апреле 1944 г. операция была прекращена, так как вся авиация союзников переключилась на обеспечение открытия второго фронта в Нормандии.
Всего за 1943 г. только англичане сбросили 135 тыс. т бомб. В свою очередь, американцам в ходе дневных налетов удалось значительно повредить 14 заводов по производству истребителей.
27 августа 1944 г. начался новый этап воздушного наступления союзников – удары по заводам жидкого топлива и коммуникациям. Удары стали более мощными: только в октябре 1944 г. было сброшено 42246 т бомб. Основную нагрузку несли американцы – 75% вылетов по заводам горючего.
В результате к сентябрю 1944 г. производство жидкого топлива в Германии упало до 16% от прежнего уровня (со 107 тыс. т упали до 17 тыс. т), а авиационного топлива – до 3% (со 175 тыс. т до 5 тыс. т)! К декабрю 1944 г. производство жидкого топлива еще больше упало, а авиационный бензин практически не производился. В результате ударов по коммуникациям число вагонов в Германии упало с 900 тыс. до 214 тыс. штук, что срывало военные перевозки.
Всего за 1944 г. на Германию было сброшено 680 тыс. бомб, а четыре пятых городов с населением св. 100 тыс. человек разрушены.
В феврале 1945 г. был полностью разрушен Дрезден. За 4 месяца 1945 г. на Германию было сброшено 340 тыс. бомб. Господство в воздухе на Западном фронте было окончательно достигнуто. К началу 1945 г. ВВС Германии практически перестали существовать как вид вооруженных сил.
bombs5Всего за войну авиация союзников сбросила на Германию 2,7 млн т бомб, которые уничтожили 20% всего жилого фонда Германии, погибло 300 тыс. жителей.
Так какое это имело значение для нашей Победы над Германией?
Традиционно считается, что массированные бомбардировки Германии не привели к подрыву военной промышленности Германии. Это факт: до осени 1944 г. немецкая промышленность наращивала производство танков, орудий и самолетов.
Отсюда делается вывод о том, что для Красной Армии, где шли в основном сухопутные сражения с применением танков и орудий, эти бомбардировки не имели никакого значения. Но это не совсем так.
Во-первых, самым эффективным оружием немцев против мощной брони советских танков с самого начала войны было 88-мм зенитное орудие. Так вот, пытаясь спасти свои города, немцы сосредоточили в системе ПВО Германии в 1943 г. 10 тысяч таких орудий. Как писал в своих воспоминаниях после войны рейхсминистр вооружения и военного производства Германии Альберт Шпеер, «а ведь их можно было использовать в России против танков».
Не надо забывать, что 1943 г. – это время танковых сражений на Курской дуге и крупных наступательных операций Красной Армии. Представьте, что большинство этих орудий оказалось бы на Восточном фронте, и тогда исход наших операций мог быть совсем иным.
Во-вторых, немцам приходилось все время наращивать силы авиации на Западном фронте, тем самым отвлекая их от Восточного фронта. В 1941 г. немецкая авиация захватила полное господство в воздухе на Восточном фронте, что сыграло важную роль в победах вермахта летом 1941 г. И немалую роль в этом сыграла не только высокая выучка немецких летчиков, но и тот факт, что 65% всей авиации люфтваффе было сосредоточено против Красной Армии.
А дальше картина начала меняться. К концу 1944 г. на Восточном фронте воевало 32%, а на Западном фронте и в ПВО Германии – 68% авиации Германии. В советской историографии утверждается, что в это время советская авиация завоевала полное господство в воздухе.
А представьте, что все самолеты, задействованные в борьбе с бомбардировщиками союзников, оказались бы на Восточном фронте? Легко ли было бы Покрышкину, Кожедубу, Речкалову и другим нашим асам завоевывать это господство в воздухе?
В-третьих, хоть производство военной техники, включая боевые самолеты, в Германии и росло до конца 1944 г., одновременно катастрофически росли и потери немецкой авиации на Западном фронте, где в небе Германии шли ожесточенные воздушные сражения.
Если в 1942 г. немцы, по данным немецкого исследователя Ганса Румпфа, потеряли на Западном фронте 5 тыс. истребителей, то в 1943 г. уже 10660 истребителей.
Если в 1942 г. потери немецкой авиации на советско-германском фронте составляли 52% от всех потерь люфтваффе, то в 1943 г. – всего 32%!
В 1944 г. немцы потеряли на Западном фронте 14300 истребителей, а потери люфтваффе на этом фронте достигли 75% от общего числа потерь.
Причем рост производства истребителей мало сказывался на советско-германском фронте, так как в боях в небе Германии немецкая истребительная авиация перемалывалась с огромной скоростью. Учитывая, что немцы потеряли здесь свыше 14 тысяч самолетов, а их ежемесячный состав авиации на западе равнялся 1400 истребителям, то видно, что ежемесячно состав истребительной авиации полностью менялся.
В-четвертых, уже к концу 1943 г. в ПВО Германии служило около 2 млн. человек, включая 900 тысяч в зенитной артиллерии. Зная о постоянной хронической нехватке живой силы Германии на советско-германском фронте, нетрудно предположить, какой исход могли бы иметь «десять сталинских ударов» в 1944 г., если бы миллионы этих солдат оказались на Восточном фронте.
Да, нужно признать, что стратегическими бомбардировками выиграть войну с Германией было невозможно. Победа могла быть добыта только в сухопутных сражениях, а в этом случае решающую роль Красной Армии отрицать невозможно, так как вермахт был перемолот именно на Восточном фронте (из 5,3 млн убитых немцев на Западный фронт приходится лишь 340 тысяч, или 6,4%).
Но представим, что союзники не бомбят Германию. Тогда огромные ресурсы, брошенные немцами на защиту своих городов, были бы направлены против Красной Армии.
Наверное, мы бы победили в итоге, но не 9 мая 1945 г., а в году этак 1946 или даже 1947 г. И сколько еще миллионов советских солдат сложили бы свои головы в боях с вермахтом?
Ну и не забываем, что немцы стояли на пороге создания атомной бомбы. И что было бы тогда, если бы война затянулась, легко представить.
Нужно просто признать, что сухопутная мощь СССР была серьезно усилена военно-воздушной и военно-морской мощью США и Англии, что ускорило победу и сохранило миллионы жизней советских людей. Мы разгромили сухопутную армию Германии, а союзники – авиацию Германии. И это не считая помощи союзников в рамках ленд-лиза и самого факта открытия Второго фронта в Европе.
Не зря же 29 февраля 1944 г. сэр Артур Харрис, британский маршал авиации, указом Президиума Верховного Совета СССР был награжден орденом Суворова I степени.

Юрий Ган, учитель истории
станица Динская Краснодарского края

Прочитано 874 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту