Встреча в веках

A A A

Более двух столетий отделяют письмо Ивана Бецкого, личного секретаря Екатерины II, от дня его написания до года обнаружения в Лермонтовской библиотеке Пензы. Точнее, 248 лет. Иван Иванович Бецкой, внебрачный сын последнего русского боярина Ивана Юрьевича Трубецкого (отсюда и усеченный вариант фамилии), адресовал дошедшее до нас послание находившемуся в отставке обер-прокурору Святейшего Синода и генерал-прокурору Сената времен императрицы Елизаветы Петровны Якову Петровичу Шаховскому 15 июня 1767 года.

Писал не сам. У высоких особ для этих дел был писарь.
Но подпись собственноручная – Иван Бецкой:
«Милостивый государь мой князь Яков Петрович, видя из письма вашего сиятельства, что увеселяетесь в приятных местах и плодами трудов ваших уготованных под тенью дерев с удовольствием упражняетесь в чтении; не удивляюсь, что третья часть плана воспитательного дома угодность у вас заслужила, тем наипаче побуждает меня поспешать присылкою и второй части. Сколько же мне ни ласкательны особливые вашего сиятельства приязни, но самолюбие мое еще далее простирается и сугубое удоволствие ощутить, когда угоден быть могу и ея сиятельству княгине. Того для прилагаю при сем любезным детям вашим экземпляр устава и разсуждении кадетского корпуса с генеральным учреждением о воспитании юношества, физические примечания и изъяснении иконологическим изображениям; желал бы чтобы чтением оного хотя вовремя праздных часов, им некоторую пользу принести могло. В протчем с моим почтением навсегда пребуду вашего сиятельства милостивого государя моего покорнейший слуга Иван Бецкой».  
 Тон письма отражает не столько возрастную дистанцию (Бецкой и Шаховской – ровесники, Иван Иванович родился в 1704 г., а Яков Петрович в 1705 г.), сколько разный политический вес корреспондентов.

beckoy

Яков Шаховской – известный политик, настоящий «тяжеловес», всего лишь год как ушедший в отставку.
Иван Бецкой – человек из свиты свергнутого Екатериной 5 лет назад мужа, императора Петра III, только делавший первые самостоятельные шаги в большой политике.
В 1767 г. Бецкой – ближайший советник императрицы по вопросам воспитания. На его личном счету – открытие Московского воспитательного дома, Смольного института благородных девиц (1764). И что немаловажно – организация в январе-феврале 1763 г. празднеств в честь восшествия на престол Екатерины II под помпезным названием «Торжествующая Минерва», призванных восславить начавшийся Золотой век России.  
Почему Бецкой пишет Шаховскому?
По решению Екатерины II Яков Петрович в 1763 г. был одним из немногих вельмож, что читал доклад Бецкого императрице о создании Московского воспитательного дома и давал на него, говоря современным языком, экспертную оценку.
Идея воспитывать брошенных детей  в специальном учебном заведении (таковые в Европе уже существовали) Якову Петровичу понравилась, и он поддерживал воспитательный дом своим авторитетом и деньгами. В 1768 г., например, Шаховской пожертвовал на его нужды 500 рублей (по тем временам большие деньги).
Ивану Бецкому такая поддержка Шаховского (при неоднозначном отношении дворянства к Воспитательному дому) была крайне необходима.
Вторая и третья часть плана воспитательного дома, упоминающиеся в письме, это, по сути, вторая и третья часть его Устава.
В них «показано к чему обязаны начальники, воспитатели сего дома и коим образом узаконения точно исполнены быть могут, а также изображены должности подчиненных и способы воспитания, сходного с намерением, с которым сие учреждение последовало».
Бецкой представил их императрице летом 1767 г. Верная себе, она дала прочесть вторую и третью часть Устава своим ближайшим соратникам. Фамилия Шаховского среди них в работах историков не упоминалась.
beckoy2Найденное письмо позволяет говорить, что среди лиц, читавших вторую и третью часть Устава воспитательного дома (по повелению Екатерины II или по личной инициативе Бецкого) еще до их официального опубликования в августе 1767 г. был и Яков Петрович Шаховской.  
Воплотить в жизнь замысел воспитательных домов не удалось. Московский воспитательный дом, как и другие воспитательные дома в России, стал не домом жизни, а домом смерти.
По подсчетам историков, из 40600 его воспитанников к началу 90-х годов XVIII века в живых осталось 4072. Дети голодали, их били до смерти и обворовывали. Чтобы отучить детей брать лишние куски со стола во время обеда, по приказу директора воспитательного дома Гогеля воспитанникам зашивали карманы.
Хотели как лучше, а получилось, увы, как всегда. Губернская реформа Екатерины II переформатировала воспитательные дома: их целью стало не воспитание детей, а их призрение.
Письмо И. И. Бецкого обнаружено в книге, содержащей под одной обложкой Устав императорского шляхетного сухопутного кадетского корпуса, рассуждения Бецкого о плане его преобразования (Иван Иванович руководил корпусом) и ставшее сегодня классическим бецковское «Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества».
Здесь же фрагменты из сочинений писателей о воспитании детей (в письме – «физические примечания») и объяснения к рисункам Устава кадетского корпуса («иконологические изображения»). Это позволяет утверждать, что письмо И. И. Бецкого было сопроводительным к данной книге.
Писатели XVIII века многословны, поэтому их цитирование – не для газетной полосы.
Коротко же суть педагогических инноваций Ивана Бецкого наш земляк историк Василий Ключевский описал так: «Задачею воспитания стало создать новую породу людей, новых отцов, новых матерей, не похожих на предшествовавших. Эти мысли пропали бесследно, но французская философия привила особую манеру мышления в способе оценки исторической действительности».
Некоторые фрагменты посланной книги любопытны: «Кто оскорбляет беременную женщину, тот рода человеческого злодей»; «Лучше младенцу учится ходить самому собою, а не на помочах, от которых, кажется, нет пользы»; «Искусство воспитателей в том состоит, чтоб, не препятствовать детям в увеселении, отводить их без насилия и с ласкою от всего, что вредить может».
Иван Бецкой, как следует из текста письма, посылая книгу, стремился угодить супруге Якова Шаховского княгине Евдокии
Егоровне, урожденной Фаминцыной, и их
детям, один из которых Алексей  Яковлевич Шаховской, станет наследником усадьбы, где в 1767 г., в год получения письма, живут Шаховские. Располагалась усадьба в подмосковном селе Фуниково.
Как же книга из этой подмосковной усадьбы с вложенным в нее письмом Бецкого попала в Лермонтовскую библиотеку?
Возможный, не противоречащий фактам маршрут ее движения таков.
После смерти в 1791 г. А. Я. Шаховского владельцем фуниковской усадьбы стал его двоюродный племянник Борис Григорьевич Шаховской, генерал, служивший при Суворове. Затем из-за долгов усадьба была продана.
Ее новым владельцем в 1806 г. стал князь Иван Оболенский. В это время скорее всего библиотека Якова Шаховского, как фамильная ценность, перешла дочери Бориса Григорьевича Елизавете Борисовне Шаховской, первой супруге внука Якова Петровича – Петра Федоровича Шаховского (1773-1841).
Одно из его поместий находилось в Инсарском уезде Пензенской губернии. От Петра Шаховского библиотека знаменитого предка досталась, вероятно, его дочери княгине Александре Петровне Шаховской, в замужестве Голицыной.
Дочь княгини Анна Сергеевна Голицына (1853-1916), также пензенская помещица, в 1909-1912 годах сделала самое крупное пожертвование книг (2020 томов) в пензенскую общественную библиотеку имени М. Ю. Лермонтова.
Среди них, стоит думать, оказалась и книга с письмом Ивана Ивановича Бецкого. Ее инвентарный номер соответствует инвентарным номерам библиотеки начала XX века.
Догадку подтверждает и то, что в Лермонтовской библиотеке хранится еще ряд книг XVIII века, имеющих автографы самого Якова Петровича Шаховского. Несомненно, они из той же самой усадебной библиотеки Шаховского, что и книга с письмом Бецкого.
Французский историк Марк Блок любил повторять, что история – это встреча людей в веках.
Держа в руках письмо И. И. Бецкого, понимаешь это более чем ясно. Сподвижник Екатерины II, ее министр образования – твой собеседник.
Письмо, что держишь в руках, держали руки человека, лично знакомого с императрицей. Письмо писал человек, о котором говорят в учебниках истории, о котором пишут книги и защищают диссертации. В это трудно поверить, но это факт.
Настоящее путешествие во времени, но без машины времени.
Дмитрий Мурашов,
ученый секретарь областной библиотеки
им. М. Ю. Лермонтова

Прочитано 1016 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту